Первые буржуазные революции Европы

В результате изучения главы студент должен:

знать

  • – содержание и хронологию основных этапов нидерландской и английской буржуазных революций;
  • – особенности национальных моделей экономик стран-лидеров эпохи;

уметь

– проводить сравнительный анализ первых буржуазных революций Европы по их движущим силам, целям и задачам, достигнутым результатам и конечному влиянию на мировое экономическое развитие;

владеть

– комплексным представлением о сущности, необходимости и закономерностях революционного перехода от феодализма к капитализму.

Политология определяет революцию как насильственную форму замены системообразующих основ общественных отношений. В экономической истории революции представляют особенный интерес в плане анализа:

  • – экономических предпосылок (нарастание диспропорций, формирующих заинтересованность в реформах на двух уровнях: широких масс как коллективного дестабилизатора систем самозащиты прежней надстройки и связанных с ними классов, чей интерес в реформах прежде всего экономический);
  • – экономических мотивов действий третьих сил (как правило, внешних), проявившихся в течение конкретного событийного хода революции;
  • – экономических результатов, фактически достигнутых по окончании периода социальной нестабильности и смены политического режима.

Нидерланды

Факторы экономического возвышения Нидерландов до XVI в.

В политическую историю Нидерланды вошли как родина первой в мире буржуазной революции, а в экономическую – как страна, успешно реализовавшая преимущества, происходившие из наличия развитой текстильной промышленности. Этой небольшой стране удавалось на равных соперничать за колониальный раздел мира с Англией и Францией – державами, намного превосходившими Нидерланды по населению и совокупному экономическому потенциалу. Экономическим успехам Нидерландов способствовал широкий ряд факторов, заслуживающих подробного рассмотрения.

Физико-географические факторы

Успехи нидерландской буржуазной революции иногда ставят в связку с особыми природными условиями Нидерландов, в борьбе с которыми якобы сформировался особый тип трудолюбивых людей, привыкших бороться с природной стихией. Это предположение в корне противоречит базовым экономическим закономерностям: уже в силу необходимости систематических дополнительных издержек такое хозяйство является менее рентабельным. Прибавочный продукт такого хозяйства недостаточен ни для жизнеобеспечения растущего числа людей, ни для его расширенного воспроизводства.

Кроме того, движущей силой буржуазной революции является в силу своего определения буржуазия. Сельское же население, напротив, в лучшем случае индифферентно, а чаще всего контрреволюционно настроено по отношению к пертурбациям в среде городских купцов, буржуа и лиц свободных профессий. Действительно, именно наименее индустриализованные южные провинции, где преобладала трудолюбивая крестьянская масса, предпочли в конце концов отделиться от Нидерландов.

Борьба с угрозой затопления, конечно, не могла не повлиять на формирование регионального воспроизводственного комплекса. Но критический момент в развитии ситуации миновал здесь еще в глубине Средневековья, после чего в угрожаемых районах осталось хозяйство, наиболее приспособленное к местной экологической специфике.

В 862 г. Балдуин Железная Рука (Bras de Fer) стал первым графом Фландрии – заболоченной земли, которую его предок Лидерик, сир Гарлебекский, получил в ленное владение от Карла Великого. При Гуго Канете Фландрия была самой северной и отдаленной территорией королевства западных франков. Даже выход к морю, который Фландрия отрезана для Льежа в соседней Лотарингии, был малоценен: вплоть до Зеландии берег не имел бухт, представляя собой чуть ли не прямую линию.

Около 1000 г. историки отмечают в Нижних землях своего рода "аграрную революцию". Рост урожаев способствует увеличению сельских популяций и поддержанию роста городов, где развиваются ремесла и образуются цехи.

Однако в природе этот отрезок был в прямом смысле затишьем перед бурей – чередой наводнений, уничтожающих плодородные слои почвы. С разрушением береговой линии море поглощает все новые и новые земли.

Пик этого природного кризиса приходится на XII–XIII вв. С 1163 г. череда наводнений, вызываемых прорывами моря через дюны, учащается (1170, 1196 гг.), а XIII в. становится веком катастроф (1212, 1219, 1248, 1277, 1280, 1282, 1287 гг.).

Максимум погибших приходится на рубеж столетий (1196 г. – 60 тыс., 1219 г. – 36 тыс.), и после этого люди начинают строительство системы плотин и дамб. Разумеется, эти сооружения делали более затратными и продукцию сельского хозяйства, и весь национальный доход. Но в условиях натурального феодального хозяйства, не нацеленного на абстрактное увеличение прибыли, этот фактор критического значения не имел.

В XV в. издержки на ирригацию удалось снизить, приспосабливая для откачки воды из польдерсов ветряные мельницы.

К этому времени отраслевая структура сельского хозяйства пришла к оптимуму, обеспечившему минимизацию потерь от стихийных сил природы, с поправкой на возможности товарообмена с ближними регионами. В результате получили развитие технические культуры и мясомолочное направление, обмену которых на хлеб способствовала речная сеть и близость портов.

 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >