Реформы внутренних и внешних таможенных тарифов

Немалую сложность представила проблема упорядочения тарифов в масштабах Франции.

К 1661 г. страна была разделена на две зоны. На севере "пять больших провинций" (откупы были распределены по пяти разным контрактам) составляли своеобразный таможенный блок, в пределах которого товары перемещались беспошлинно.

Остальные же провинции, включая Бретань и Артуа на севере, рассматривались как "иностранные": при перевозе товаров через границы с ними нужно было платить пошлину, как при импорте и экспорте. Для этого в Валансьене, Лионе, Бордо действовали специальные фискальные конторы. Эльзас и Франш-Конте, недавно вошедшие в состав Франции, вообще трактовались как "иностранные": в них относительно свободно торговали с другими странами, но платили пошлины при торговле с Францией.

Сами пошлины в "пяти больших провинциях" подлежали предоплате в специальных конторах во внутренних городах; на границах же лишь проверяли квитанции об уплате. Основной хаос создавался тем, что таможенные пошлины "пяти провинций" не были едиными для всех границ. Действовало пять списков экспортных и четыре списка импортных пошлин, относившихся к разным участкам границы. Состав списков также был разным, и, таким образом, девять списков включали 19 видов пошлин.

Тариф 1664 г. был первым этапом реформы. В нем Ж.-Б. Кольбер устранил излишнюю дифференциацию, заменив все списки единым, который включал 580 наименований товаров для всех "пяти провинций". Пересмотр ставок в сторону понижения привел к некоторому недобору – с 9,572 млн ливров в 1664 г. до 9,0 млн ливров в 1665–1666 гг.

Одновременно были увеличены пошлины на иностранные промышленные товары, и особенно на текстиль. Так, на шерстяные чулки они возросли на 39%, на английскую и голландскую ткань па 12, па бумагу иностранного производства – на 50%. В целом, новые тарифы 1664 г. были нацелены на защиту производителей "пяти больших провинций".

Тариф 1667 г. охватывал уже всю страну и тем самым завершал создание единого таможенного пространства во Франции. Список насчитывал всего 57 позиций по импорту и четыре по экспорту. Он был еще более протекционистским в отношении французского текстиля и промышленных товаров. Пошлины выросли, в основном вдвое, – па шерстяные чулки, на английское и голландское сукно и т.п. Па испанские шерстяные ткани тариф вырос на 53%.

Агрессивный характер пошлин в отношении английского экспорта привел к тарифной войне. Англия ответила симметричным повышением тарифов на французские товары, а ввоз некоторых запретила. Была достигнута лишь ближайшая цель – исправление перекоса торгового баланса: сальдо англо-французской торговли за 1668–1669 гг. составило 1 млн фунтов стерлингов в пользу Франции.

В среднесрочной перспективе в 1672 г. торговый конфликт с Голландией перерос во франко-голландскую войну.

Франко-голландская война не сокрушила экономической мощи Нидерландов, хотя Франция в союзе с Англией и вышла в ней победительницей. По мирному договору 1678 г. в обмен на незначительные территориальные уступки Людовик XIV был вынужден отменить тариф 1667 г. в торговле с Голландией, а вскоре и с другими странами. Помимо прямых расходов, Франция понесла потери от действий голландцев против французской морской торговли в мировом масштабе, включая Европу, Америку и Азию.

Воссоздание военно-морского флота и развитие морского торгового судоходства

В годы Фронды (1648–1653 гг.) прекрасный флот, созданный Ришельё, практически перестал существовать. В 1661 г. Ж.-Б. Кольбер застал в строю не более 18 фрегатов с вооружением от 36 до 72 пушек. Некоторые из них были спущены на воду еще при Ришельё.

Наверстывая упущенное, Ж.-Б. Кольбер резко увеличил годовые расходы на кораблестроение – с 0,3 млн ливров в 1661 г. до 13,4 млн в 1670 г. Через десять лет в строю было уже 117 линейных кораблей, а личный состав флота составлял 1200 офицеров и 53 тыс. моряков. К 1677 г. 68 фрегатов имели более 50 пушек, и 12 – более 75.

При Ж.-Б. Кольбере были основаны школы для подготовки военно- морских офицеров и моряков. В системе набора военных моряков появилось понятие нахождения в запасе, так чтобы в случае войны военный флот не должен был бы мобилизовывать моряков с торговых судов. Гребцов на галеры в Средиземном море стали набирать из заключенных французских тюрем.

Ж.-Б. Кольбер выписал из Англии, Голландии и Италии лучших корабелов. Они составили самые передовые для того времени проекты судов и обеспечили надзор за соблюдением качества их постройки.

На базах были отстроены мощные военно-морские арсеналы.

Картографы составили первый морской атлас "Французский Нептун" (Neptune Francais), который высоко оценили во всей Европе.

Чтобы обеспечить лесоматериалом судостроение, "Ордонанс касательно вод и лесов" 1669 г. резко ограничил права собственников земли вырубать леса в своих владениях. Государство заложило для верфей обширные дубравы-заказники.

В последней трети XVII в. Франция регулярно участвовала в морских сражениях. В 1672–1673 гг. в боях с голландцами французский флот действовал в союзе с английским, а в 1692 г. адмиралу Турвилю пришлось принять бой с вдвое превосходящим по численности соединением англо-голландских сил. И хотя противнику удалось нанести урон, французским кораблям пришлось отступить в свои порты. Многие из них, включая флагман "Солей Руаяль", были затем уничтожены в Шербуре и Ла-Хоге.

К началу XVIII в. надежды Франции на завоевание господства на море развеялись, и стратегия была изменена в пользу крейсерской войны против англо-голландской торговли. Последняя треть XVII в. стала, без преувеличения, кратковременной эпохой славы французского флота перед двухсотлетним периодом очередного застоя и упадка.

Тем не менее усилия Ж.-Б. Кольбера по созданию военно-морского флота оправдали себя, принося Франции хотя бы кратковременные, но ощутимые выгоды. В Атлантике в военное время флот защищал проводку конвоев торговых судов.

Отдельной страницей истории борьбы за безопасность торгового судоходства в Средиземном море стали бомбардировки Алжира, осуществленные в 1682–1683 гг. силами французской эскадры.

 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >