Поздний феодализм и начало раннего Нового времени (XVI–XVII вв.)

По завершении периода феодальной раздробленности в Западной Европе вновь начинают проявляться тенденции централизации. Возникает новая форма государства – сословно-представительская феодальная монархия, отразившая тенденцию к усилению центральной власти и активизации сословий, в первую очередь городского.

Специфика феодального периода развития во многом определяет будущее состояние страны, характер и темпы перехода ее экономики к более развитым формам, и в итоге служит естественным базисом для первоначального накопления капитала и последующего формирования капиталистических производственных отношений.

Этот период характеризуется процессами разложения феодализма и генезиса раннекапиталистических отношений. Происходят крупные антифеодальные общественные движения с активным участием широких народных масс, которые содействуют победе первых буржуазных революций. Оформляется новый тип государства – абсолютная монархия.

Каждый из периодов открывался и сопровождался крупными передвижениями народов по территории Европы и вне ее. В ходе первого периода происходит движение гуннов, германских и славянских племен. На рубеже первого и второго периодов идет экспансия скандинавских народов, арабов и венгров, осуществляются крестовые походы западноевропейцев на Восток и в Восточную Европу. Колониальные захваты западноевропейцев на Востоке, в Африке и в Америке завершают третий период.

Каждый период открывал перед народами Европы новые перспективы экономического развития. Происходит ускорение темпов экономического роста, убыстряется темп развития и сокращается временна́я протяженность каждого последующего этапа.

Франция

С X в. в стране на базе старых (римских) городов и новых крупных поселений возрождаются центры ремесла и торговли. Расцвет южных городов, имеющих прямой выход на страны Востока через Средиземное море (Бордо, Тулуза, Ним, Марсель и др.), начался в XI в. и еще более усилился в эпоху крестовых походов следующего столетия. Как и в других странах Европы, в этот период особенно быстро растет сукноделие.

Говоря о северных городах Франции того периода, следует иметь в виду, что королевский домен, охватывавший земли вокруг Парижа и Орлеана, поначалу вообще не имел выхода к морю (порт Кале находился в графстве Булоннэ).

В 1100 г. младший сын Вильгельма Завоевателя, Генрих, еще в 1091 г. объявленный не имеющим права на английскую корону, узурпировал ее в отсутствие законного наследника, своего старшего брата. Вернувшись из Палестины, Роберт Нормандский не смог отстоять свои права силой в Англии, и его война с братом перешла на материк. Высадившись с войском в Нормандии, 28 сентября 1106 г. Генрих пленил Роберта при Танш- брэ, и таким образом Нормандия стала английским владением.

В 1120 г. после неожиданной смерти своего наследника Генрих I привел баронов и духовенство к присяге своей дочери Матильде как будущей госпоже Англии и Нормандии. На следующий год он выдал ее замуж за Жоффруа Красивого, графа анжуйского. Их сын Генрих (1133–

1189 гг.) после женитьбы в 1152 г. на Элеоноре Аквитанской (разведенной жене французского короля Людовика VII) присоединил к своим французским владениям Пуату и Гиэннь (выход на Бискайский залив). Затем, вынудив тогдашнего короля Англии Стефана завещать ему после смерти английский престол, в 1154 г. он взошел на английский трон под именем Генриха II, став основателем династии Плантагенетов.

Хотя с формально-генеалогической точки зрения Генрих II был в большей степени "французом" (формально единой нации под таким именем тогда не было; на основе бывших варварских племен здесь в стадии формирования находились: провансальская народность на юге, "северофранцузская" к северу от Луары и бретонская на полуострове Бретань), нежели англичанином, остаток своей жизни он посвятил укреплению Англии, рассматривая свои родовые владения на континенте как весомый привесок к королевству. По площади они даже несколько превышали собственно Англию.

На рубеже XI–XII вв. в Европе, и в том числе во Франции, развертывается коммунальное движение, направленное на экономическое и политическое обособление городов от сеньоров. Изначально – союз, направленный против сеньора, коммуна превращается в организацию городского самоуправления. Ее конкретные формы зависели, в том числе, от уровня экономического развития соответствующих городов.

Самоуправляющимися городами-коммунами на севере и юге стали Амьен, Бове, Суассон, Лан, Лилль, Аррас, Монпелье, Тулуза и пр. Они имели городские советы, избираемые из числа горожан, собственные суды, ополчение. Финансы этих городов формировались за счет налогов, утверждаемых горожанами. Зависимость от сеньора ограничивалась ежегодной рентой и обязанностью выставлять войско во время войны.

Самоуправление значительных городов (Париж, Орлеан, Лион и др.) было ограничено. Их выборные органы городского самоуправления находились под контролем чиновников или иных представителей короля (сеньора).

Наиболее успешно этими благоприятными институциональными предпосылками воспользовались северофранцузские города.

Расцветшие было города юга были отброшены вспять в Альбигойских войнах (1209–1229 гг.). С ликвидацией государств крестоносцев на Ближнем Востоке исчез важный торговый партнер. Кроме того, геополитическое положение городов Северной и Средней Италии (добившихся в ходе коммунального движения примерно тех же прав) содействовало и их конкурентоспособности на мировом рынке и обретению веса в мировой политике.

Конец XII – начало XIII в. короли Франции посвятили отвоеванию земель, отошедших к Англии, а с ними и выхода к Северному морю и Бискайскому заливу. В конце 1250-х гг. экономическое положение Франции укрепилось.

Людовик IX (1226–1270 гг.) провел реформу монетной системы, которая до этого базировалась только на денариях. Сначала в обращение был выпущен "толстый денарий" (Denier gros), или попросту "гро" – укрупненная монета в 12 старых денариев весом 4,22 г; фактически эквивалент римского солида. Вернувшись из крестового похода, в 1254 г. Людовик (получивший прибавку к имени – Святой) отчеканил и золотую монету того же веса – экю.

В условиях расстройства национальных денежных систем и регулярной порчи монеты, которую практиковали монархи, монеты этой чеканки приобрели огромный авторитет. Позже свой протест против порчи монеты французы облекали в форму требования вернуться к "доброй монете господина Святого Людовика".

Следует заметить, что в массовый оборот гро и экю не поступали; их чеканили прежде всего для международных платежей. Международный авторитет "сильной валюты" Людовика IX был столь высок, что в обмен на значительную сумму, которую выплатил ему Людовик, король Генрих III подписал отказ от притязаний на Нормандию, Мен, Анжу, Турень, Пуату, которые Англия потеряла при Иоанне Безземельном (1199–1216 гг.).

Эти условия зафиксировал Парижский договор 1259 г. И хотя Аквитания (формально – вассал Франции), выходившая к северной части Бискайского залива, фактически оставалась по этому договору под властью Англии, существенное изменение геополитической ситуации на континенте в пользу Франции было налицо. Правда, в наступивший период преодолеть ориентацию севера Франции на внутренний рынок не удалось. Однако степень заинтересованности этого региона во внутриполитическом единстве страны, в преодолении раздробленности ее экономического пространства возросла.

 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >