Специальный (отраслевой) правовой статус несовершеннолетнего

В результате изучения данного раздела студент должен:

знать нормы гражданского, семейного, трудового, жилищного права, устанавливающие отраслевую правосубъектность несовершеннолетних; действующие акты толкования соответствующих норм, принимаемые высшими судебными инстанциями: постановления и определения Конституционного Суда РФ, постановления Пленума Верховного Суда РФ;

уметь анализировать социально значимые проблемы и процессы, касающиеся правового положения несовершеннолетних; юридически правильно квалифицировать факты и обстоятельства; давать квалифицированные юридические заключения и консультации о правах и обязанностях несовершеннолетних;

владеть навыками использования основных положений и методов социальных, гуманитарных и экономических наук для решения проблем правового положения несовершеннолетних; подготовки юридических документов;

быть компетентным в области применения нормативных правовых актов, реализующих нормы материального и процессуального права о правовом положении несовершеннолетних; в вопросах разработки нормативных правовых актов, затрагивающих права и интересы несовершеннолетних; в вопросах толкования различных нормативных правовых актов в отношении несовершеннолетних.

Гражданско-правовой статус несовершеннолетних

Гражданская правосубъектность несовершеннолетних

В ст. 14 Международного пакта о гражданских и политических правах и в целом ряде других международно-правовых документов[1] закреплено одно из общепризнанных прав человека – право на признание его правосубъектности. Из всех отраслевых правосубъектностей раньше всего наступает гражданская правосубъектность. В частности, гражданская правоспособность как один из элементов гражданской правосубъектности наступает у человека с момента рождения и прекращается смертью, следовательно, в отличие, к примеру, от трудовой правоспособности, гражданская правоспособность, под которой следует понимать способность лица иметь гражданские права и обязанности, существует в течение всего периода несовершеннолетия.

Содержание гражданской правоспособности физических лиц, в том числе несовершеннолетних, раскрывается в ст. 18 ГК, согласно которой граждане могут иметь имущество на праве собственности; наследовать и завещать имущество; заниматься предпринимательской и любой иной не запрещенной законом деятельностью; создавать юридические лица самостоятельно или совместно с другими гражданами и юридическими лицами; совершать любые не противоречащие закону сделки и участвовать в обязательствах; избирать место жительства; иметь права авторов произведений науки, литературы и искусства, изобретений и иных охраняемых законом результатов интеллектуальной деятельности; иметь иные имущественные и личные неимущественные права. Таким образом, из буквального толкования данной статьи ГК следует, что объем и содержание гражданской правоспособности физических лиц является одинаковым на всех этапах их жизни, т.е. она является одинаково статичной как у взрослых, так и у несовершеннолетних. Это положение в науке гражданского права стало практически аксиомой.

Однако некоторые проблемы, непосредственно касающиеся содержания гражданской правоспособности несовершеннолетних, все же требуют специального анализа. С одной стороны, обратим внимание на то, что эти субъекты, как нам представляется, обладают весьма специфическим гражданским правом именно как несовершеннолетние: правом на эмансипацию с целью приобретения полной гражданской дееспособности. Конечно, можно было бы говорить о более общем субъективном праве – о праве на приобретение полной гражданской дееспособности, в том числе в результате эмансипации и вступления в брак. Однако право на вступление в брак, на снижение брачного возраста является субъективным семейным, а не гражданским правом. Если подростку удастся реализовать это семейное право, т.е. если ему будет снижен брачный возраст в установленном законом порядке, то гражданская дееспособность приобретается им автоматически. С другой стороны, целью вступления несовершеннолетнего в брак не обязательно является приобретение им полной гражданской дееспособности; более того, это не всегда ему выгодно, так как в силу ст. 120 СК прекращается выплата средств на его содержание. Приобретение им полной гражданской дееспособности – это, если можно так выразиться, неизбежный, иногда "побочный" эффект, который может и не быть до конца осознан подростком. Более того, при признании брака недействительным он может утратить полную гражданскую дееспособность и вернуться в гражданско-правовой статус несовершеннолетнего.

Иное дело – эмансипация, самоцелью которой как раз и является приобретение несовершеннолетним полной гражданской дееспособности. Эмансипация – это и есть по существу приобретение полной гражданской дееспособности в несовершеннолетнем возрасте, т.е. объявление (признание) его полностью дееспособным. Других целей эмансипация не имеет. В соответствии со ст. 27 ГК несовершеннолетний, достигший 16 лет, может быть объявлен полностью дееспособным, если он работает по трудовому договору, в том числе по контракту, или с согласия родителей, усыновителей или попечителя занимается предпринимательской деятельностью.

Объявление несовершеннолетнего полностью дееспособным (эмансипация) производится по решению органа опеки и попечительства – с согласия обоих родителей, усыновителей или попечителя либо при отсутствии такого согласия – по решению суда. Родители, усыновители и попечитель не несут ответственности по обязательствам эмансипированного несовершеннолетнего, в частности по обязательствам, возникшим вследствие причинения им вреда. После объявления несовершеннолетнего полностью дееспособным он уже не может, даже если бы и хотел, вновь приобрести гражданско-правовой статус несовершеннолетнего; законодательство РФ не предусматривает отмену эмансипации. Таким образом, право несовершеннолетнего стать хотя бы de iure "взрослым" лучше всего обозначить именно как его право на эмансипацию. Данное право включается в содержание гражданской правоспособности физического лица и может быть реализовано, т.е. трансформировано в субъективное гражданское право, лишь на этапе его несовершеннолетия, более конкретно – в период от 16 до 18 лет.

С другой стороны, непреложным фактом является отсутствие у несовершеннолетних юридической возможности завещать свое имущество, хотя бы то, которым они могут свободно распоряжаться, что, по нашему мнению, является не чем иным, как уменьшением объема гражданской правоспособности несовершеннолетних. Данный вопрос требует специального анализа и будет рассмотрен ниже.

Что касается гражданско-правовых обязанностей несовершеннолетнего, которые также входят в содержание его гражданской правоспособности, то практически никакой специфики в их содержании и реализации не усматривается. Одни из них реализуются самим несовершеннолетним, насколько это позволяет объем его гражданской дееспособности, другие – его законными представителями либо им самим, но с согласия или с помощью законных представителей. Трудности могут возникнуть в процессе реализации некоторых личных неимущественных обязанностей, например обязанности опровергнуть сведения, порочащие честь, достоинство или деловую репутацию гражданина или организации, если эти сведения распространило несовершеннолетнее лицо в возрасте от 14 до 18 лет. Этот вопрос в науке гражданского права практически не ставился, хотя подобных ситуаций в жизни несовершеннолетних возникает немало, в школьной жизни, в оздоровительном лагере и др., к примеру, когда кто-либо из подростков подозревается в совершении кражи. Представляется, что эта обязанность может быть реализована самим несовершеннолетним. Его законный представитель может оказать ему в этом помощь, в связи с чем он привлекается к участию в судебном разбирательстве.

Другим элементом гражданской правосубъектности является гражданская дееспособность, которую ст. 21 ГК определяет как способность лица самостоятельно, собственными действиями приобретать для себя и осуществлять гражданские права, а также нести (исполнять) обязанности. В Российской Федерации, так же как и в ряде других стран существует так называемое постепенное нарастание дееспособности. Так, в зависимости от возраста различают полную недееспособность (от 0 до 6 лет), дееспособность малолетних (от 6 до 14 лет) и дееспособность несовершеннолетних (от 14 до 18 лет).

Согласно подп. 4 п. 2 ст. 26 и п. 2 ст. 28 ГК как малолетние, так и несовершеннолетние могут совершать:

  • – мелкие бытовые сделки;
  • – сделки, направленные на безвозмездное получение выгоды, не требующие нотариального удостоверения либо государственной регистрации;
  • – сделки по распоряжению средствами, предоставленными законным представителем или с согласия последнего третьим лицом для определенной цели или для свободного распоряжения.

Под бытовыми понимаются сделки, направленные на удовлетворение обычных потребностей несовершеннолетнего: приобретение продуктов питания, учебников, тетрадей, канцелярских принадлежностей, парфюмерных товаров, ремонт одежды или обуви и т.п. По характеру они должны соответствовать возрасту несовершеннолетнего. Устанавливая, что подобные сделки должны быть "мелкими", закон имеет в виду относительно небольшую стоимость приобретаемых несовершеннолетним вещей и иных затрат. На наш взгляд, было бы целесообразно соотносить категорию мелкой бытовой сделки с требованиями о форме сделки, в частности со ст. 161 ГК, регламентирующей форму сделки: мелкая бытовая сделка должна укладываться в разрешенную законодателем устную форму (разумеется, за исключением случаев, когда сделка на любую сумму может быть совершена в устной форме при полном совпадении момента ее заключения и исполнения).

Существуют различные точки зрения и о том, какие именно сделки можно считать направленными на безвозмездное получение выгоды, тем более когда их совершает малолетний. По мнению М. А. Хватовой, законодатель ясно обозначил этот вопрос, во-первых, исключив из списка те сделки, которые требуют нотариального удостоверения или государственной регистрации, во-вторых, сделка должна быть направлена к выгоде малолетнего, в-третьих, законодатель четко формулирует, что данные сделки должны быть безвозмездными, т.е. исключается обязанность встречного предоставления со стороны малолетнего.

И наконец, по смыслу п. 2 ст. 28 ГК малолетнему могут быть предоставлены не только для определенной цели, но и для свободного распоряжения денежные средства или иное имущество любой ценности. Причем закон не указывает, что свободно распоряжаться ими малолетний может только путем совершения мелких бытовых сделок, он также может пользоваться данными средствами и иным образом определять их юридическую судьбу[2]. Предполагается, что "свободное распоряжение" малолетнего будет осуществляться как правило с одобрения родителей, усыновителей, опекунов[3].

В аспекте сказанного необходимо обратить внимание на разницу в объеме прав законных представителей малолетних детей в возрасте до шести лет и полностью недееспособных граждан, с одной стороны, и детей в возрасте от 6 до 14 лет – с другой. Объем этих прав не равнозначен. В первом случае защита прав малолетних осуществляется путем признания недействительными любых сделок, совершенных с подопечными, так как такие сделки в принципе невозможны, а потому являются ничтожными. Во втором случае может и не найтись оснований для признания таких сделок недействительными. Например, взрослый совершает безвозмездную сделку к имущественной выгоде ребенка, дарит девочке в возрасте 10–12 лет золотое кольцо с бриллиантом; сделка не требует нотариального удостоверения или государственной регистрации. Однако для законного представителя ясно, что она совершается для соблазнения и растления ребенка либо с целью последующего шантажа его близких и т.п., т.е. противоречит основам нравственности, хотя доказать наличие такой цели и умысла взрослого удастся далеко не всегда. В таких случаях законный представитель малолетнего может, как нам представляется, ставить вопрос не о признании сделки недействительной, а о ее расторжении, однако следует констатировать, что прямых оснований для расторжения таких сделок в гражданском праве нет. Основаниями для расторжения договоров по решению суда являются либо существенное нарушение одной из сторон условий договора (ст. 450 ГК), либо существенное изменение обстоятельств, при которых договор был заключен (ст. 451 ГК). Отсутствие в современной России, при наличии самых изощренных способов посягательства на нравственные основы общества, на правопорядок, а порой также на личную безопасность человека, особенно такой уязвимой категории, как несовершеннолетние, таких оснований расторжения договора, заключенного малолетними, которые, как принято говорить, "развязывали бы руки" их законным представителям, является существенным пробелом. В связи с этим необходимо внести в ст. 28 ГК дополнение о том, что законный представитель малолетнего вправе требовать по суду расторжения сделки, совершенной к его имущественной выгоде, если при этом нарушаются его личные или имущественные права и иные охраняемые законом интересы. Все сказанное можно отнести также к действиям законного представителя несовершеннолетнего в возрасте от 14 до 18 лет, если с подростком заключена сделка, безупречная с чисто юридических позиций, но нарушающая его законные интересы, наносящая вред его физическому, психическому и нравственному развитию или создающая угрозу его личной безопасности.

Объем дееспособности несовершеннолетних в возрасте от 14 до 18 лет значительно шире, поскольку речь идет о подростках, приближающихся к совершеннолетию. Именно поэтому их законные представители призваны оказывать им помощь в осуществлении их прав и обязанностей, предусмотренных в данном случае гражданским законодательством. При этом п. 2 ст. 26 ГК дает перечень прав, при распоряжении которыми подросток совершенно самостоятелен, свободен независимо от согласия или несогласия законных представителей на совершение сделок. К ним относятся, помимо прав, указанных в ст. 28 ГК, также:

  • 1) право распоряжаться своим заработком, стипендией или иными доходами. Несовершеннолетний в возрасте от 14 до 18 лет вправе самостоятельно, т.е. независимо от согласия родителей (усыновителей, попечителя), распоряжаться своим заработком, стипендией или иными доходами[4]. Указанное право – наиболее существенное из входящих в объем частичной дееспособности лиц в возрасте от 14 до 18 лет. Поскольку несовершеннолетние согласно трудовому законодательству вправе вступать при определенных условиях в трудовые правоотношения, они должны иметь возможность распоряжаться вознаграждением, полученным за труд. То же касается стипендии и иных доходов (например, доходов от предпринимательской деятельности, гонораров за использование произведений и т.п.). По смыслу закона несовершеннолетний вправе распорядиться и накопленным им заработком (независимо от суммы). По мнению М. А. Хватовой, он может распорядиться без согласия законных представителей также вещами, приобретенными на заработок[5]. Вряд ли можно согласиться с такой позицией; во всяком случае, она прямо не следует из текста ст. 26 ГК. Напротив, как нам представляется, пока денежные средства, составляющие доходы несовершеннолетнего, не превращены в вещи, ценные бумаги или в имущественные права, он может ими свободно распоряжаться, в то время как сделки с конкретным имуществом, независимо от источника его приобретения, должны быть совершены подростком с согласия законных представителей;
  • 2) возможность осуществлять права автора произведения науки, литературы или искусства, изобретения или иного охраняемого законом результата своей интеллектуальной деятельности. Несовершеннолетние в возрасте от 14 до 18 лет вправе самостоятельно осуществлять авторские и изобретательские права: заключать авторские договоры с целью использования созданных ими произведений, требовать выдачи патента на изобретение и т.д. Полученным гонораром или иным вознаграждением несовершеннолетний распоряжается самостоятельно;
  • 3) право вносить в соответствии с законом вклады в кредитные учреждения и распоряжаться ими. Указанное право несовершеннолетних, как сказано в п. 2 ст. 26 ГК, осуществляется "в соответствии с законом". Он вправе самостоятельно сделать вклад и в полной мере распоряжаться вкладом, если лично внес его на свое имя. Если же вклад внесен другим лицом на имя несовершеннолетнего, достигшего 14 лет, или перешел к нему по наследству, то он вправе распоряжаться им только с письменного согласия родителей (усыновителей, попечителя);
  • 4) по достижении 16 лет быть членом кооператива. Вступив в кооператив, несовершеннолетний приобретает все, в том числе имущественные права и обязанности в этой организации, и может самостоятельно их осуществлять. Возникает вопрос: может ли несовершеннолетний стать участником хозяйственного общества? Думается, что никаких препятствий, которые были бы обусловлены именно несовершеннолетним возрастом гражданина, закон не предусматривает, однако для этого необходимо письменное согласие его законных представителей, как и на совершение других сделок, помимо указанных, а также иных юридически значимых действий. Волю в такого рода сделках и иных действиях выражает сам несовершеннолетний. Согласие родителей, усыновителей или попечителя, как предусмотрено п. 1 ст. 26 ГК, должно быть выражено в письменной форме. Несоблюдение этого требования является основанием для признания сделки, совершенной несовершеннолетним, недействительной (ст. 175 ГК). Однако допускается последующее письменное одобрение сделки родителями, усыновителями, попечителем.

Устанавливая, что несовершеннолетние могут совершать сделки с согласия родителей, закон не имеет в виду непременное согласие обоих родителей: достаточно согласия одного из них, поскольку российское семейное законодательство исходит из принципа полного равенства прав родителей по отношению к детям. То же самое надо сказать об усыновителях: требуется согласие не обоих усыновителей (если их двое), а одного из них.

Однако не все сделки несовершеннолетнее лицо может совершить, даже если на их совершение дано согласие его законных представителей. Круг сделок, которые не могут быть совершены самим лицом в возрасте от 14 до 18 лет, зависит от особенностей правового режима некоторых объектов гражданских прав. В частности, в соответствии со ст. 13 Федерального закона от 13.12.1996 № 150-ФЗ "Об оружии" право на приобретение оружия самообороны, спортивного, охотничьего, сигнального оружия, а также холодного клинкового оружия, предназначенного для ношения с национальными костюмами народов Российской Федерации или казачьей формой, имеют граждане Российской Федерации, достигшие 18 лет, после получения лицензии на приобретение конкретного вида оружия в органах внутренних дел по месту жительства. Возраст, с достижением которого граждане могут получить лицензию на хранение и ношение огнестрельного гладкоствольного охотничьего оружия, может быть снижен не более чем на два года законодательными (представительными) органами субъектов РФ. В соответствии со ст. 37 ГК опекун не вправе совершать, а попечитель – давать согласие на совершение сделок по отчуждению, в том числе обмену или дарению имущества подопечного, сдаче его внаем (в аренду), в безвозмездное пользование или в залог, сделок, влекущих отказ от принадлежащих подопечному прав, раздел его имущества или выдел из него долей, а также любых других сделок, влекущих уменьшение имущества подопечного.

В соответствии со ст. 19 Федерального закона "Об опеке и попечительстве" недвижимое имущество, принадлежащее подопечному, не подлежит отчуждению, за исключением:

  • 1) принудительного обращения взыскания по основаниям и в порядке, которые установлены федеральным законом, в том числе при обращении взыскания на предмет залога;
  • 2) отчуждения по договору ренты, если такой договор совершается к выгоде подопечного;
  • 3) отчуждения по договору мены, если такой договор совершается к выгоде подопечного;
  • 4) отчуждения жилого дома, квартиры, части жилого дома или квартиры, принадлежащих подопечному, при перемене места жительства подопечного;
  • 5) отчуждения недвижимого имущества в исключительных случаях (необходимость оплаты дорогостоящего лечения и др.), если этого требуют интересы подопечного. Для заключения в соответствии с ч. 1 ст. 19 названного Закона сделок, направленных на отчуждение недвижимого имущества, принадлежащего подопечному, выдается предварительное разрешение органа опеки и попечительства. В соответствии со ст. 60 СК данные правила управления имуществом несовершеннолетних, как уже отмечалось, в основном распространяются на родителей и усыновителей.

Нарушение требований ст. 26 и 28 ГК влечет недействительность сделок. В соответствии со ст. 172 ГК ничтожна сделка, совершенная несовершеннолетним, не достигшим 14 лет (малолетним). К такой сделке применяются правила, предусмотренные абз. 2 и 3 п. 1 ст. 171 ГК. Это значит, что каждая из сторон такой сделки обязана возвратить другой все полученное в натуре, а при невозможности возвратить полученное в натуре – возместить его стоимость в деньгах.

Дееспособная сторона, т.е. взрослый участник сделки, обязана, кроме того, возместить другой стороне понесенный ею реальный ущерб, если она знала или должна была знать о малолетнем возрасте другой стороны. В интересах малолетнего совершенная им сделка может быть по требованию его родителей, усыновителей или опекуна признана судом действительной, если она совершена к выгоде малолетнего.

В соответствии со ст. 175 ГК сделка, совершенная несовершеннолетним в возрасте от 14 до 18 лет без согласия его родителей, усыновителей или попечителя, в случаях, когда такое согласие требуется в соответствии со ст. 26 ГК, может быть признана судом недействительной по иску родителей, усыновителей или попечителя. Таким образом, она является оспоримой сделкой и считается действительной до тех пор, пока не будет признана недействительной в судебном порядке. Если такая сделка признана недействительной, каждая из сторон должна вернуть другой стороне все полученное по сделке в натуре, а при невозможности возврата имущества в натуре – возместить его стоимость в денежном выражении. Кроме того, взрослый участник сделки обязан возместить несовершеннолетнему реальный ущерб, если он знал или должен был знать, что для совершения данной сделки требуется согласие законного представителя несовершеннолетнего, тем не менее совершил ее без требуемого согласия. Данные правила не распространяются на сделки несовершеннолетних, ставших полностью дееспособными.

Ограничение дееспособности несовершеннолетних предусмотрено ч. 4 ст. 26 ГК. Основанием для данного ограничения являются, как правило, неразумные траты несовершеннолетних. В качестве достаточных оснований к ограничению дееспособности несовершеннолетнего могут служить факты неразумной траты денег, например трата их на приобретение алкогольных напитков и т.п. Однако ни в законах, ни в иных нормативных актах данное основание не указывается, т.е. в этом случае, можно говорить лишь о сложившейся практике применения п. 4 ст. 26 ГК[6].

Традиционно в состав гражданской дееспособности включается не только способность лица самостоятельно совершать сделки (сделкоспособность), а также иные правомерные юридические действия, но и деликтоспособность, т.е. способность самостоятельно нести ответственность за причинение вреда. Несовершеннолетние в возрасте от 14 до 18 лет считаются деликтоспособными, т.е. сами отвечают за имущественный вред, причиненный их действиями. Однако, если у несовершеннолетнего нет имущества или заработка, достаточного для возмещения вреда, вред в соответствующей части должен быть возмещен его родителями (усыновителями, попечителем), если они не докажут, что вред возник не по их вине (ст. 1074 ГК).

В соответствии со ст. 22 ГК никто не может быть ограничен в правоспособности и дееспособности иначе, как в случаях и в порядке, установленных законом.

Несоблюдение требуемых законом условий и порядка ограничения дееспособности граждан или их права заниматься предпринимательской либо иной деятельностью влечет недействительность акта государственного или иного органа, устанавливающего соответствующее ограничение. Полный или частичный отказ гражданина от правоспособности или дееспособности и другие сделки, направленные на ограничение правоспособности или дееспособности, ничтожны, за исключением случаев, когда такие сделки допускаются законом.

Данная норма без всяких изъятий применяется также к несовершеннолетним и реализуется в принципе без каких- либо особенностей, обусловленных их возрастом, за исключением случаев, когда сделки, направленные на отказ гражданина от своих субъективных гражданских прав или от их осуществления, допускаются законом, следовательно, могут быть совершены как самими несовершеннолетними, так и законными представителями малолетних. Такой отказ – это также сделка, которая может быть либо односторонней, оформленной в виде заявления, в котором выражена воля правообладателя на отказ от своего права, либо такое условие может быть предусмотрено в договоре. Поскольку это сделка, то к ней применяются все требования, установленные ст. 26 и 28 ГК. Однако законные представители несовершеннолетних не всегда могут полностью осознать всю серьезность последствий, которые наступят или могут наступить в результате такого отказа. Поэтому полагаем, что для осуществления сделок-отказов, совершаемых законным представителем малолетнего либо несовершеннолетним с согласия законного представителя, всегда должно требоваться предварительное разрешение органов опеки и попечительства.

Происходящие в современном мировом сообществе процессы глобализации неизбежно влекут за собой резкое расширение сферы трансграничных отношений, участником которых может стать несовершеннолетний, вступая в различного рода взаимосвязи с иностранным элементом как на территории РФ, так и за ее пределами. Вполне понятно, что данные обстоятельства требуют от каждого государства, с одной стороны, максимальной четкости правового регулирования межгосударственных отношений частноправового характера, с другой – толерантности и лояльности, что может быть достигнуто путем установления взаимовыгодных с точки зрения защиты интересов физических лиц коллизионных норм и принципов применения законодательства одного государства на территории другого. Данные отношения регулируются нормами международного частного права, содержащимися прежде всего в многосторонних и двусторонних международных соглашениях и договорах о применимом праве. Общеизвестным источником международного частного права является, к примеру, Минская конвенция о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам 1993 г., участниками которой являются страны СНГ. На случай отсутствия международных договоров вопросы применимого права решаются в коллизионных нормах, содержащихся в национальном законодательстве. Такие нормы, регламентирующие правосубъектность физических лиц, установлены в разд. VI ГК, именуемом "Международное частное право".

В соответствии со ст. 1196 ГК гражданская правоспособность физического лица определяется его личным законом. При этом иностранные граждане и лица без гражданства пользуются в Российской Федерации гражданской правоспособностью наравне с российскими гражданами, кроме случаев, установленных законом. Гражданская дееспособность физического лица также определяется его личным законом (ст. 1197 ГК). Согласно ст. 1195 ГК личным законом физического лица считается право страны, гражданство которой это лицо имеет. Если лицо наряду с российским гражданством имеет и иностранное гражданство, его личным законом является российское право. Если иностранный гражданин имеет место жительства в Российской Федерации, его личным законом является российское право. При наличии у лица нескольких иностранных гражданств личным законом считается право страны, в которой это лицо имеет место жительства. Личным законом лица без гражданства считается право страны, в которой это лицо имеет место жительства. Личным законом беженца считается право страны, предоставившей ему убежище.

Однако может сложиться ситуация, когда физическое лицо, совершив на территории какого-либо иностранного государства сделку, впоследствии оказавшуюся для него невыгодной, может поставить вопрос о признании ее недействительной на том основании, что в собственном государстве оно не обладает необходимым объемом гражданской дееспособности, к примеру, по причине своего несовершеннолетия. Во избежание подобных ситуаций в п. 2 ст. 1197 ГК предусмотрено, что физическое лицо, не обладающее гражданской дееспособностью по своему личному закону, не вправе ссылаться на отсутствие у него дееспособности, если оно является дееспособным по праву места совершения сделки, за исключением случаев, когда будет доказано, что другая сторона знала или заведомо должна была знать об отсутствии дееспособности. Признание в Российской Федерации физического лица недееспособным или ограниченно дееспособным подчиняется российскому праву.

Статья 1198 ГК устанавливает, что права физического лица на имя, его использование и защиту определяются его личным законом, если иное не предусмотрено ГК или другими законами.

Непосредственное отношение к несовершеннолетним имеет ст. 1199 ГК, определяющая применимое право в отношениях по опеке и попечительству. Опека или попечительство над несовершеннолетними, недееспособными или ограниченными в дееспособности совершеннолетними лицами устанавливается и отменяется по личному закону лица, в отношении которого устанавливается либо отменяется опека или попечительство. Обязанность опекуна (попечителя) принять опеку (попечительство) определяется поличному закону лица, назначаемого опекуном (попечителем). Отношения между опекуном (попечителем) и лицом, находящимся под опекой (попечительством), определяются по праву страны, учреждение которой назначило опекуна (попечителя). Однако когда лицо, находящееся под опекой (попечительством), имеет место жительства в Российской Федерации, применяется российское право, если оно более благоприятно для этого лица.

  • [1] См., например: ст. 23 Конвенции СНГ о правах и основных свободах человека 1995 г. Ратифицирована Российской Федерацией (см. Федеральный закон от 04.11.1995 № 163-Φ3). Вступила в силу для Российской Федерации 11 августа 1998 г.
  • [2] Гражданское право: учебник/ отв. ред. Е. А. Суханов. Т. 1. М.: БЕК, 1998. С. 138.
  • [3] Хватова М. А. Гражданская и семейная правосубъектность физических лиц: дис. ... канд. юрид. наук. М., 2007. С. 76.
  • [4] Гражданское право: учебник для вузов / под ред. В. В. Залесского, проф. Μ. М. Рассолова. М.: Юнити-Дана; Закон и право, 2002. С. 38.
  • [5] Хватова М. А. Указ. соч. С. 79.
  • [6] Xвamoвa М. А. Указ. соч. С. 86.
 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >