Меню
Главная
Авторизация/Регистрация
 
Главная arrow Экономика arrow Макроэкономика

Современные школы макроэкономики

Прежде чем дать краткую характеристику двум современным школам макроэкономики, следует указать на то, что в условиях математизации экономической науки ни новые классики, ни новые кейнсианцы не оказали существенного влияния на выработку макроэкономической политики. Как отмечает С. Моисеев, "...новые классические экономисты оказались успешными в критике больших кейнсианских макроэкономических моделей и основанных на них рекомендаций для правительства. Они привлекли внимание к роли ожиданий и правилам денежно-кредитной политики, которые продолжают усердно изучаться посредством методов математического моделирования. Новые кейнсианские экономисты, в свою очередь, разработали более совершенные модели, объясняющие, почему слабая адаптация заработной платы и цен не в состоянии уравновесить рынки. Кроме того, они создали концепцию рыночных несовершенств, с помощью которой объясняются краткосрочные колебания делового цикла. Взаимодействие двух этих школ носит сегодня во многом академический, интеллектуальный характер, далекий от решения конкретных проблем"[1].

"Новые классики"

Первая половина 70-х гг. XX века считается временем рождения "новой классической школы" как определенного единства специфической методологии, самой теории "рациональных ожиданий" и связанных с ними выводов для экономической политики. Именно тогда вышли в свет публикации, составившие идейное лицо новой школы: Р. Лукас и Э. Прескотт "Инвестирование в условиях неопределенности" (1971), Р. Лукас "Ожидание и нейтральность денег" (1972) и др.[2] Альтернативой методологической противоречивости "неоклассического синтеза" Р. Лукас считает методологическое единство микро- и макротеорий на почве предпосылки рациональности ожиданий. С точки зрения "новых классиков", если ожидания экономических агентов рациональны, то любые стабилизационные мероприятия правительства как в длительном, так и в краткосрочном периоде, как в денежном, так и в реальном секторе являются неэффективными. "Рациональные ожидания" субъектов позволяют им предугадывать действия правительства и немедленно нейтрализовать их последствия[3].

Возникновение школы "рациональных ожиданий" было неслучайным. В последней трети XX в. резко возросла информированность населения, особенно в развитых странах, следовательно, возросла сопротивляемость людей тем решениям власти, которые противоречат их интересам. Само гражданское общество все более успешно противостоит невыгодным для него решениям властей. Устойчивые стереотипы мышления, получившие широкое распространение в общественной психологии, не только отражают мир хозяйственных явлений, но и в какой-то мере формируют его. Экономические ожидания людей постепенно становятся еще одним сознательным регулятором экономики наряду с традиционным рыночным и государственным регулированием[4].

Новая классическая экономическая теория подвергается критике со стороны представителей различных направлений экономической мысли за излишнюю формализацию и оторванность от реальной жизни (см. параграф 11.1, подпараграф 11.1.1).

"Новые кейнсианцы"

Сформировавшееся в 1970–1980-х гг. новое кейнсианство самим своим названием акцентировало существенные теоретические и методологические отличия от неокейнсианства 1950–1970-х и посткейнсианства 1970–1980-х гг. Как отмечает Т. В. Гайдай, данное течение объединило экономистов, противопоставивших критике приверженцев экономического неоконсерватизма, прежде всего новых классиков (Р. Лукас, Сарджент, II. Уоллес и др.), методологическую модернизацию кейнсианской доктрины. Новое кейнсианство отличает стремление создать собственный новый синтез макро- и микроэкономической теории. Приоритетная роль в разработке его теоретико-методологических оснований принадлежит таким американским экономистам, как Дж. Стиглиц, Дж. Акерлоф, Г. Мэнкью, П. Кругман и др.[5]

Новое кейнсианство объединяет с посткейнсианством и отличает от неоклассической школы признание наличия стойких факторов макроэкономической нестабильности рыночной экономики и необходимости корректирующего влияния государственного регулирования экономики. К началу 1980-х гг. в кейнсианстве не были разработаны проблемы микроэкономики. Эта теоретическая область оставалась исключительной прерогативой неоклассики, за что кейнсианство все больше подвергалось критике как со стороны монетаристов, так и со стороны представителей новой классической макроэкономической теории. Посткейнсианцы также не использовали неоклассических идей и инструментов микроэкономического анализа.

Напротив, новых кейнсианцев отличает стремление преодолеть методологическое несовершенство и незавершенность предшествовавших попыток кейнсианско-неоклассического синтеза. Новое кейнсианство критически оценивает достижения синтеза Хикса – Самуэльсона, упрекая его в проявлениях теоретической слабости, непоследовательности и эклектичности. К числу таких методологических недостатков предшественников из числа неокейнсианцев новые кейнсианцы относят игнорирование роли социальнопсихологических факторов. "Новое кейнсианство", как отмечает А. Г. Худокормов, представляет собой своеобразный ответ течениям неоконсервативной мысли, сформировавшейся в рамках "неоклассического контрнаступления"[6]. В 1970-с гг. "неоклассический синтез"[7] как своеобразное смешение кейнсианской макроэкономики и неоклассической микротеории попал под критику со стороны неоконсерваторов за то, что соединяет несоединимое. Обе части "неоклассического синтеза" имеют различные исходные посылки, категориальный аппарат, которые нс стыкуются между собой.

Новое кейнсианство критически противостоит неоклассике, выявляя нереалистичность методологических предпосылок неоклассического микроэкономического анализа.

Вводимые элементы новой кейнсианской теории методологически созвучны методологическим подходам институционализма и одновременно представляют собой значительное отклонение от привычных аналитических допущений приверженцев неоклассики. Речь идет о факторе экономической неопределенности, несовершенстве экономической координации рынков, асимметрии информации, асинхронности вследствие этого ценообразования и др. Эти факторы не учитываются в качестве значимых предпосылок теоретического анализа ни неоклассической микроэкономической теорией, ни новой классической макротеорией. Игнорирование реалий экономической среды, по мнению новых кейнсианцев, обедняет и упрощает неоклассический анализ, составляя при этом интеллектуальную основу для традиционного экономического обоснования laissez-faire.

Основной принцип, на котором базируется теория "новых кейнсианцев", – принцип почти рациональности. Он означает, что рациональное поведение экономического агента не соотносится с механизмом приспособления к общему равновесию в экономической системе: "рациональные микроэкономические агенты заботятся об отношении их собственных цен к их собственным издержкам, а не о номинальном совокупном спросе".

Модель "новых кейнсианцев" основывается на следующих предпосылках: 1) рациональное поведение экономических агентов, которые действуют при наличии определенных ограничений (институциональных и законодательных); 2) неполнота информации; 3) несовершенная конкуренция; 4) неполнота рынков (наличие на рынках таких факторов, как контроль, контракты, асимметрия информации и т.п., которые нарушают функционирование механизма приспособления к равновесному состоянию); 5) отказ от принципа "классической дихотомии", т.е. признание того факта, что любые изменения номинальных показателей вызывают изменение реальных показателей.

Наиболее убедительной в плане исходных предпосылок макроэкономического анализа представляется концепция асимметрии экономической информации, разработанная признанными интеллектуальными лидерами нового кейнсианства, лауреатами Нобелевской премии 2001 г. Дж. Стиглицем и Дж. Акерлофом. Под асимметрией информации прежде всего понимается ее неравномерное распределение между участниками рыночной сделки: продавцом продукции и ее покупателем, работодателем и наемным работником, кредитором и заемщиком. Асимметрия информации приводит к формированию информационных преимуществ у одной из сторон рыночной сделки, что порождает неоптимальные последствия на микроуровне. Важным перспективным направлением дальнейшего развития кейнсианской теории Дж. Акерлоф считает разработку в ее составе поведенческой макротеории, которая включала бы обширные исследования психологических и социальных явлений на микроэкономическом уровне (см. подпараграф 11.1.2). Так, особенности рынка труда он связывает с действием комплекса факторов, имеющих психологические основания: трудовая мораль, справедливость, инсайдерство как результат асимметричности информации[8].

  • [1] Моисеев С. Формализация макроэкономики и ее последствия для денежно-кредитной политики // Вопросы экономики. 2007. № 2. С. 56.
  • [2] Там же. С. 179.
  • [3] Худокормов А. Г. Экономическая теория... С. 182.
  • [4] Там же. С. 193.
  • [5] Гайдай Т. В. Институционализм и современные течения кейнсианства: аспекты методологического взаимодействия // Журнал институциональных исследований. 2011. № 3. Т. 3. С. 15.
  • [6] Худокормов А. Г. Указ. соч. С. 39.
  • [7] Неоклассический синтез – научное направление в экономике, возникшее во второй половине XX в., интегрирующее теоретические положения неоклассической и кейнсианской школ. Микроэкономический компонент синтеза основан на классическом учении, а в макроэкономической концепции преобладают идеи Дж. М. Кейнса.
  • [8] Гайдай Т. В. Институционализм и современные течения кейнсианства... С. 17.
 
Если Вы заметили ошибку в тексте выделите слово и нажмите Shift + Enter
< Предыдущая   СОДЕРЖАНИЕ   Следующая >
 

Популярные страницы