Накопление качественных признаков феодализма в Римской империи

К III в. н.э. депрессия аграрного сектора Римской империи перешла в новую фазу. Эпоха победоносных войн, пополнявших новыми тысячами рабов ресурсы даровой рабочей силы, ушла в прошлое. По мере роста цен на рабов их труд на латифундиях становился нерентабельным, что приводило к разорению землевладельцев и еще более усиливало застой производительных сил.

Система колоната, при которой свободные граждане арендовали небольшие участки у владельцев вилл, поначалу казалась спасительной, и государство даже пыталось оказывать колонам поддержку. Обезземеливание крестьян развивалось по пути превращения их в арендаторов у тех, кому они продали свои участки.

Но вывести аграрный сектор из кризиса гак и не удалось, и тогда в 332 г. император Константин I Великий встал на путь закрепощения колонов. По его эдикту колонам запрещалось покидать виллы, а беглые подлежали возврату в принудительном порядке. Это был первый элемент будущего феодального строя. От классического крепостного крестьянина "крепостной колон" отличался тем, что формально сохранял права римского гражданина и обязанность платить налоги в казну.

В системе колоната возникают барщина (angaria) и оброк (tributum) как две базовые формы расчетов земледельца со своим эксплуататором. Давая своему рабу "вольную", хозяин мог по своему усмотрению наделить его землей (парцеллой), инвентарем, тяглом ("рабы с хижинами") на условиях оброка. Иногда от вольноотпущенника требовалось завещать от 1/3 до 1/2 полученного им имущества бывшему хозяину-рабовладельцу.

Еще одной составляющей социальной группы арендаторов были варвары-поселенцы. Их экономическое положение было сродни другим категориям колонов (барщина, оброк), но поселенцы не имели прав римского гражданства.

Хозяйство в целом не становится ни более, ни менее натуральным от замены рабов на колонов. Рассматривая латифундию как микроэкономическую единицу, легко видеть, что меняется лишь субъект – получатель выручки за реализацию созданного продукта и, соответственно, покупатель жизненных средств для рабочей силы. Предложение и спрос одного рабовладельца (действующего, как покупатель, также и от имени своих рабов), раскладывается теперь на совокупность его арендаторов.

Более того, если предположить, что труд арендаторов более производителен, то покупательский спрос со стороны рабочей силы, занятой на данной латифундии, должен даже уменьшиться. Поскольку основным мотивом фактического разукрупнения хозяйствующей единицы было не стремление землевладельца к большему доходу, а уход от убытков, обусловленных депрессией рынка, то и со стороны арендодателей, хозяев латифундий, спрос на продукцию других отраслей также будет падать. Как следствие, кризис распространяется и на городское ремесло.

"Чрезвычайные обстоятельства" в экономике власть использует как повод к ограничению личных свобод не только в отношении крестьян.

Членами городских курий (куриалами) к этому времени были мелкие и средние землевладельцы, постоянно жившие вдали от своих вилл, в городах. "Прикрепив" их к городу, власти запретили куриалам бежать в свои поместья под страхом длительного тюремного заключения.

Еще более жестоко поступали с коллегиатами – ремесленниками, принудительно объединенными в цеха ("коллегии"): их за попытку бегства из города клеймили каленым железом. Собственно, и в официальных документах коллегиатов стали называть "рабами государства", а коллегии принуждали их продавать товары рабовладельцам.

Наиболее угнетаемые классы, рабы, колоны и коллегиаты (ремесленники), превратились в растущий источник социального протеста, не раз доходившего до массовых восстаний.

Тем временем латифундии и виллы трансформировались в поместья, их владельцы в магнатов, а их охрана в частное войско. Свои дома магнаты перестраивают в замки (лат. castellum), устраивая тюрьмы в их подземельях. Более слабые соседи и отдельные землепашцы стали искать у них покровительства, а государ

ство предоставило магнатам обширный иммунитет и переложило на них полицейскую службу, сбор налогов, гражданское судопроизводство и сбор ополчения.

Тем самым были заложены институциональные предпосылки будущего феодального раздробления Европы.

Особое развитие получает условное держание недвижимости по прекарному праву.

Прекарий (от лат. preces – просьба) – форма обладания и связанными с ним правами пользования, основанная на добровольной их уступке собственником в пользу получателя (прекариста) по его просьбе. Собственник имел право отозвать свою уступку в любое время, в связи с чем прекарий рассматривался как "владение из милости".

На прекарном праве строились отношения между патрициями и зависимыми от них клиентами. С помощью этой уловки кредиторы сразу же становились собственниками объектов залога, которые они переоформляли должникам в прекарий.

К концу имперского периода институт римского прекария служит распространению патроната над мелкими землевладельцами, ищущими покровительства. Грамота с этой просьбой (собственно "прекарий") содержала их согласие уступить свои земли патрону в обмен на оказание защиты. Со своей стороны патрон подписывал грамоту-престарий (praestatio) об уступке пользования. По ней бывший владелец получал землю в пользование на зависимом праве, обычно с обязанностью платить установленный оброк.

Эмфитевзис (от греч. εμφυτεύειν – насаждаю; римляне переняли термин, использовавшийся в Древней Греции с III в. до н.э. для обозначения наследственной земельной аренды в целях разведения садов и виноградников) – наследственное, отчуждаемое право пользования чужой землей за арендную плату – вошел в практику в Риме при сдаче императорских земель начиная со II в. н.э. В раннефеодальной Европе этот тип владений трансформируется в чинш (то же – цензива) – зависимое владение "неблагородного характера" на условиях оброка (лат. census и обозначает этот вид вознаграждения).

 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >