Меню
Главная
Авторизация/Регистрация
 
Главная arrow Политэкономия arrow Экономическая история

Специфика развития культур и этносов, предшествующих Древнему Риму

Этруски (туски) – латинское имя народа, который греки называли тирсенами (от этих корней происходят и современные геонимы – Тирренское море, Тоскана, а также Этрурия – королевство, которое в 1801–1807 гг. создал Наполеон на основе тосканского герцогства), самоназвание – расены (rasna).

К VIII в. до н.э. формируется их этническая первооснова, в которой частично просматриваются автохтоны севера Апеннин (в том числе культура Виллановы). Естественные границы ядра этрусских земель – реки Арно на севере и Тибр на юге. Истоки обеих находятся в горах близ Ареццо, откуда они затем расходятся в противоположных направлениях: Арно идет на запад к Пизе, а Тибр на юг, к Остии. Расстояние между устьями обеих рек, впадающих в Тирренское море, составляет более 300 км.

Вплоть до VI в. до н.э. на берега Тирренского и Адриатического морей направляется поток переселенцев из Греции и Анатолии. Их колонии вовлекают местное население в материальный обмен.

Уже к концу VII в. до н.э. родоплеменное заселение развивается до стадии племенной федерации. Возникает Двенадцатиградье, или Союз двенадцати городов. Экономика каждого из этих полисов опиралась на самообеспеченность основными жизненными благами и факторами их производства. Помимо местного сорта полбы этруски впервые стали культивировать овес. Удачных результатов добились и в льноводстве; из льняной нити делали даже панцири.

Алфавит этрусков, созданный на основе эвбейского варианта греческого алфавита (его использовали в Кумах, колонии близ Неаполя), послужил основой латинского. Большинство из 10 тыс. образцов письменности этрусков – краткие надписи, и поэтому из всего языка расшифровано лишь 150 слов.

Выход к морю создал предпосылки развития морского судоходства – базиса расширения товарообмена, а также пиратства. В эту эпоху этрускам на Средиземном море противостояли греки и карфагеняне. Без привозного олова бронзолитейное производство этрусков (Популония) не получило бы такого размаха. В раскопках не раз попадались привозные котлы. Освоение месторождений меди и железа на острове Эльба ускорило развитие металлургии и повысило качество оружия этрусков.

Ремесла у этрусков получили цеховую организацию. Римляне упоминают этрусские коллегии гончаров, плотников, ювелиров и медников. При этом уровень развития товарно-денежных отношений в прибрежных центрах был выше: в "провинции" находят медные монеты, а в городах серебряную и золотую – из привозного металла.

Монетную регалию имел каждый город, чеканя на монетах свое название и профиль покровительствующего ему божества. По греческим образцам на этрусских монетах изображали морских коньков, горгон, колеса, вазы, двойные топоры и т.п. Этруски были первыми, кто стал обозначать на монетах их номинал цифрами.

Благодаря этим надписям (соответствующим, кстати, десятичной системе счета) удалось выяснить весовое соотношение золота к серебру (15: 1) и серебра к меди (150: 1) в их эпоху.

Городские поселения, в отличие от древневосточных, не имели регулярной планировки. Четкая застройка прямоугольными кварталами обнаружена лишь в Марцаботто, этрусской колонии на р. Рено. Улицы этого города были вымощены, а вода отводилась по терракотовым трубам. По при этом Вейя и Ветулония, входящие в число 12 главных городов, были застроены простыми бревенчатыми хижинами в две комнаты либо строениями нерегулярного типа с несколькими комнатами.

Культовым связующим звеном этрусков была Вольтумна; ее общее для всех этрусков святилище (Fanum Voltumnae) находилось близ Больсены. В пантеоне этрусков были божества небесные и преисподние, добрые и злые духи. Жрецы "узнавали" их волю гаданием на внутренностях жертвенных животных.

Отраслевая ориентация городов сохранилась и после утраты этрусками независимости. О ее состоянии на 205 г. до н.э. (подготовка экспедиции в Африку консула Сципиона) можно судить по обязательствам этрусских общин. Тит Ливий пишет, что Цере предлагал зерно и другое продовольствие, Популония – железо, Тарквинии – парусину, Волатерры – корабельную оснастку. Арретий помимо 120 тыс. мер пшеницы обещал 3 тыс. щитов, 3 тыс. шлемов, 50 тыс. дротиков, пик и копий, а также топоры, лопаты, серпы и корзины. Зерно и корабельный лес шли из Перузии, Клузия и Руселл.

Зерно, оливки, вино и строевой лес, крупный и мелкий рогатый скот, овцеводство, а также охота и рыболовство доставляли этрускам жизненные средства для себя и на вывоз. Изготовленные этрусками домашняя утварь и предметы личного обихода проникали не только в Грецию, но и в северные от них регионы Европы.

Противостоя на море финикийцам (Карфаген) и грекам, этруски овладели Корсикой и рядом близлежащих островов. На суше экспансия этрусков развивалась как на север, в сторону бассейна р. По, так и на юго-восток, через Лаций в сторону Кампаньи. Здесь, за Тибром этруски и вступили на земли будущих римлян. Однако стратегической целью этрусков были не столько мелкие деревеньки, сколько выход к Кумам.

Кумы – крупнейшая в регионе греческая колония, сыгравшая заметную роль в становлении экономики и культуры этрусков, – сами стали к VII в. до н.э. центром экспансии. И хотя Кумами этрускам овладеть не удалось, дорога, "пробитая" к ним по материку, способствовала освоению межлежащих земель и ускорению их развития.

Имущественное расслоение привело к возвышению аристократии: военачальников, жрецов. Цари городов скорее всего избирались из военачальников и принимали главенство над жрецами местных культов. Выбор Рима в качестве штаб-квартиры главного этрусского военачальника (при этом деревушки вокруг Рима, как это практиковалось в Этрурии, были административно объединены с этим главным городом в Лации) предопределил историческую судьбу Великого города.

Победа, в союзе с карфагенянами, над греками в морской битве у Корсики (524 г. до н.э.) и поражение того же года на суше под Кумами принадлежат военной истории этрусков, но соотносятся с началом царского периода истории Рима, когда правящие там этрусские военачальники выступили в роли царей над латинянами. Но затем этрусское владычество в Лацио дестабилизировалось, и в 510 г. до н.э. восставшие (не исключено, что при поддержке Кум) латиняне изгнали Тарквиния Гордого.

Путь на Кумы через Тибр оказался вновь закрыт для этрусков, и в 508–507 гг. до н.э. Порсенна, царь из Клюзия, попытался вновь водворить этрусков на правление Римом. Пройдя Лаций, он столкнулся с куманцами, которые нанесли воинству Порсенны существенный урон. В дальнейшем местные племена, иногда объединяясь в союзы (см. ниже Латинский союз), свергают этрусских правителей своих земель.

Античные авторы винят поздних этрусков в "расслабляющем воздействии роскоши". С экономической точки зрения очевидно, что с отпадением зависимых территорий критически важным является иссякание всего потока благ извне, формирующего материальные предпосылки всего комплекса условий властвования.

Латины. Лацио – земли на тирренской стороне полуострова, граничащие с Этрурией по Тибру, – населяли латины.

В эпоху культуры Вилланова эти земледельческие и еще в большей степени пастушеские племена жили родовыми поселками, сохраняя черты общинного уклада. Античные историки насчитывают 30 таких общин, которые к VII в. до н.э. составили Латинский союз – федерацию, объединенную общими культами. Споры между членами союза и общие вопросы решались на союзном вече.

Одним из обычаев сабинян было периодическое разукрупнение поселений, при котором часть общины откочевывала на новое место, причем отпочковавшаяся община становилась независима от своей "метрополии". Этот способ экспансии не допускал такого укрупнения "городских" центров, которое происходило в соседней Этрурии. У латинов почти не было укрепленных городов – они жили в открытых местечках и деревнях. Крупнейшим городом в Лации была Альба-Лонга, основанная, по преданию, в середине XII в. до н.э. и ставшая в начале 1-го тыс. до н.э. центром Латинского союза.

Разложение родового устройства здесь не завершилось; нс успела выделиться и профессиональная военная прослойка. Лишь на время войны несколько соседних общин выбирали предводителя народного ополчения. Массовость и отчасти непредсказуемость для противника этого типа войска в известных случаях обеспечивает ему преимущество в обороне. Эти свои боевые качества латины успешно проявляли в длительном сопротивлении возвысившемуся Риму. Через несколько столетий крепость семьи, энергия, стойкость и благочестие сабинян, принесенные ими из своего патриархального прошлого, римляне представили как добродетели, вошедшие в них с кровью некогда покоренного ими латинского народа. От него же они переняли гадание по полету птиц.

Вольски, народ умбро-сабельского происхождения, жили к югу от латинов.

Примерно в одно время с этрусками они освоили мореплавание, благодаря чему к земледелию и скотоводству добавилось рыболовство, а затем и пиратство. Известно два города вольсков: Привернум располагался на вершине труднодоступной горы, а многолюдную Суэсса-Помециа защищало Понтинское болото. Горы служили убежищем для вольсков в период экспансии этрусков за Лирис. Когда южноэтрусский союз ослабел, вольски вернулись на земли предков и вновь стали оспаривать у этрусков господство на море.

Однако в итоге на доминирующие позиции в этом регионе вышли экономически более мощные этруски. Местные же племена (латины и их воинственные соседи, сабины) отступили на вторые, хотя не последние позиции. Этрусские Тарквинии царствовали к VI в. до н.э. и над латинами, и над частью вольсков. Но после изгнания Тарквиниев вольски отложились от Рима. Объединяясь впоследствии с единоплеменными эквами и даже с этрусками, вольски вели борьбу с республикой вплоть до IV в. до н.э., когда их поработили окончательно.

 
Если Вы заметили ошибку в тексте выделите слово и нажмите Shift + Enter
< Предыдущая   СОДЕРЖАНИЕ   Следующая >
 

Популярные страницы