Кризис Римской империи

Набеги варварских племен и сепаратистские устремления провинций не были непосредственной причиной распада империи. Он явился ближайшим следствием глубокого кризиса надстройки, которая оказалась неспособной мобилизовать силы для защиты границы от посягательств и обеспечить территориальную целостность государства.

Однако конечная "вина" в распаде империи упирается не в институциональный фактор (в противном случае избежать распада можно было бы с помощью институциональной реформы), а в экономический базис.

Здесь выделяется ряд критических точек:

  • – кризис рабовладельческих отношений: рост цены на рабов, обусловленный исчерпанием этого ресурса относительно даровой рабочей силы, резко снизил доходность их использования в сельском хозяйстве. При этом колонат не смог дать экономически эффективную замену рабам на латифундиях, в то время как римская община не могла быть регенирована как институт в силу уже давно состоявшегося распада самих родоплеменных основ ведения коллективного хозяйства и распределения;
  • – рост ремесел в провинциях сократил разрыв в уровнях развития производительных сил и усилил их экономическую независимость от центра. При этом, особенно в Европе за пределами лимеса, схожие процессы происходят и в ходе контактов с соседними "варварскими" племенами. Это сопровождается инфильтрацией самих варваров в состав населения провинций, пополняя ресурсы рабочей силы.

Стихийно складывающееся экономическое районирование Римской империи находит отражение в попытках решить проблемы путем тех или иных форм институционального раздела. Первый такой раздел состоялся в 293 г. при Диоклетиане, последний через 102 года, в 395 г., с которого начинается раздельный отсчет исторического времени Западной и Восточной империй.

Реформы Диоклетиана и Константина

Реформы императоров Диоклетиана (284–305 гг.) и Константа Великого (306– 337 гг.) в экономической и социальной сферах представляют собой преемственную линию политики, предпринятой ими в попытке остановить развитие кризиса, который охватил и экономический базис, и политическую надстройку империи. На фоне того, что в других областях политики меры Диоклетиана и Константина кардинально различались, общность их взглядов на решение экономических вопросов подчеркивает объективную необходимость предпринятых ими мер.

Жесткий режим домината (неограниченная монархия но типу восточных деспотий), установленный Диоклетианом, соответствовал содержанию средств, которые император избрал для стабилизации разрушающейся экономики и общества. Курс был взят на закрепощение на своих "рабочих местах" населения, производящего материальные блага, а также задействованного в рутинных экономических функциях (сбор налогов).

Средством фактического закрепощения лично свободных граждан стала новая налоговая система. В ее основу был положен принцип кадастрового учета плательщиков. Для составления этих исходных материалов в 289–290 гг. была произведена всеобщая перепись, по итогам которой и была проведена разверстка налогов. Переписи полагалось проводить один раз в 15 лет. Все население (кроме Рима) обязали платить поголовную подать (капитацию) в едином для всех размере.

Инструмент кадастрового учета и разверстки налоговых заданий Диоклетиан заимствовал из хозяйственной практики организации учета и контроля в Древнем Египте и других восточных государствах, которую он изучил во время пребывания на Востоке.

Значение сената в эпоху домината падает; его власть переходит к совету – консистории. Для сенаторов был установлен твердый налог; рост их численности теперь не обременял казну, а содействовал ее пополнению.

В сельском хозяйстве налог рассчитывался из размеров земли и числа обрабатывающих ее людей. Ответственность за сбор налогов не только с помещенных на землю рабов, но и с колонов была возложена на землевладельцев. Им же вменялось в обязанность отправлять в армию установленное число рекрутов. Все это положило начало процессу закрепощения прежде свободных землепашцев. Прикрепленность налогоплательщиков к месту жительства решило проблему рабочей силы на селе, а расширение власти магнатов над зависимым от них населением предвосхищало права будущих помещиков и феодалов в отношении своих крепостных.

В интересах мелких и средних землевладельцев был издан ряд эдиктов, позволивших, в частности, аннулировать сделки купли- продажи земель, ранее проданных за бесценок.

В городах ответственность за сбор налогов была возложена на членов городских управлений (курий). При этом для закрепощения ремесленников был избран старинный институт коллегий. Членство в коллегиях сделали принудительным, причем за побег ремесленников клеймили, как рабов. Аналогичный порядок распространялся и на ремесленников в поместьях. Как и подотчетные им ремесленники и торговцы, куриалы также оказались "закрепощены" по месту проживания; их должность сделали наследуемой.

Налог на сельскохозяйственных производителей устанавливался не в деньгах, а в натуральном выражении и мог пересматриваться один раз в пять лет. Обесценение денег в результате "порчи монеты" было общей тенденцией, и фиксация "продналога" в натуре служила дополнительной гарантией поступления хлеба на государственные нужды. Действительно, повышение золотого содержания ауреуса в 286 г. привело лишь к оттоку более полноценных монет в сокровища, и выпуск низкопробной монеты возобновился.

Уже на этапе правления Диоклетиана его экономические реформы принесли двойственный результат. С одной стороны, закрепление рабочей силы не позволило экономике скатиться в состояние разрухи, при котором спонтанный исход населения из наиболее кризисных регионов мог бы нарушить снабжение продовольствием и, как следствие, вызвать голод. С другой стороны, хозяйство оказалось зафиксировано на достигнутом уровне натурализации. Дополнительной мерой по предотвращению негативного воздействия рыночной стихии стал эдикт о ценах, принятый в 301 г. для борьбы со спекуляцией.

Денежная реформа Константина представляла собой девальвацию основной счетной единицы.

В 309 г. был впервые отчеканен солид, новая золотая монета весом в 1/72 фунта (4,55 г). В 314 г. в западной, а с 324 г. и в восточной части империи солид заменил прежний ауреус, который за время от Цезаря до Каракаллы потерял 20% своего веса (с 1/40 до 1/50 римской либры (1 римская либра, иногда называемая фунтом, равна 327,45 г)). Была реформирована и серебряная монета, денарий, обменное соотношение которого к золоту было зафиксировано.

Реформа Константина оказалась успешной, так как девальвация приспособила золотое содержание солида (и кратное ему содержание металла в серебряной монете) к фактически сложившемуся уровню цен. При этом сама потребность экономики в монетах из-за натурализации хозяйства была меньшей, чем за 28 лет до того при Диоклетиане. Последовавшее за этим восстановление денежной формы уплаты некоторых сборов и повинностей было попыткой ускорить оборот денег, не давая им оседать в сокровищах.

Солид успешно выполнял роль идеальной (мысленно представляемой) счетной единицы, однако для крупных платежей по-прежнему использовались слитки золота и серебра с клеймами финансовых чиновников, удостоверявших их вес и пробу. Не изменился и натуральный характер крупных императорских и магнатских хозяйств.

Константин продолжил и ужесточил линию Диоклетиана на прикрепление куриалов, ремесленников и колонов к месту их жительства и работы. Куриалов, пытавшихся "сбежать" на другую службу, принудительно возвращали, даже если им удавалось поступить в армию или в имперскую администрацию. Обязанность погашать недоимки по налогам из собственных средств приводили к разорению куриалов. На их место принудительно назначали новых состоятельных граждан, в том числе сыновей ветеранов, если они по каким-либо причинам не поступали на воинскую службу.

В 332 г. был принят закон "О беглых колонах". Константин приказывал возвращать их в имения, к которым они были приписаны, и в наказание заставлять их работать закованными в цепи, как рабов. Виновные в укрытии беглых колонов должны были платить штраф в сумме налогов, причитавшихся с беглецов.

В развитие системы закрепощения граждан появился патроциний – разновидность патроната. Мелкие свободные землепашцы и ремесленники добровольно переходили под патроцинии магнатов и становились их колонами. При этом крестьяне отдавали свои наделы магнатам, получая их для обработки уже на основе прекарного владения.

Вновь складывающаяся система приобретала черты кастовости. Наследственной становилась и профессия воина. Но мелкое землевладение становилось невыгодным, и наделение землей по окончании военной службы перестало привлекать граждан империи. Варваров же военная служба привлекала перспективой получения римского гражданства. Это привело к росту варваризации армии. Через повышения по службе и переход в дворцовую стражу выходцы из варварских племен могли достигать даже высших должностей в империи (при Константине варваров стали назначать консулами), что и имело место в дальнейшей истории домината.

Административные реформы Диоклетиана и Константина отразили противоречивый путь поисков выхода из затяжного политического кризиса, в котором империя находилась на протяжении 100 лет, предшествующих доминату. За кратковременной стабилизацией по окончании гражданской войны (193–197 гг.) в 235 г. пришло смутное время "солдатских императоров". Успехи отдельных императоров (Аврелиан, Клавдий II Готский) в возврате утраченных территорий и борьбе с местным сепаратизмом не могли преодолеть предпосылки центробежных тенденций, обусловленные углубляющейся экономической дифференциацией регионов империи.

Тетрархия Диоклетиана (293–313 гг.) строилась на принципе территориального разделения власти между четырьмя соправителями, в котором усматриваются принципы будущего деления империи па Запад и Восток (см. табл. 3). Центры власти тетрархов переместились вдаль от Рима. Даже у западного августа Максимиана столицей был назначен Медиоланум – город, удаленный от Италии и Африки гораздо более, чем Рим. Сам Рим, таким образом, утратил большую часть функций столицы, оставаясь ею лишь номинально.

Таблица 3

Тетрархия Диоклетиана (первый состав)

Регион

Состав

Столица (совр. назв.)

Тетрарх

Титул

Восток

Восток

Азиана, Понтика, Ориенс

Никомедия

Диоклетиан

Август

Иллирия

Паннония, Мезия, Фракия

Белград

Галерий

Цезарь

Запад

Италия

Италия, Испания, Африка

Милан

Максимиан

Август

Галлия

Британия, Галлия, Винненсис

Трир

Констанций

Цезарь

Как и установил Диоклетиан, через 20 лет состав тетрархов был обновлен: цезари заступили на посты уходящих на покой августов и назначили себе новых цезарей-заместителей.

Но уже в 306 г. порядок был нарушен: после смерти Констанция легионы отказались признать нового правителя и выдвинули сто сына, будущего императора Константина. Страна опять погрузилась в междоусобицы. Разбив в 312 г. Максснция, Константин стал единоличным правителем западной части империи. В 314 г. он отвоевал от Лициния Далмацию, Мезию и Македонию, а в 324 г. и оставшуюся часть восточных провинций. Через некоторое время Лициний по приказу Константина был задушен.

Таким образом Константин насильно вернул автократическое единодержавие.

Ликвидировав тетрархию как схему разделения высшей власти, Константин сохранил деление па четыре префектуры: Восток, Иллирию, Италию и Галлию. Более мелкие административные единицы получили название диоцезов.

При Константине процесс упадка Рима дошел до логического завершения. В 324 г. вокруг древнегреческой колонии Византий на европейском побережье Босфора началось строительство новых крепостных стен. Через шесть лет, 11 мая 330 г., Константин объявил о переносе столицы. Уже при жизни императора этот город, официально именовавшийся "Новый Рим", стали называть Константинополем.

 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >