Распад страны и экономическое развитие после буржуазной революции

Нидерланды, рассматривавшиеся выше как некое целое, распались на несколько государств.

Еще в 1576 г. Генеральные штаты, собранные в Генте, показали расхождение провинций во взглядах на перспективы страны. Бюргеры южных провинций поддержали свое дворянство и католическое духовенство. Консервативно настроенные делегаты северных провинций оказались в меньшинстве, и их радикальные предложения были отвергнуты.

На фоне различия вероисповеданий стали развиваться процессы национального самоотождествления их населения.

В 1579 г. Голландия, Зеландия, Утрехт, Гронинген, Гельдерн, Оверэйсел и Фрисландия подписали Утрехтскую унию, образовав Республику Семи Объединенных Провинций. По имени крупнейшей провинции ее и по сей день часто называют Голландией.

В северные провинции, где доминировал протестантизм и были наиболее развиты капиталистические отношения, бежали от войн и волнений наиболее предприимчивые элементы городской буржуазии юга. Идеология кальвинизма наиболее полно отражала этику новых отношений, и в этом смысле "кальвинизм создал республику в Голландии"[1].

Управление республикой оказалось в руках крупной торговой и промышленной буржуазии, связанной с внешней торговлей. Ведущую роль здесь занимала Голландия, ее главный торгово-промышленный центр Амстердам. По составу и целям доминирующей политической силы, предопределившей дальнейший экономический курс страны, Голландия стала первым буржуазным государством.

В Голландии из 19 депутатов 18 представляли крупную буржуазию и лишь один – дворянство. В этой провинции из 1 млн 200 тыс. населения активным избирательным правом пользовались лишь несколько тысяч человек. В "вольной Фрисландии" в штатах заседали депутаты и от дворян, и от крестьян и городов. В восточных провинциях (Гельдерн, Оверейссел) в штатах преобладало дворянство.

Примечательно, что места в Государственном совете (орган, ведавший преимущественно военными вопросами) распределялись в зависимости от доли провинции в общей сумме налоговых поступлений. В результате Голландия и Зеландия имели 5 мест из 12.

После буржуазной революции в Голландии развитие мануфактур продолжилось. Шерстоткацкие мануфактуры Лейдена в начале XVII в. поставляли на рынок 70–120 тыс. кусков тканей в год. В Роттердаме и ряде других городов производили шелк, плюш, льняные и другие ткани.

Верфи Амстердама и Заандама строили корабли всех типов и для самой республики, и для иностранных государств. В рыболовецком промысле было занято до 2000 кораблей, и годовой улов оценивался в 22 млн флоринов.

Но основной приток богатств давали внешняя торговля и морские перевозки. В середине XVII в. флот Соединенных Провинций почти вдвое превосходил флоты Англии и Франции, вместе взятые, а годовой торговый оборот достигал 75–100 млн флоринов. Из них в 1624 г. русско-голландские торговые сделки составили около 2 млн флоринов.

Амстердам стал европейским центром торговли и кредита. Здесь возникли первые в Голландии страховые компании, а в 1609 г. – банк, который занимался депозитными (прием вкладов) и кредитными операциями широкого масштаба.

Крупнейшим сто клиентом была Ост-Индская торговая компания (осн. в 1602 г.) – государство в государстве (компания получила от Генеральных штатов монополию на торговлю от мыса

Доброй Надежды на юге Африки до Магелланова пролива на юге Америки), превратившее органы управления Голландской республики в свои филиалы.

Решающее слово осталось за консервативной торговой буржуазией (вообще на мануфактурной стадии развития капитализма "...торговая гегемония обеспечивает промышленное преобладание"[2]). Отстранив кальвинистские консистории и стрелковые гильдии от участия в решении государственных и городских дел, она практически полностью овладела экономической жизнью и государственным аппаратом страны.

После убийства Вильгельма Оранского (1584 г.) Генрих III отказался от конкуренции за престол Нидерландов. В конце 1585 г. Генеральные штаты избрали генерал-губернатором Соединенных Провинций Роберта Дадли, графа Лестера. Неудачи в войне с Испанией и провал военного мятежа заставили этого ставленника королевы Елизаветы I покинуть страну.

Впрочем, Лестер успел запретить торговлю с Францией и Германией как союзниками Испании, что помогло английским купцам расширить свое присутствие на рынках Голландии. Позже северные провинции отвоевали у южных ряд районов в Северном Брабанте и Фландрии.

Используя ослабление Испании на море, флот республики активизировал операции на морских коммуникациях и в колониях, закладывая этим основу будущей колониальной империи Голландии.

Потерпев ряд военных поражений, Испания в 1609 г. заключила перемирие на 12 лет, признав независимость Соединенных Провинций и их право вести торговлю с португальскими колониями в Ост-Индии. Но перекрыв при этом устье р. Шельды для торговли, буржуазия Голландии обрекла Антверпен на неминуемое экономическое разорение.

Это перемирие ознаменовало победу революции на севере Нидерландов.

Несмотря на поражение на севере Нидерландов, Испании удалось сохранить контроль над южными провинциями. В 1584 г. были взяты Брюгге и Гент, в 1585 г. – Брюссель, а за ним, после ожесточенного сопротивления, и Антверпен. Видя в нем торгового конкурента Амстердама, буржуазия северных провинций не оказала помощи этому городу. В 1598 г. южные провинции (позже названные Бельгией по имени обитавшего здесь в древности племени белгов) встали иод защиту Испании.

После перемирия 1609 г. экономика южных провинций оказалась в глубоком кризисе. Мануфактуры Фландрии и Брабанта пришли в упадок, и в структуре экономики вновь стал доминировать аграрный сектор. Была установлена жестокая система взыскания недоимок с крестьян. В запустевших городах сохранили свое монопольное господство цехи, а реакционные слои бюргерства и патрициат заняли господствующее положение в городских магистратах. Таможенный тариф с высокими вывозными и низкими ввозными пошлинами гибельно отражался на местной промышленности. Бельгийские купцы были лишены права торговли с испанскими колониями.

По окончании срока перемирия с Испанией в 1621 г. военные действия возобновились. На этом этапе купеческая буржуазия Голландии склонялась к миру с Испанией, а некоторые купцы даже снабжали испанцев, осажденных в Антверпене, оружием и продовольствием. Опасаясь, что войдя в Соединенные Провинции он станет опасным конкурентом Амстердама, голландская буржуазия препятствовала взятию Антверпена войсками республики.

Конец войне с Испанией, а с ней и Восьмидесятилетней войне положил только Вестфальский мир 1648 г. Формальная связь Соединенных Провинций с империей была ликвидирована, и тем самым их независимость признана окончательно. К республике отошел ряд городов и территорий Брабанта, Фландрии и Лимбурга, которые, однако, остались на положении бесправных и эксплуатируемых "гонералитетных земель". Устье р. Шельды осталось закрытым для торговли, и Антверпен окончательно запустел.

  • [1] Энгельс Ф. Развитие социализма от утопии к науке // Маркс К., Энгельс Ф. Избранные произведения. Т. II. М., 1955. С. 95.
  • [2] Маркс К., Энгельс Ф. Соч. 2-е изд. Т. 23. С. 764.
 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >