Земельные реформы М. Сюлли и отношение к промышленности

Известна крылатая фраза Сюлли, сравнившего земледелие и скотоводство с двумя сосцами, питающими Францию, которые являются для нее "истинными перуанскими копями и сокровищами"[1]. Отчасти она отражает скепсис министра в отношении колоний, однако на практике М. Сюлли как министр выделял средства для колониальных экспедиций – правда, по настоянию короля. Но действительно ли он считал сельское хозяйство единственным источником "настоящего" дохода народного хозяйства (в связи с чем М. Сюлли и соотносят с физиократами) и пренебрегал ли при этом промышленностью – этот вопрос не имеет односложного ответа.

Прежде всего, после войн сельское хозяйство Франции действительно требовало повышенного внимания. Сам король выразил в одной из деклараций 1595 г. озабоченность заброшенными полями и обнищанием деревни, а в 1595, 1597 и 1597 гг. издал ордонансы, защищающие личность земледельца и запрещающие обращение взыскания долга на землю и земледельческие орудия.

М. Сюлли списал с крестьян задолженность по податям па сумму около 20 млн ливров, а потом снижает и текущие платежи на 4 млн ливров, изменив ставку с 8–10% до 6. Вызванное этим сокращение доходов бюджета М. Сюлли компенсировал повышением налогов, уплачиваемых буржуазией. В 1600 г. расширяются права пользования выгонами, приходам разрешают за незначительную цену выкупать общинные земли.

Сюлли также заботился и об улучшении культуры земледелия, поощрял введение новых сортов. Однако утверждать, что М. Сюлли поощрял все сельскохозяйственные культуры, не приходится. Известно, что он возражал против насаждения во Франции шелковичных деревьев – в шелке он видел только предмет роскоши, а возможность экспорта хотя бы коконов, не говоря о шелковых тканях, даже и не рассматривал.

В расчете на дополнительную внешнеторговую выручку М. Сюлли разрешил свободную хлебную торговлю, и с 1601 г. все провинции получили право вывоза хлеба и вина. В 1604 г. М. Сюлли при заключении мирного договора с Испанией добился отмены 30% пошлин на французские товары, которые ввел Филипп II. Договор с Англией 1606 г., давший гарантии свободной и равноправной взаимной торговле между странами, экспорту сельхозпродукции, в известной мере способствовал и колонизации.

При Генрихе IV и М. Сюлли во Франции начали учреждать производства, воспроизводящие товары, уже выпускающиеся за рубежом. Тогда же закладывается и стереотип государственной поддержки таких предприятий, как приглашение мастеров из-за границы, материальное содействие им в открытии нового производства и выдача торговых привилегий с одновременным запретом на импорт товара-прообраза.

Создание королевской гобеленовой мануфактуры

Долгое время Франция ввозила ковры из Нидерландов. В 1599 г. из Фламандии были приглашены двое мастеров-ковроделов и рабочие- ткачи. Получив по 100 тыс. франков, мастера обязались наладить производство на 80 станках, в том числе на 60 – в Париже. Им была выдана привилегия на ковровые изделия, вышитые золотом и серебром, а работники этого нового "цеха" (все они были иностранцами) были освобождены от податей. Одновременно был наложен запрет на ввоз ковров из-за границы.

В 1601 г. все парижские производства переехали из разрозненных мастерских в дом, принадлежащий семье Гобеленов в предместье Сtн- Марсель.

Инфраструктурные проекты и внешняя торговля. М. Сюлли развернул широкий фронт работ но ремонту, обустройству и строительству транспортной инфраструктуры. Обоснованием этому была все та же забота о земледелии: дело крестьян – вырастить и собрать урожай, а государство обязано взять на себя заботу о его сохранности и об удобствах его перевозки по стране как для внутреннего потребления, так и на экспорт.

Как и в прежние феодальные времена, за проезд по дорогам взимались пошлины. Эти суммы М. Сюлли целенаправленно тратил на ремонт и улучшение дорог, постройку мостов и плотин; ежегодные затраты по этим статьям превышали более 1 млн ливров. В дополнение к фискальной рутине М. Сюлли вменил сборщикам пошлин в обязанность следить за содержанием дорог и мостовых. Вместо паромов строились мосты, а в узловых точках транспортной сети – пакгаузы и пассажирские станции.

Соединять реки каналами в Галлии принялись еще на исходе античной эпохи. Но лишь в начале XVII в. появилась технология прокладки каналов со шлюзами и бассейнами. Франция стала первой страной, развернувшей строительство каналов нового типа.

Бриарский канал между Сеной и Луарой длиной 57 км и глубиной 1,8 м потребовал 36 шлюзов с прудами емкостью по 2000 м3. На его строительство, начавшееся в 1604 г., М. Сюлли отрядил 6000 солдат. Однако после убийства короля в 1611 г. проект был заморожен: новая королева, Мария Медичи, предпочитала тратить деньги на роскошь. М. Сюлли подал в отставку. Возобновленная при Людовике XIII достройка заняла шесть лет (1638–1642 гг.).

К середине XVII в. по канату перевозили уголь и железо, дрова, строевой лес и даже фаянс. Но главным грузом было вино, для перевозки его использовалось более 500 барж.

В отношении золота и серебра М. Сюлли стоял на позициях ранних меркантилистов. Звонкая монета рассматривалась как субстанция национального богатства, и вывоз ее из Франции был запрещен под угрозой конфискации всего имущества не только контрабандистов, но и всех, кто будет признан их пособниками.

По окончании Религиозных войн над страной нависло бремя государственного долга. При М. Сюлли долг сократился на 100 млн ливров, или на треть. Это было достигнуто не примитивным урезанием расходов, а средствами активной финансовой политики: М. Сюлли смело изменял структуру доходов, уменьшив талью и увеличив косвенные налоги, а также реорганизовал систему откупов. Не следует забывать и того, что в 1618 г. с началом Тридцатилетней войны (1618–1648 гг.) военные расходы вновь возросли. Укреплению финансов способствовала и монетная реформа, проведенная М. Сюлли.

  • [1] История средних веков / М. Л. Абрамсон, А. Я. Гуревич, Η. Ф. Колесницкий. М.: Высшая школа, 1964. С. 600.
 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >