Крупнейшие экономики мира в период между мировыми войнами

В результате изучения главы студент должен:

знать

  • – ход и особенности послевоенного восстановления, этапы и показатели последующего развития экономик США, Великобритании, Франции, Германии и Японии в межвоснный период;
  • – ход индустриализации и наращивания образовательного и научного потенциала СССР до Великой Отечественной войны;

уметь

– раскрыть процесс межвоенного экономического развития крупнейших экономик мира как поиск оптимального соотношения между административно-регулирующими началами и принципами свободного рынка;

владеть

– методикой расчета по формулам взаимосвязи между валютными курсами, процентными ставками и темпами инфляционного обесценения валют.

Генуэзская валютная система

К концу войны большинство стран перестали ориентироваться на золотое содержание своих валют и перешли к системе "плавающих" валютных курсов. Связанные с этим неудобства, и прежде всего валютные риски, наносили ущерб участникам международных расчетов. Осенью 1919 г. банкиры и финансисты восьми стран приняли в Амстердаме меморандум с требованием к правительствам провести конференцию по валютным проблемам. Она прошла с участием 86 делегатов из 39 стран в Брюсселе с 24 сентября по 8 октября 1920 г.

В обсуждениях, развернувшихся накануне конференции, принял широкий круг практиков и ученых со всего мира.

Один из них – крупнейший экономист эпохи, Густав Кассель (1866–1945 гг.), автор "Теории социальной экономики", в известном смысле один из основателей "модели шведского социализма" – сформулировал при этом свою классическую формулу "паритета покупательной способности", связавшую воедино параметры валютных рискообразующих факторов.

Обязывающих решений брюссельская конференция не приняла, и последующие бурные события века в валютной сфере вытеснили ее из поля зрения ученых-историков. Сегодня в ее материалах (в том числе неопубликованных) обнаруживаются предложения, отчасти "опередившие время" и предвосхитившие будущие элементы международной валютной системы.

Так, в 1919 г. граф Б. Г. де Монтгомери (1894–1969 гг.) предложил создать новую международную валюту. Расчеты в ней должен был координировать прообраз Мирового банка (фактически созданного в 1944 г.). Идею новой мировой валюты предложил Лиге Наций в 1920 г. и П. Эйнциг (1897–1973 гг.).

Из всех рекомендаций конференции самой передовой, "инновационной" было предложение создать международную экономическую и финансовую организацию под эгидой Лиги Наций. Это предложение было отвергнуто Великобританией.

Одним из сильнейших препятствий для достижения консенсуса по вопросам устройства международных финансов было желание стран прежде всего решить вопрос о репарациях с Германии. Это произошло лишь два года спустя.

Генуэзская конференция 1922 г. зафиксировала следующие базовые принципы "генуэзской валютной системы":

  • – золото как денежный металл сохранило монополию в качестве всеобщего платежного средства, т.е. средства окончательных расчетов между странами по платежным балансам. Главным средством обеспечения резервного фонда для этих платежей рассматривались золотые запасы центральных (государственных) банков;
  • – девизы (банкноты, чеки, векселя и другие национальные кредитные инструменты) допускались в международный платежный оборот как основа для последующего взаимозачета между центральными банками по платежным балансам.

Исходя из этих положений, генуэзскую валютную систему 1922–1944 гг. называют также системой золотодевизного стандарта. Однако ни перечня валют, в которых могли деноминироваться приемлемые для платежей девизы, ни самого понятия резервной валюты генуэзская система не вводила. На практике статус резервных валют в этой системе оспаривали фунт стерлингов и доллар США.

Паритеты, как и в предыдущей, "парижской валютной системе" золотого стандарта, определялись через весовое количество золота в единице национальных валют. Обмен банкнот на золото поначалу не ограничивался. Официальные курсы валют определялись через сопоставление их монетных паритетов; рыночные – спросом и предложением на валюту одной страны в валюте другой.

Отклонение рыночных курсов от официальных ограничивали "золотые точки" – расчетные показатели, при которых расходы на физический привоз золота из другой страны оказывались меньше, чем сумма потерь (выигрыша) на курсовой разнице.

Фактические отливы золота под влиянием механизма золотых точек автоматически покрывали дефициты платежных балансов соответствующих стран.

Центральные банки имели право проводить валютные интервенции, но фактически их вмешательство было минимальным. На золото обменивались фунт стерлингов, французский франк и доллар США. Для своих клиентов эти операции проводили банки около 30 стран, включая Веймарскую Германию.

Механизм генуэзской валютной системы создавал предпосылки накопления иностранных валют в качестве резервов, а значит – скрытого кредитования стран-эмитентов.

Прежде всего таким мировым кредитором стала Великобритания, что помогло ей восстановить довоенное золотое содержание фунта стерлингов и его паритет к доллару США. Однако для других стран – Германии, Италии, Франции и ряда других – это создавало стимулы к "бегству от национальных валют" в фунты и доллары, и потому марка, лира и франк оказались недооцененными по сравнению с довоенными паритетами.

В полном соответствии с формулами И. Фишера и Г. Касселя, ранее сделанными в отношении паритета покупательной способности и связи между курсами, процентными ставками и темпами инфляции, переоцененный фунт стерлингов ослабил ценовую конкурентоспособность британской промышленности. За этим в 1920-е гг. последовали дефицит платежного баланса, свертывание производства и рост безработицы в Англии.

В 1925 г. Англия ввела "золотослитковый стандарт". И гем не менее к 1928 г. золотые резервы Английского банка были втрое меньше, чем внешние требования, подлежащие конвертации в золото. С началом в 1929 г. Великого кризиса США перестали кредитовать иностранных заемщиков. 21 сентября 1931 г. Великобритания прекратила платежи по обязательствам в золоте и девальвировала фунт на 30,5%.

Позже, после девальвации фунта в 1931 г., сработала и "компенсирующая" компонента этих формул: британские экспортеры стали использовать часть девальвационной премии для валютного демпинга, что позволило уменьшить пассивное сальдо платежного баланса страны.

В 1933 г. от своего золотомонетного стандарта отказались США, а в 1936 г. и Франция.

Золото начало стекаться η США еще с начала войны. Только за 1914–1921 гг. его приток составил 2,3 млрд долл., и к 1924 г. здесь сосредоточилась почти половина (46%) мировых запасов золота. К середине 1920-х гг. США стали и мировым кредитором. Если в 1913 г. против 7 млрд долл, внешней задолженности США могли противопоставить только 2 млрд долл, требований, то в 1926 г. вдвое меньший внешний долг перевешивали требования с сумме 2 млрд долл.

Таким образом, запретив в 1933 г. вывоз золота и девальвировав доллар на 41%, США фактически присвоили часть чужого денежного металла. В том же 1933 г. США прекратили и размен долларов на золото.

После девальвации официальная цена золота в долларах выросла с 20,67 долл, до 35. На этом уровне она сохранялась до 1973 г.

С началом мирового экономического кризиса и дестабилизации генуэзской системы возник феномен "горячих денег" (англ, hot money) – стихийного перемещения спекулятивных капиталов из одной валюты в другую с целью извлечения прибыли на курсовой разнице. Четыре десятилетия спустя, в 1970–1980-х гг., это явление возродилось в условиях перехода от бреттон-вудской к ямайской валютной системе плавающих курсов.

Развал генуэзской системы в годы мирового кризиса начался с девальвации валют стран "второго эшелона" капиталистического хозяйства – Австралии, Аргентины и Мексики, – связанной с резким снижением спроса на основную продукцию их экспорта, сырье и продовольствие. Глубина падения курсов их валют составила от 25 до 80% (Мексика).

В середине 1931 г. мировая финансово-монополистическая элита принялась изымать капиталы из Германии и Австрии – стран, которые рассматривались как наиболее рискованная зона ввиду недавнего участия их в войне против стран Антанты. Последовавшие за этим массовые банкротства в Германии, введение валютных ограничений и замораживание курса марки были первым предвестником дестабилизации в Веймарской республике, завершившейся через два года установлением фашистского режима.

Девальвация фунта в сентябре 1931 г. автоматически повлекла за собой девальвацию валют всей стерлинговой зоны бывшего колониального окружения, кроме Канады. Пришлось девальвировать валюты и Скандинавским странам. Как уже говорилось выше, в данном стечении обстоятельств Великобритания от девальвации выиграла.

В апреле 1933 г. эпидемия банкротств поразила 40% банков США (более 10 тыс.) Девальвировав доллар и располагая достаточным золотым запасом, США трансформировали золотомонетный стандарт в золотослитковый, предложив центральным банкам обменивать доллары на золото, что укрепило международный престиж их валюты.

Дольше всех выстояла перед ударами мирового кризиса Франция. Далеко не последнюю роль в основе устойчивости ее экономики играли репарации с Германии (8,2 млрд золотых рейхсмарок из 20,7 млрд до 1932 г., когда Лозаннская конференция решила приостановить взимание репараций, Франция получила от Германии 1,6 млрд фунтов. Вместе с тем Франция отдавала немалую часть средств США в счет погашения военных долгов. За вычетом этих сумм в распоряжении Франции осталось около 600 млн фунтов). В счет репараций, в частности, доставлялся уголь, который продавали предприятиям по низким ценам. Это снижало издержки производства и повышало ценовую конкурентоспособность французского экспорта.

Другой причиной "стойкости" франка было то, что он был резко (на 80%, или в пять раз) девальвирован накануне кризиса, когда "франк жерминаля" (franc germinal), удерживавший свой паритет с 1803 г. на протяжении 125 лет (0,3225 г), в 1928 г. пришлось сменить на впятеро более легкий (58,95 мг) "франк Пуанкаре". В первые месяцы кризиса банк Франции активно избавлялся от английских фунтов и американских долларов, меняя их на золото. Таким образом, золотой запас страны за 1929–1932 гг. вырос с 29 до 83 млрд франков.

Политика банка Франции, безусловно верная с позиции защиты национальных интересов, вызывала резкое недовольство в США и Великобритании. Англоязычная пресса негодовала, и даже в литературу проникли публицистические "объяснения", что-де "любовь к золоту – специфика французского менталитета". Однако научными такие выводы назвать трудно. Пятикратной девальвацией 1928 г. Пуанкаре подтвердил, что идея возврата к паритетам "Прекрасной эпохи" (Belle Epoque) неосуществима и надо искать пути укрепления валюты на новых рубежах.

На самом деле не Франция, а США были крупнейшим международным ростовщиком и Банк Франции проводил в отношении золота ту же политику, что и США на протяжении XX в.: аккумулируя запасы денежного металла, Франция вступала в жесткую конкуренцию с США за роль одного из гегемонов системы международных расчетов.

Еще в 1931 г. Великобритания создала стерлинговый блок (страны Содружества (кроме Канады), Египет, Ирак, Португалия; позже Греция, Дания, Иран, Норвегия, Швеция, Финляндия, а также фактически Япония).

В 1933 г. долларовый блок, охватывавший оба американских материка, создали США.

В июне 1933 г. после провала переговоров на лондонской Международной экономической конференции континентальная Западная Европа во главе с Францией противопоставила этому "золотой блок" (Бельгия, Нидерланды, Швейцария, позже Италия, Польша и Чехословакия).

Но по итогам развернувшихся после этого валютной и торговой войн "золотой блок" не смог достичь поставленной цели.

Валютные стабилизационные фонды, используемые для поощрения экспорта путем девальвации, сыграли роль главного "арсенала" в валютных войнах.

Первой такой фонд создала в 1932 г. Великобритания. В 1934 г. за ней последовали США, в 1935 г. – Бельгия и Канада, а в сентябре 1936 г. – Нидерланды. 1 октября 1936 г. Франция прекратила размен банкнот на золотые слитки, девальвировала франк на 25%, перейдя к политике "блуждающего франка" (колебания в пределах 38–45 мг золота в 1 франке). Золотой блок распался.

Прекращение размена валют на золото затрагивало только внутренний оборот; но соглашению между центральными банками США, Великобритании и Франции взаиморасчеты в золоте продолжались. Новый экономический кризис подтолкнул эти страны к подписанию 25 сентября 1937 г. трехстороннего соглашения о введении института консультаций между своими банками и казначействами.

В Германии в конце 1923 г. у руля руководства всей экономикой Германии встал Ялмар Шахт (1877–1970 гг.), ориентированный на США банкир и политик.

Его отец, эмигрировав в США, получил американское гражданство, но потом вернулся в Германию. Назвал своего сына (Hjalmar Horace Greeley Schacht) в честь американского политика Горация Грили. Поступив 1903 г. на работу в Дрезднер банк, Я. Шахт посетил США в 1905 г., где был представлен Дж. П. Моргану, а также президенту США Т. Рузвельту. В 1908 г. вступил в ложу "Urania zur Unsterhlichkeit" и с этого же года стал заместителем директора Дрезднер банка. В 1915 г. перешел в Национальный банк Германии (Nationalbank fur Deutschland) как член совета управляющих. С 1916 г. стал одним из его совладельцев.

С 1922 г. Я. Шахт – президент Рейхсбанка. Уйдя в 1930 г. в отставку, занял должность главного представителя финансовой корпорации Дж. П. Моргана в Германии. С 1931 г. оказывал активную поддержку НСДАП и способствовал установлению связей Гитлера с ведущими промышленниками и банкирами Германии.

После прихода Гитлера к власти с 1933 г. Я. Шахт вновь возглавил Рейхсбанк. В 1934 г. назначен рейхсминистром экономики, с 1935 г. получил задачу подготовки экономики к войне с полномочиями главного уполномоченного по военной экономике. В 1937 г. ушел с поста министра экономики, в 1939 г. – с поста председателя Рейхсбанка; в 1942 г. снял полномочия министра без портфеля. Арестован в ходе расследования заговора 1944 г. против Гитлера. В 1946 г. предстал как обвиняемый перед Нюрнбергским трибуналом, где, несмотря на протесты СССР, был оправдан членами трибунала со стороны союзников.

Новая рейхсмарка получила золотое содержание, равное довоенной золотой марке (4,2 за доллар США). Тогда же, в 1924 г., стал действовать план Дауэса, по которому США и Великобритания стали кредитовать восстановление экономики Германии на фоне выплаты репараций.

Чарльз Гейтс Дауэс (1865–1951 гг.) – американский политик, банкир, близкий к группе Дж. П. Моргана. На следующий год после принятия плана Дауэса стал вице-президентом США, а за сам план получил Нобелевскую премию мира в 1925 г.

В результате к сентябрю 1930 г. иностранные (в основном США) инвестиции в Германии превысили 26 млрд марок, в то время как по репарациям за это же время Германия выплатила немногим более 10 млрд марок. Благодаря этому промышленность Германии уже в 1927 г. вышла на довоенный уровень, а доля в мировом экспорте увеличилась за 1924–1929 гг. с 5,73 до 9,79%.

Валютная политика Я. Шахта ориентировалась на достижение максимальной независимости внешней торговли от расчетов в иностранной валюте. Для этого заключались клиринговые соглашения, по которым проводился взаимозачет сумм встречных поставок. Позднее, в годы Второй мировой войны, Германия стала накапливать по клиринговым счетам внешний долг перед зависимыми от нее странами, который к 1945 г. достиг 42 млрд марок.

Как координатор внешнеторговых закупок со стороны крупнейших военно-промышленных фирм, Я. Шахт частично финансировал реиндустриализацию Германии за счет фактической распродажи золотого запаса Рейхсбанка, который к сентябрю 1938 г. уменьшился до 26 т.

Таким образом, экономика Германии благодаря кредитной поддержке заинтересованных финансово-монополистических групп США, Великобритании и ряда других стран, несмотря на уплату репараций, опередила по темпам экономического восстановления и дальнейшего роста все крупнейшие государства, включая своих кредиторов. Основная тяжесть репарационного бремени легла на население страны (см. табл. 21).

Макроэкономические показатели крупнейших стран в 1921-1928 гг.[1]

Годы

Фран

ция

США

Велико

британия

Италия

Герма

ния

Весь

мир

Среднегодовой рост реального ВНП, %

1921-1926

10,2

8,4

2,3

2,8

15,1

5,8

1927-1930

5,0

-0,9

1,3

1,4

-2,4

-0,3

1930-1931

-4,3

-7,7

-5,1

-2,2

-10,9

-7,0

1931-1938

-1,6

2,3

3,1

2,8

8,9

-2,8

Среднегодовой рост промышленного производства, %

1921-1926

18,9

10,0

6,2

9,1

6,7

9,4

1927-1930

8,7

-0,6

-0,7

2,2

-3,8

-1,0

1930-1931

-14,8

-19,2

-6,4

-9,4

-18,8

-18,5

1931-1938

1,2

7,7

6,1

4,6

14,9

6,9

  • [1] Eichengreen В. Elusive Stability: Essays in the History of International Finance, 1919–1939. Cambridge University Press, 1993. P. 154.
 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >