Право на индивидуальность

Право на государственную регистрацию рождения, на имя и на приобретение гражданства

Статья 7 Конвенции о правах ребенка предусматривает целый комплекс прав несовершеннолетнего: право на имя, на приобретение гражданства, а также право знать своих родителей и право на их заботу. Несмотря на то что право на индивидуальность регламентируется специальными нормами и обеспечивается системой специальных гарантий, установленных в ст. 8 Конвенции, представляется, что и в ст. 7 основной удельный вес занимают нормы, регламентирующие именно данное право, поскольку имя ребенка, включая его фамилию, собственно имя и отчество (если говорить о национальных обычаях и национальном законодательстве РФ), есть не что иное, как признаки, идентифицирующие личность. В большой мере это относится и к гражданству, т.е. к устойчивой принадлежности ребенка к определенному государству.

"Ребенок регистрируется сразу же после рождения и с момента рождения имеет право на имя и на приобретение гражданства, а также, насколько это возможно, право знать своих родителей и право на их заботу". В п. 2 данной статьи содержатся обязательства государств-участников по обеспечению данного права: "Государства-участники обеспечивают осуществление этих прав в соответствии с их национальным законодательством и выполнение их обязательств согласно соответствующим международным документам в этой области, в частности в случае, если бы иначе ребенок не имел гражданства". Это означает, что соответствующие государства обязаны обеспечивать осуществление указанных прав, что называется, по максимуму. Все указанные права могут быть реально обеспечены только при регистрации рождения, во время которого удостоверяется происхождение ребенка от определенных лиц, т.е. материнство и отцовство.

Статья 24 Международного пакта о гражданских и политических правах и ст. 7 Конвенции выделяют в качестве одного из фундаментальных прав ребенка право на регистрацию его рождения. В принципе установление порядка регистрации рождения и удостоверения материнства и отцовства в законодательстве РФ в смысле полноты не вызывает нареканий; соответствующие нормы содержатся в гл. 10 СК и в Федеральном законе от 15.11.1997 № 143-Φ3 "Об актах гражданского состояния". Хотя данный Закон предусматривает, что регистрация рождения должна быть произведена в течение месяца после рождения ребенка, однако фактически допускает его регистрацию в любое время до достижения ребенком 18 лет, после чего регистрация рождения может быть произведена по заявлению самого ребенка. Как справедливо отмечает О. Ю. Худякова, указанный срок выглядит при таких обстоятельствах как формальность, так как никаких санкций за его несоблюдение законодательством РФ не предусмотрено[1]. Видимо, такое положение объясняется важностью актовой записи о рождении, которая фактически и юридически сама по себе является гарантией и создает правовую основу для всей системы гарантий реализации прав ребенка. Закон создает максимальные возможности для облегчения родителям государственной регистрации рождения: во-первых, не существует практически никакой ответственности за несоблюдение месячного срока его регистрации. За непредставление сведений о рождении в орган ЗАГС родителям грозит административное наказание по ст. 19.7 КоАП в виде штрафа. Однако в настоящее время размер этого штрафа настолько незначителен, что вряд ли может служить эффективным инструментом воздействия на правонарушителей. Во-вторых, для осуществления регистрации рождения требуется минимальное число документов, подтверждающих происхождение ребенка от соответствующих лиц; в-третьих, если по каким-либо причинам сами родители не могут явиться для государственной регистрации рождения ребенка, они могут уполномочить на это других лиц; заявление о рождении ребенка может сделать должностное лицо медицинской или иной организации, в которой проходили роды или в которой в данное время находится ребенок.

Однако практика показывает, что столь терпимое отношение законодателя к нарушению срока государственной регистрации рождения ребенка дает обратный эффект. Всемирная организация здравоохранения (ВОЗ) обратила внимание на то, что во многих странах мира не ведется надлежащая регистрация актов гражданского состояния, и в первую очередь, случаев смерти и рождения. Эксперты обращают внимание на то, что ежегодно во всем мире не регистрируется почти 40% – 48 млн из 128 млн новорожденных. Отсутствие регистрации актов гражданского состояния влечет за собой множество проблем. Незарегистрированных детей официально не существует, а это означает, что они лишены права на медицинскую помощь и возможности учиться. У таких детей больше шансов попасть в руки преступников[2]. О. Ю. Худякова отмечает, что подобная практика, приводящая к серьезному нарушению прав человека, имеет место как в России, так и в США.

Одной из причин такого положения в России, прежде всего для иностранных граждан, являются сложности процедур, связанных с установлением гражданства ребенка, родившегося на территории РФ. Следовательно, возможно совершенствование законодательства, регламентирующего государственную регистрацию рождения, в сторону упрощения процедуры его регистрации и возможности использования более широкого круга доказательств материнства и отцовства.

Эта проблема особенно остро стоит в развивающихся странах Африки и Азии, где число незарегистрированных детей доходит до 70%. В целях ее решения, а также и других проблем, возникающих при государственной регистрации рождения ребенка, в 2002 г. в США состоялась сессия Генеральной Ассамблеи ООН, где рассматривались вопросы защиты прав ребенка. На данной сессии был принят план действий, определяющий семейно-правовую политику стран-участниц. Данный план определил необходимость государственной регистрации рождения ребенка в кратчайший срок после его рождения в качестве одного из приоритетных направлений семейноправовой политики. Кроме того, участники сессии придали особое значение необходимости повышения количества детей, чье рождение зарегистрировано государством. В заключение ЮНИСЕФ и неправительственные организации, работающие в сфере государственной регистрации актов гражданского состояния, предложили на рассмотрение участников программу, устанавливающую новую систему регистрации рождений, основанную на успешном опыте других стран и позволяющую существенно снизить число детей, чье рождение не зарегистрировано государством. Так, Узбекистан, предоставлял родителям, зарегистрировавшим рождение своего ребенка, определенные льготы, другие страны осуществляли регистрацию ребенка в больнице сразу после рождения. В итоге в целях увеличения уровня регистрации рождений на сессии были выработаны следующие принципы, на которых должна быть основана современная система регистрации: эффективная децентрализация процесса регистрации; простота и доступность для населения; существование системы льгот для родителей, зарегистрировавших рождение своего ребенка.

Однако максимальное упрощение процедуры удостоверения материнства и отцовства может породить опасность удостоверения происхождения в отношении украденного, купленного ребенка и т.п. И если при удостоверении отцовства имеются определенные возможности доказать подлинное происхождение ребенка от данного лица, то при удостоверении материнства такая возможность практически полностью отсутствует. Круг доказательств, могущих подтвердить материнство, практически ничем не ограничен. Если ребенок родился вне медицинского учреждения, а мать не обращалась ни за медицинской помощью, ни для освидетельствования на предмет подтверждения факта родов, то подтвердить материнство может лицо, присутствовавшее при родах; во внимание принимаются также иные доказательства. К примеру, это могут быть свидетельские показания о том, что данному свидетелю известен факт рождения ребенка данной женщиной. Трудно не согласиться с О. Ю. Худяковой в том, что "такой подход к установлению материнства представляется довольно либеральным и открывает возможность для злоупотреблений: так, практически любая женщина может установить материнство в отношении чужого ребенка, используя допустимые законом доказательства. В настоящее время в связи с увеличением числа преступлений, связанных с похищением детей и торговлей детьми, данный вопрос является особенно актуальным. Комитет по правам человека при ООН определил, что основной целью государственной регистрации ребенка после рождения является устранение опасности похищения, рабства или продажи в рабство и защита иных прав[3].

В связи с этим встает вопрос о необходимости изменения нормы о государственной регистрации ребенка, рожденного вне медицинской организации и без оказания медицинской помощи, поскольку заявление лица, присутствовавшего во время родов, не может служить надлежащей гарантией происхождения ребенка от конкретной женщины. В подобных ситуациях более рациональным является подход, предполагающий удостоверение материнства на основании свидетельских показаний лица, присутствовавшего при родах, в сочетании со справкой из медицинского учреждения о гинекологическом осмотре женщины, которая свидетельствует о том, что женщина недавно родила ребенка. Если же женщина удостоверяет свое материнство по истечении длительного времени после рождения ребенка, когда на основании осмотра нельзя установить факт родов, материнство должно устанавливаться в суде по правилам гражданского судопроизводства"[4].

В соответствии со ст. 19 ГК и ст. 58 СК ребенок имеет право на имя, отчество и фамилию. Имя ребенку дается по соглашению родителей, отчество присваивается по имени отца, если иное не предусмотрено законами субъектов РФ или не основано на национальном обычае. Фамилия ребенка определяется фамилией родителей. При разных фамилиях родителей ребенку присваивается фамилия отца или фамилия матери по соглашению родителей, если иное не предусмотрено законами субъектов РФ. При отсутствии соглашения между родителями относительно имени и (или) фамилии ребенка возникшие разногласия разрешаются органом опеки и попечительства. Если отцовство не установлено, имя ребенку дается по указанию матери, отчество присваивается по имени лица, записанного в качестве отца ребенка, фамилия – по фамилии матери.

Понятно, что новорожденный ребенок не может самостоятельно реализовать свое право на имя в широком смысле, включая собственно имя, фамилию и отчество. Устанавливая порядок присвоения ребенку фамилии, имени и отчества, закон исходит прежде всего из необходимости учитывать волю родителей, поскольку при наличии соглашения между ними ни орган опеки и попечительства, ни какой-либо иной орган не вправе вмешиваться в решение данного вопроса, даже если выбранное родителями имя явно противоречит интересам ребенка, заведомо будет причинять ему дискомфорт. Органы опеки и попечительства окончательно решают вопрос о присвоении ребенку фамилии, имени и отчества лишь в случае разногласий между родителями. Такой подход законодателя не исключает возможности присвоения ребенку нелепого или неблагозвучного имени. Подобная позиция законодателя вряд ли может быть оправдана недопустимостью произвольного вмешательства кого-либо в дела семьи, поскольку забота об охране и о защите интересов детей должна быть последовательным приоритетным направлением всей деятельности государства, включая законодательную деятельность. Было бы вполне оправданным предоставление органам опеки и попечительства права окончательно решать вопрос о присвоении ребенку фамилии и (или) имени не только при отсутствии соглашения между родителями, но и в случаях, когда выбранное родителями для ребенка имя либо фамилия одного из родителей при их разных фамилиях явно оскорбительные, неблагозвучные или нелепые.

Фамилия, имя и отчество присваиваются при государственной регистрации рождения, как правило, на всю жизнь. Однако они могут быть в дальнейшем изменены, что предусмотрено ст. 59 СК. "По совместной просьбе родителей до достижения ребенком возраста четырнадцати лет орган опеки и попечительства, исходя из интересов ребенка, вправе разрешить изменить имя ребенку, а также изменить присвоенную ему фамилию на фамилию другого родителя". Если родители проживают раздельно и родитель, с которым проживает ребенок, желает присвоить ему свою фамилию, орган опеки и попечительства разрешает этот вопрос в зависимости от интересов ребенка и с учетом мнения другого родителя. Учет мнения родителя не обязателен при невозможности установления его места нахождения, лишении его родительских прав, признании недееспособным, а также в случаях уклонения родителя без уважительных причин от воспитания и содержания ребенка. Во всех остальных случаях учет мнения другого родителя является обязательным, что не всегда соответствует интересам ребенка, поскольку родитель вправе не дать согласия на изменение фамилии или имени ребенка без каких-либо серьезных обоснований, с целью, к примеру, доставить неприятность родителю, проживающему вместе с ребенком. Если ребенок рожден от лиц, не состоящих в браке между собой, и отцовство в законном порядке не установлено, орган опеки и попечительства, исходя из интересов ребенка, вправе разрешить изменить его фамилию на фамилию матери, которую она носит в момент обращения с такой просьбой.

Изменение имени и (или) фамилии ребенка, достигшего возраста 10 лет, может быть произведено только с его согласия. Право родителей на изменение фамилии, имени и отчества ребенка является срочным и действует до достижения ребенком возраста 14 лет, после чего его приобретает сам ребенок. Это право ребенка закреплено в ст. 58 Федерального закона "Об актах гражданского состояния". Тем самым оказались искусственно разорванными органические связи данного личного права подростка с нормами, содержащимися в гл. 11 СК и закрепляющими весь комплекс личных семейных прав несовершеннолетних детей. Такой просчет в регламентации указанного права приводит к тому, что его реализация без достаточных оснований затруднена. Дело в том, что ребенок, достигший возраста 14 лет, если он в установленном порядке не приобрел полной гражданской дееспособности, вправе переменить имя (в широком его значении) только с согласия обоих родителей. При отсутствии такого согласия перемена имени ребенка производится по решению суда. При этом закон не содержит оговорок, подобных той, которая содержится в ст. 59 СК, т.е. вообще не допускает возможности перемены имени ребенка после достижения им возраста 14 лет без согласия второго родителя, признанного судом, к примеру, недееспособным, безвестно отсутствующим либо лишенного родительских прав. Вряд ли такое законодательное решение во всех случаях отвечает интересам ребенка, так как чаще всего у подросшего ребенка давно уже прерваны связи с таким родителем. Именно потому, что он вообще не помнит своего отца или больше не желает иметь с ним ничего общего, он и обращается с просьбой о перемене фамилии и отчества. Вопрос об учете мнения родителя, проживающего отдельно от подростка, желающего переменить фамилию, имя и (или) отчество, следует решить так же, как он решен в отношении ребенка, не достигшего возраста 14 лет.

Статья 7 Конвенции выделяет в качестве одного из фундаментальных прав несовершеннолетнего право на приобретение гражданства, которое должно быть реализовано сразу же после рождения ребенка и его идентификации путем присвоения ему имени в широком его значении: собственно имени, фамилии и отчества.

Значение вопроса о гражданстве несовершеннолетних состоит в том, что на них полностью распространяются положения, установленные ч. 2 ст. 6 Конституции, в соответствии с которыми "каждый гражданин Российской Федерации обладает на ее территории всеми правами и свободами и несет равные обязанности, предусмотренные Конституцией Российской Федерации". Это означает, что сам по себе несовершеннолетний возраст личности не уменьшает объема ее гражданских и иных прав по сравнению со взрослыми, несмотря на то что реализация некоторых прав и обязанностей откладывается до достижения совершеннолетия. Из этого также следует, что на несовершеннолетних граждан в полной мере распространяются положения, установленные ст. 19 Конституции о равенстве всех перед законом и судом, о недопустимости дискриминации по признаку возраста, кроме случаев, когда обусловленные возрастом ограничения прямо предусмотрены федеральным законом или в установленном им порядке.

В соответствии с ч. 1 ст. 6 Конституции гражданство Российской Федерации устанавливается федеральным законом; в настоящее время действует Федеральный закон от 31.05.2002 № 62-ФЗ "О гражданстве Российской Федерации".

Специальные нормы о гражданстве детей содержатся в ст. 9 данного Закона. "Гражданство ребенка при приобретении или прекращении гражданства Российской Федерации одним из его родителей либо обоими его родителями сохраняется или изменяется в соответствии с настоящим Федеральным законом. Для приобретения или прекращения гражданства Российской Федерации ребенком в возрасте от четырнадцати до восемнадцати лет необходимо его согласие. Гражданство Российской Федерации ребенка не может быть прекращено, если в результате прекращения гражданства Российской Федерации он станет лицом без гражданства. Гражданство ребенка не изменяется при изменении гражданства его родителей, лишенных родительских прав. В случае изменения гражданства ребенка не требуется согласие его родителей, лишенных родительских прав". В ст. 12 Закона перечислены условия приобретения ребенком гражданства по рождению. В соответствии с подп, "г" п. 2 ст. 14 Закона один из родителей может быть принят в гражданство Российской Федерации в упрощенном порядке, без соблюдения установленных ст. 13 данного Закона условий, если он имеет ребенка, являющегося гражданином Российской Федерации, – в случае, если другой родитель этого ребенка, являющийся гражданином Российской Федерации, умер либо решением суда, вступившим в законную силу, признан безвестно отсутствующим, недееспособным или ограниченным в дееспособности, лишен родительских прав или ограничен в родительских правах. В соответствии с п. 6 данной статьи в упрощенном порядке в гражданство Российской Федерации принимается ребенок, являющийся иностранным гражданином или лицом без гражданства:

  • а) ребенок, один из родителей которого имеет гражданство Российской Федерации, – по заявлению этого родителя и при наличии согласия другого родителя на приобретение ребенком гражданства Российской Федерации. Такое согласие не требуется, если ребенок проживает на территории РФ;
  • б) ребенок, единственный родитель которого имеет гражданство Российской Федерации, – по заявлению этого родителя;
  • в) ребенок, над которым установлены опека или попечительство, – по заявлению опекуна или попечителя, имеющих гражданство Российской Федерации. Также в упрощенном порядке осуществляется выход из гражданства Российской Федерации ребенка, один из родителей которого имеет гражданство Российской Федерации, а другой родитель является иностранным гражданином либо единственный родитель которого является иностранным гражданином, по заявлению обоих родителей либо по заявлению единственного родителя (ст. 19 Закона).

В ст. 24 Закона перечисляются условия изменения гражданства ребенка при приобретении или прекращении гражданства его родителями или единственным родителем; в ст. 25 решается вопрос о гражданстве ребенка при приобретении его родителями или одним из них гражданства Российской Федерации, при этом предусматриваются все могущие возникнуть при этом ситуации. В соответствии со ст. 26 Закона гражданство ребенка, являющегося гражданином Российской Федерации и усыновленного (удочеренного) иностранными гражданами (иностранным гражданином), сохраняется, однако может быть прекращено по заявлению усыновителей или единственного усыновителя, при условии, если после его прекращения ребенок не окажется лицом без гражданства. В данной статье решается также вопрос о гражданстве ребенка, усыновленного или удочеренного гражданином (гражданами) Российской Федерации или супругами, один из которых является гражданином Российской Федерации, а другой – иностранным гражданином или лицом без гражданства. Наконец, в ст. 27 Закона подробно регламентируется вопрос о гражданстве ребенка, находящегося под опекой или попечительством либо помещенного в детское воспитательное или иное учреждение. Такой ребенок может приобрести российское гражданство в упрощенном порядке по заявлению опекуна или попечителя либо руководителя детского учреждения, в которое он помещен на воспитание.

Таким образом, в указанном Законе вопрос о гражданстве детей в самых разных ситуациях регламентирован практически исчерпывающим образом. Тем не менее с учетом горького опыта весьма неудачного в ряде случаев усыновления детей, являющихся гражданами Российской Федерации, усыновителями – иностранными гражданами или лицами без гражданства, проживающими за пределами Российской Федерации, напрашивается вывод о необходимости пересмотра некоторых положений этого в принципе вполне качественного закона. Представляется необходимым на данном этапе предусмотреть в нем запрет на прекращение российского гражданства усыновленного ребенка по инициативе усыновителя, являющегося иностранным гражданином или лицом без гражданства и проживающего вместе с усыновленным за пределами Российской Федерации, независимо от приобретения усыновленным ребенком гражданства страны проживания. Такие же жесткие условия о сохранении за усыновленными детьми российского гражданства должны предусматриваться и в международных договорах РФ, с тем чтобы у несовершеннолетнего российского гражданина оставалась его родина, сохранялась возможность получить защиту со стороны Российского государства при проживании за его пределами и вернуться на родину в любое время в соответствии с положениями, установленными ст. 27 Конституции. Такие гарантии должны быть сохранены за усыновленным ребенком по крайней мере до достижения им совершеннолетия, после чего он может принять самостоятельное решение об изменении гражданства. Конкретные жизненные ситуации с детьми – гражданами России, усыновленными иностранными гражданами, по инициативе которых было прекращено российское гражданство, а затем возвращенными в Российскую Федерацию, обусловили необходимость решить вопрос о восстановлении их российского гражданства.

Необходимость таких мер диктуется также тем, что в соответствии со ст. 8 Конвенции "государства-участники обязуются уважать право ребенка на сохранение своей индивидуальности, включая гражданство, имя и семейные связи, как предусматривается законом, не допуская противозаконного вмешательства. Если ребенок незаконно лишается части или всех элементов своей индивидуальности, государства-участники обеспечивают ему необходимую помощь и защиту для скорейшего восстановления его индивидуальности". Приходится констатировать, что в тех случаях, когда дети лишаются возможности жить и воспитываться в родной семье, они нередко частично лишаются своей индивидуальности, что в принципе допустимо, если это имеет место в рамках закона. Поэтому не является незаконным вмешательство в индивидуальность несовершеннолетнего в тех случаях, когда при усыновлении имеется необходимость изменения его фамилии, имени и отчества. В соответствии с п. 2 ст. 134 СК по просьбе усыновителя усыновленному ребенку присваиваются фамилия усыновителя, а также указанное им имя. Отчество ребенку присваивается по имени усыновителя, если усыновитель мужчина, а при усыновлении ребенка женщиной – по имени лица, указанного ею в качестве отца усыновленного ребенка. При разных фамилиях супругов-усыновителей усыновленному ребенку присваивается фамилия одного из них по их соглашению.

Закон предусматривает возможность изменения также даты и места рождения усыновляемого. Дата рождения изменяется, по общему правилу, в течение первого года жизни и не более, чем на три месяца. В основном такие меры принимаются для сохранения тайны усыновления; считается, что тайна усыновления сохраняется исключительно в интересах усыновленного, хотя во многих случаях это делается в большей степени в интересах усыновителя. В процессе реализации Национальной стратегии планируется переход Российской Федерации к открытому усыновлению с отказом от тайны усыновления. Нередко фамилия, имя и отчество усыновленного не соответствуют его этническому происхождению, что подчас видно, что называется, невооруженным глазом. Поэтому в тех случаях, когда просьба усыновителя об изменении фамилии, имени и отчества усыновляемого вступает в противоречия с требованиями ст. 123 СК об учете этнического происхождения ребенка, его религии, культуры и иных составляющих его генетической среды, выбор должен быть сделан в пользу сохранения индивидуальности усыновляемого. С этих позиций значимым представляется вопрос об изменении подхода законодателя к решению проблемы сохранения правовых связей с кровными родственниками усыновляемого. В настоящее время такая возможность допускается лишь в случае гибели одного из родителей ребенка.

Восстановление индивидуальности, если она частично была утрачена при усыновлении, имеет место, насколько это возможно, при его отмене; суду предоставляется право решать вопрос о восстановлении бывшему усыновленному его прежнего имени, включая фамилию, имя и отчество, а также кровных связей (ст. 143 СК).

  • [1] Худякова О. Ю. Установление происхождения детей по законодательству РФ и США (сравнительное исследование): дис. ... канд. юрид. наук. М., 2009. С. 60–61.
  • [2] Beyond the numbers. Reviewing maternal deaths and complications to make pregnancy safer // un.org. 15.03.2008.
  • [3] Human Rights Committee General comment 17/35 of April 1989 [rights of the child]. P. 7.
  • [4] Худякова О. Ю. Указ. соч. С. 77.
 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >