Царский период Древнего Рима

В согласии с легендарной традицией, древнейший ("царский") период римской истории начался в VIII в. до н.э. и длился около двух с половиной веков.

Археологические раскопки датируют VIII в. до н.э. примитивные поселения в Лации, на холмах Палатин, Эсквилин, Целия и Квиринал. К середине VII в. до н.э. ареал обитания расширяется, и люди начинают осваивать склоны холмов и долины между ними, в том числе место будущего римского Форума. Лишь в первой четверти VI в. до н.э. люди осваивают ранее не заселенный холм Капитолий, где позже возникает крепость нового города.

Этнический состав автохтонного населения был неоднороден. Латины были индоевропейского, а сабины, возможно, лакедемоии- ского или даже персидского происхождения. Это были земледельческо-скотоводческие (причем в большей степени пастушеские) племена, отстававшие в своем развитии от этрусков. Вместе с тем, латины находились и под влиянием греческой культуры, распространявшейся с юга, от колонии в Кумах.

Общественный строй представлял собой иерархически развитую родоплеменную "военную" демократию, в которой право участвовать в собраниях и принимать решения принадлежало только мужчинам-воинам.

Иерархия органов управления была структурирована ио четкому родоплеменному признаку. 10 семейных родов (gentes) составляли общину-курию. Ее делами управлял совет старейшин (сенат), в который входило по представителю от каждого рода. В свою очередь, курии объединялись в трибы, по 10 курий в каждой. Всего триб насчитывалось три, и некоторые ученые ассоциируют каждую из них с одним из трех племен: этрусков, латинов и сабинов.

Народное собрание для решения важнейших вопросов собиралось по куриям. На куриатных комициях избирались высшие должностные лица вплоть до царя. По своему статусу царь был выборным племенным вождем, и свою роль высшего военачальника он совмещал с функциями верховного судьи и жреца.

Как и в Греции, в основе экономической организации жизни римских родов лежала общественная собственность на совместно обрабатываемую землю (ager publicus). И, как и в Элладе, разложению этих отношений сопутствовала социальная стратификация. Со временем в куриях из 10 родов стал "поставлять" старейшин только один, наиболее сильный.

Имущественная и правовая дифференцация привела к образованию трех основных свободных сословий: патрициев, плебеев и клиентов.

Патриции представляли собой родовую знать; сильнейшие патриархальные семьи, возвысившиеся среди других родов той или иной курии. Свою власть в совете старейшин они передавали фактически по наследству, лишь под формальным прикрытием механизма "выборов". Экономически эту власть патриции реализовывали, узурпируя право распоряжения главным условием производства – общественной землей.

Как и другие семейные роды, патриции довольствовались доходом от обработки земли "собственными силами". Впрочем, в патрицианских фамилиях эти функции переходят от членов семьи к наемным работникам и рабам. Дополнительный же источник дохода патрициев проистекал из их права как администраторов общинных земель распоряжаться ими в коммерческих целях. Контрагентами патрициев в этих экономических отношениях выступали два сословия – плебеи и клиенты.

Плебеи в структуре свободного населения резко отличались от патрициев по своим политическим и экономическим правам. Они не имели ни прав, ни обязанностей, связанных с общинной землей. Оказываясь в этом смысле вне общины, они не имели права на бесплатный доступ к ее обработке, но и не были обязаны ни защищать ее, ни принимать участие в народных собраниях, где помимо земельных решались и другие вопросы государственной важности.

Клиенты (клиентела) представляли собой социально зависимое сословие, которое возникло в ходе разложения родового строя латинов, сабинов и этрусков. Их патронами были представители богатой знати, которые принимали под свое покровительство, в индивидуальном либо коллективном порядке, жителей завоеванных земель, вновь пришлых, а также обедневших сородичей. В период республики клиентами стали вольноотпущенники, значительная часть плебса и целые общины в провинциях, зависимых от Рима. Эта форма продолжала существовать и в период Империи.

Сервиево законодательство (VI в. до н.э.) было, видимо, первой правовой фиксацией сословно-классовой структуры Древнего Рима. Эту задачу осуществила центуриатная реформа, проведенная шестым римским царем Сервием Туллием (578–535 гг. до н.э.).

Родовые трибы были заменены территориальными, и таким образом все население Рима было реорганизовано в составе четырех городских и 17 сельских триб.

Изменив распределение обязанностей между гражданами, Сервий Туллий ввел в состав римской общины плебеев. Если раньше по своему правовому статусу они были на положении иностранцев, то теперь наряду с патрициями плебеев допустили к участию в народных собраниях.

В составе населения Рима по имущественному цензу было выделено пять классов. К I классу были отнесены граждане, чье имущество оценивалось в 100 тыс. ассов и выше. Нижняя планка для вхождения во II класс составляла 75 тыс. ассов, в III класс – 50 тыс., в IV класс – 25 тыс. и в V класс – 12,5 тыс. ассов.

Вне классов остались малоимущие и неимущие. Их назвали "пролетарии" (от лат. "потомство"), имея в виду, что у этого класса нет иного богатства, кроме собственного потомства. Таким образом, на смену аристократии по родству пришла аристократия по богатству.

Вечевым органом самоуправления стали центуриатные комиции (comitia centuriata). Для участия в них каждый класс направлял по одному представителю от центурии (сотни), которую он выставлял в ополчение. Всего центурий было 193. Наиболее влиятельными были 18 центурий всадников (I класс) и 80 центурий пехотинцев от II класса. Поскольку на их представителей приходилось более половины общего числа голосов, то при единогласии I и II классов по какому-либо вопросу мнение других классов фактически игнорировалось. При этом, вследствие цензовой основы деления на классы, каждый делегат от наиболее имущих классов представлял меньшее количество населения.

Этимологически понятие классового деления общества восходит как раз к классам царского Рима. Иногда пролетариев относят к особому, VI классу, имея в виду, что в числе 193 центурий было пять нестроевых (столяры, кузнецы, музыканты и пр.), в формировании которых участвовали пролетарии. Но даже если их представители и присутствовали на комициях, права голоса они не имели.

Начальный период истории Рима, называемый "царским", экономически соответствует разложению патриархальных общин, не вполне еще вышедших из первобытной дикости и едва обеспечивающих себя продуктами питания. В эти века население Рима (по сути, периферийного полиса под управлением этрусков) если и захватывает пленников в бою, то предпочитает их уничтожить: ни занять, ни прокормить их нечем. По Дионисию, после одной из битв с самнитами было умерщвлено 4000 пленников.

Соответствующую стадию Египет проходит еще в додинастический период; когда за три тысячи лет до легендарного Ромула там появляется иероглиф "живые убитые", свидетельствующий о начале производительного использования даровой рабочей силы.

Рабы в Древнем Риме формируются как класс через:

  • – захват пленников в войнах и похищение их в специальных вылазках;
  • – "законное" порабощение соплеменников в различных обстоятельствах;
  • – "импорт", т.е. покупку (принятие в оплату как товара) от зарубежного продавца лиц, порабощенных тем или иным способом за пределами страны.

Исторически первой разновидностью даровой рабочей силы, видимо, были домашние рабы. Их владельцами были те семьи, в которых существовала возможность прокормить этих работников и дать им некий кров. Такие предпосылки могли возникнуть в общине только на этапе усиления имущественного неравенства.

Лишь при условии опережающего роста производства продуктов питания постепенно владельцами "домашних рабов" могли становиться и другие члены общины.

Экономика – способ ведения хозяйственной жизни, при котором конкретному труду каждого участники производства предшествует сопоставление оценок предполагаемых затрат и результатов, возможных выгод и убытков. Ни крестьянин, ни ремесленник не возьмут себе дарового раба на прокорм, если им нечем будет его занять либо если нет общественной потребности в дополнительном благе, которое может произвести этот раб.

В цивилизациях Древнего Востока, особенно в Междуречье, было больше поводов для массового использования рабов в качестве производительной силы. Каждый правитель стоял перед необходимостью проведения текущих ирригационных работ и укрепления крепостных стен. В Греции и на Апеннинах рельеф местности и обилие лесов снижали трудоемкость фортификационных работ.

Так или иначе, численность рабов и их удельный вес в общем населении растут. Дионисий Галикарнасский в середине V в. до н.э. полагал, что из 440 000 населения рабами были до 50 000 человек. Так как в составе свободного населения сосчитаны лица обоего пола всех возрастов, а подавляющее большинство рабов – мужчины наиболее трудоспособного возраста (при средней продолжительности жизни 22–26 лет), расчетная доля рабов среди занятых в материальном производстве представляется достаточно высокой.

Даже при ограниченности семейного надела у отдельных глав патриархальных семейств может, в известных случаях, возникнуть потребность в дополнительных работниках; например, при выбытии (гибели) сыновей или отсутствии таковых.

Низкий уровень агрокультуры не позволял увеличивать демографическую нагрузку на единицу обрабатываемых площадей и, соответственно, содержать значительное число рабов. Проект вызвал оппозицию со стороны патрициев. Кассию удалось провести его как закон лишь формально. В реальности он не применялся, а по окончании консульских полномочий самого Кассия обвинили в узурпации власти и казнили. Имущество семьи реформатора конфисковали, а дом разрушили. Злоба на Кассия была столь велика, что даже спустя 300 лет, в 159 г. до н.э., при очередном изменении политической конъюнктуры цензоры постановили отправить в переплавку статую Кассия, которую поставил на месте его жилища один из потомков консула.

"Законы двенадцати таблиц" предписывали казнить должников, и лишь потом их начинают продавать в рабство: сначала "внешнему покупателю" (за Тибр), а потом и своим.

Появление правовой нормы, позволяющей поработить соплеменника за невозврат долга, свидетельствует о развитии отношений частной собственности при имущественном неравенстве. Для эксплуататора этот путь приобретения даровой рабочей силы является самым необременительным: не нужно тратить средства на покупку либо дожидаться очередной военной кампании. При этом предмет ссуды, если рассматривать его цену для расчета затрат па приобретение раба, изымается не из необходимого, а из прибавочного продукта, аккумулируемого заимодавцем.

Рост долгового рабства внутри экономики отдельно взятого полиса ограничен вариантами производительного приложения рабского труда. Чтобы раб приносил наибольший экономический эффект, он должен быть занят в производстве материальных благ, например в сельском хозяйстве. По этой причине главная экономическая цель богатой верхушки состоит в отмене земельного максимума и в том, чтобы найти варианты "законной" передачи земли от одного собственника к другому.

Добиться этого политическими средствами в условиях внутри- племенной демократии проблематично. Само по себе установление принципа земельного максимума было обусловлено тем, что массовое порабощение общинников автоматически сокращало контингент потенциальных воинов, которые при нормальных условиях должны вести свое хозяйство и вооружаться за счет извлекаемых из него доходов.

Решить это противоречие, не подрывая основ собственной боеспособности, община может только за физическими границами действия своего правового поля. Это становится возможным в результате территориальной экспансии, в ходе которой земли, вновь вводимые иод эгиду победителя, и их население выводятся из числа субъектов и объектов права, действующего в центре.

Экономическое развитие Рима в царский период, видимо, носило поступательный характер, о чем косвенно свидетельствует сам факт его возвышения над соседями.

Но исторический материал этого периода крайне деформирован неоднократными "освежениями" последующих эпох. Первый составитель анналов, Фабий Пиктор, жил во время второй пунической войны и писал по-гречески. Но ни его анналы, ни последующие хроники в оригинале не сохранились, и отправной точкой общепринятой историографии Рима служат труды Тита Ливия, охватывающие период от основания Рима до 295 г. до н.э.

Так, в вышеприведенных данных имущественного ценза цифры в ассах взяты из более позднего времени. Уже само исчисление ценза в деньгах анахронично: даже в ранней республике судебные пени определялись числом голов крупного или мелкого скота. Если принять цену земли в 1000 ассов за югер, то для времен сер- виевых реформ цифры должны быть в пять раз меньше.

Хотя благодаря раннему освоению моря экономика регулярно пополняла приток ценностей за счет торговли, а также пиратства, основными источниками жизненных благ были земледелие и животноводство. Соответственно, именно в отношениях земельной собственности закладывались сущность социально-экономического строя и его противоречия.

Изначально земля, совместно обрабатываемая общинниками {ager publicus), была в их общественной собственности. Известны три варианта ее последующей приватизации:

  • – продажа пастбищных участков с торгов;
  • – передача небольших (первоначально два югера) наделов гражданам, или assignatio;
  • – закрепление прав бессрочного пользования участком, или occupatio.

Займища, имевшие статус владения {possessio), не поступали в квиритскую собственность, хотя могли переходить по наследству или продаваться. На них также могли производиться насаждения и возводиться постройки.

 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >