Последствия интиму сульманских крестовых походов XII в

Экономический эффект для Западной Европы на протяжении всего XII в. был неоднозначен и в пространстве, и во времени.

Так, немалый ущерб нанес массовый неорганизованный исход до 200 тыс. крестьян ("поход бедноты"), из-за чего не была собрана большая часть урожая 1096 г. Безусловно "прибыльным делом" крестовые походы стали для Венеции, а также "городов-коммун" Северной Италии. В отличие от этого региона, во Франции, Германии и Англии наблюдались различные стереотипы формирования денежных потоков, которые лишь на поверхности явлений могут отождествляться с "оживлением денежного обращения".

До начала крестовых походов, в IX-XI вв. как во Франции, так и в Германии евреи считались "серпами короля" (servi camerae regis), от которого зависело назначение раввинов (глав общин). Право торговать и совершать другие коммерческие сделки обеспечивало, с одной стороны, стабильный поток фискальных доходов средневекового государства, а с другой – накопление еврейского ростовщического капитала.

В менее развитых северных регионах Европы евреи занимались преимущественно дальней торговлей. Там, где появились цеха (Южная Франция, Италия, Испания), евреев допускали и в ремесленные гильдии, не говоря о купеческих. Так или иначе, не будет преувеличением сказать, что вся торговля Европы с Востоком находилась в руках евреев, причем оборот их купеческого капитала в Европе замыкался либо на Венецию, либо на Испанию.

Весна 1096 г. – время сборов в первый крестовый поход – ознаменовалась массовыми еврейскими погромами в прирейнских городах (Шпайер, Кёльн, Ксантен, Трир, Мец, Регенсбург, причем в Вормсе и Майнце было вырезано практически все еврейское население). Экономический повод к погромам – отказ рыцарям в выдаче ссуд на экипировку. Альтернативный ссудный фонд – монастырский – был истощен более знатными заемщиками. Так, Готфрид Бульонский получил от епископов по 500 единиц серебра от каждого из епископов – и в Кёльне, и в Майнце.

Правителям нужны были деньги евреев, а евреям необходим был покровитель и защитник при обустройстве их общин на новых местах поселения и осуществлении экономической деятельности. Уже при каролингах евреи на основании королевских грамот стали расселяться во Франции и вести торговлю. В Германии (Шпайер, Вормс, Майнц) грамоты выдавали императоры или же местные епископы.

Объем денег, доставленных в европейскую экономику средствами погромов и других видов внутренних экспроприаций и грабежа в процессе сборов в первый крестовый поход, не был пренебрежимо мал. В любом случае, эти средства влились в европейскую экономику гораздо раньше, нежели стали возвращаться в Европу золото и другие трофеи, награбленные крестоносцами на Ближнем Востоке.

Страсть крестоносцев к металлу не знала ни моральных, ни иных границ. Увидев в ходе осады Антиохии, что знатных покойных хоронят в богатом убранстве, крестоносцы еще до взятия этого богатейшего города раскопали все кладбище, чтобы поживиться золотом и серебром с трупов. Неудивительно, что сразу после взятия Антиохии в городе началась эпидемия. Среди прочих умер папский легат, предводитель южнофранцузского соединения епископ Адемар Ле Пюи.

Уже после взятия Антиохии некоторая часть крестоносцев предпочла более не рисковать и вернуться назад.

С еврейского погрома начал в Англии сбор денег для креетового похода и король Ричард Львиное Сердце (уже в день своей коронации король "ограбил лондонских евреев; еврейский погром вспыхнул во всей Англии, гонение на евреев продолжалось несколько месяцев"[1]). Продав затем все, что можно – от мест шерифов и епископов, титулов и льгот до верховной власти над Шотландией, – король изрек: "Если бы нашелся покупатель, я продал бы Лондон"[2].

Насколько эффективными могли быть собранные таким образом инвестиции, можно судить по сумме дани, наложенной им на защитников Аккры, – 200 тыс. динаров. Гервазий Кентерберийский (1150–1200 гг.) сообщает, что позже в Англии для выкупа самого короля Ричарда собрали 70 000 фунтов с христиан и 60 000 фунтов с евреев.

После смерти Ричарда его преемнику, Иоанну Безземельному, досталась страна, где разорены были все, от производителей первичных благ, обремененных непосильными сборами, до лендлордов и дворянства. Тех, у кого было невозможно изъять средства, король репрессировал, лишив оставшихся средств, необходимых для нормального воспроизводственного цикла.

Не с первых лет, но стабильно и год от года стало крепнуть финансовое положение церкви.

Огромную роль в этом сыграли духовно-рыцарские ордена – новый институт, возникший в результате крестовых походов. Древнейшие из них, Орден госпитальеров и Орден Гроба Господня, возникли в 1099 г. Эти и все другие ордена подчинялись напрямую только папе римскому.

Таким образом, церковь наконец обрела недостававший ей до сих пор элемент иерархически выстроенной военной организации, не зависимой от светских властей.

Как и светские феодалы, ордена были крупными земельными собственниками и эксплутаторами крестьянства, которое возделывало их земли. Как институты, принимающие пожертвования, ордена ввиду своей "духовности" были более предпочтительным адресатом для мелкого собственника с менталитетом феодальной эпохи. Наконец, в роли ростовщиков рыцарские ордена составили наиболее действенную конкуренцию еврейскому капиталу, приняв на себя функцию, которую церковь формально осуждала.

С военно-политической точки зрения крестовые походы XII в. обернулись полным провалом попытки колонизовать Ближний Восток. Вместо группы устойчивых христианских государств, которые могли бы содействовать развитию мирных торговых связей между Западом и Востоком, Европа на многие столетия вперед обрела в Леванте непримиримого и жесткого противника. Установление мирной средиземноморской торговли отсрочилось еще на несколько сот лет.

Волжско-балтийский торговый путь "из варяг в греки" возник в VIII в. как альтернатива Великому шелковому пути, который стал недоступен из-за византийско-персидских войн и последовавшией за ними экспансии Арабского халифата.

После того как стало ясно, что надежды на прямой выход через государства крестоносцев нс оправдались, с конца XII в. "псы- рыцари" стали инфильтроваться в Прибалтику с целью установления контроля над выходами этого пути в Балтийское море, а затем придали этой экспансии статус "крестовых" походов. В результате путем "христианизации" были уничтожены уникальные культуры смешанного прибалтийско-угорско-славянского населения Прибалтики, а Русь оказалась оттесненной от морского выхода в Европу.

Во всех крестовых походах несомненную выгоду извлекла Венеция, обеспечившая морской транспорт и финансирование.

Торговля и ремесло переживают настоящий бум. Ремесленники бросают свои сельскохозяйственные дела и полностью специализируются на своем производстве, выполняя возрастающие заказы торговцев. Целые караваны купцов связывают теперь отдельные населенные пункты в более сплоченные экономические пространства. У европейских стран появляется общая идея, интерес, который определенным образом сплачивает их, начинается процесс преодоления феодальной раздробленности.

Важнейшим результатом этих процессов является возникновение городов.

Города в Европе образовывались, как правило, тремя путями.

Наиболее старыми были города, которые возникли на месте древних стоянок римских войск. Размещение римских гарнизонов предусматривало постройку укрепленного лагеря. Если гарнизон оставался на месте достаточно продолжительное время, то постепенно он обрастал поселениями местного населения, так как гарнизон нуждался в поставках различной продукции, продовольствия и т.д. Выходившим на пенсию ветеранам римских легионов часто давали наделы земли в непосредственной близости от места дислокации, они не возвращались в Италию, а доживали свой век на месте последней службы, образовывая класс "новых" землевладельцев.

Вторую группу городов образуют поселения, образовавшиеся в результате деятельности церковного учреждения: епископата, крупного монастыря и т.д. Вокруг таковых примерно по тем же причинам, что и в первом случае, образовывались стихийные поселения, которые со временем превращались в города.

В третью группу входят города, которые основывались феодалами в целях получения доходов от них или расположения там своей резиденции. Этот процесс происходил следующим образом: феодалы выделяли на своей земле территорию под рынок и зазывали туда жителей, надеясь превратить бесполезный участок в золотоносную жилу. И действительно, поселявшиеся там купцы и ремесленники были состоятельными людьми, исправно платившими налоги в пользу сеньора. Множество городов было основано рыцарями средневековых орденов, которые использовали их как стратегические укрепленные форпосты для завоевания новых территорий.

Возникали города и стихийно, на перекрестках дорог, на местах традиционных рынков и ярмарок. Принимались в такой город и беглые крестьяне. Более того, если крестьянин проживал в городе год и один день, то он становился свободным. "Воздух города делает человека свободным" – так говорилось в европейских городских статутах.

Новый толчок к обновлению и расцвету получили и старые города Римской Империи. Так, ее средиземноморские города стали центром торговли с Востоком – Левантом.

Положительным следствием крестовых походов стало начало массового раскрепощения крестьян, часть которых стали торговцами и ремесленниками. Отношения крепостной зависимости изжили себя, происходит переход к чисто денежным, арендным отношениям, когда феодал готов принять денежный выкуп от крестьянина за личную свободу, готов дать землю на условиях аренды за деньги, предоставляя крестьянам полную хозяйственную самостоятельность. При этом феоды как наследственные держания все больше превращаются в частную собственность, пока не происходит ее полная приватизация и образование новой сельскохозяйственной структуры – манора, который, уже являясь частной собственностью, требовал других аграрных отношений, главными из которых становились арендные отношения.

Крестовые походы неоднозначно повлияли на экономику средневековой Европы. Безусловно позитивный результат принес технологический фактор.

Так, из Сирии была заимствована идея ветряных мельниц. Гречиху до крестовых походов сеяли только славяне, к которым эта культура пришла из Византии. Ближние к ним германцы называли ее "языческим зерном", а во Франции и Испании – "арабским зерном". После крестовых походов пренебрежение к этой культуре исчезло, и гречку стали называть "буковой пшеницей" (Buchweizen).

Наиболее крупный сдвиг произошел в производстве дорогостоящих тканей, центры производства которых возникают в отдельных городах Италии и Франции. Однако этот фактор не имеет исключительного отношения к крестовым походам, так как до их начала технологии ткачества проникают в Италию также и с южной части Апеннин, освобожденной к этому времени от арабов норманнами.

То же относится и к росту элитарного спроса на сахар: в Венеции уже в X в. варили сахарные головы из тростника, выращиваемого в Сицилийском эмирате.

Необходимость финансирования вооруженных экспедиций привела к необходимости усиления финансовых систем, и через это усиление центральной королевской власти. Феодальные вольности начинают подвергаться ограничениям.

Возникают королевские налоги; первым из них была талья, установленная королем во Франции. При ее введения в XIV в. талья была временной мерой, покрывавшей военные расходы государства во времена Столетней войны. Однако уже со времени Карла VII (1422–1461 гг.) талья становится постоянным королевским налогом. Это объяснялось необходимостью финансировать возникшую в то время постоянную королевскую армию.

При Карле VII талья составляла 1,8 млн ливров, при Людовике XI (1461 – 1483 гг.) она выросла до 4,8 млн, а при Франциске I (1515–1547 гг.) превышала 9 млн ливров. Серьезную попытку облегчить тяжесть налогов сделал Людовик XII (1498–1515 гг.), уменьшив талью до 1,2 млн ливров[3].

  • [1] Ричард I // Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона. Т. XXVIa. С. 832.
  • [2] Там же.
  • [3] Кареева Н. Очерк истории французских крестьян. Варшава, 1881. С. 100.
 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >