Меню
Главная
Авторизация/Регистрация
 
Главная arrow Менеджмент arrow Деловые коммуникации

Повышение уровня коммуникативной компетенции

Повышению уровня коммуникативной компетенции, умения общаться способствуют методы социально-психологического обучения и коррекция личности. Применение этих методов, и даже диагностика необходимости их применения, является прерогативой специалистов высокого класса – социальных психологов, психологов, психотерапевтов и т.п.

Широко применяются такие методы обучения общению, повышения уровня коммуникативной компетентности, как дискуссионные (групповая дискуссия, анализ конкретных ситуаций морального выбора), игровые, социально-психологический тренинг, психодрама, транзактный анализ Э. Берна, сенситивный тренинг (тренировка межличностной чувствительности). По сути, это методы групповой терапии.

Рассмотрим методы психокоррекции и психотерапии[1], использование которых (правда, только с участием специалистов) может привести к повышению уровня адекватности психических свойств и качеств человека требованиям экономической и социальной среды, а также снижению уровня психического неблагополучия. Эти же методы применимы и в ряде конкретных областей прикладной психологии (конфликтологии, управленческой психологии, психологии труда) как с целью диагностирования причин и факторов неблагополучия, так и с целью снижения их влияния или устранения, например путем изменения отношения к этим факторам.

В бихевиористском (поведенческом) подходе отклонения в поведении рассматриваются как проявление недостаточной адаптации. Способом их устранения является формирование у человека оптимальных поведенческих навыков с помощью методов контробусловливания (разрыв нежелательной связи между раздражителем и реакцией и (или) замена ее на новую), оперантных методов (позитивное подкрепление желательных действий) и социобихевиористских методов (научение, в том числе через наблюдение, оптимальному поведению).

Деятельностный подход ориентирует не на избавление от негативного симптома как такового, а на построение новых внутренних систем контроля и управления внутренней и внешней активностью путем организации специального обучения.

В когнитивистском подходе используется метод Келли (терапия фиксированной роли), в ходе которого клиенту предлагают на основе соответствующих приемов смотреть на мир глазами другого человека и вести себя соответствующим образом.

При психоаналитическом подходе используются многочисленные методы, позволяющие клиенту выявить неосознанные причины переживаний и болезненных проявлений, перевести их в категорию осознаваемых, а затем контролировать. Среди них катартический метод, применяющий вторичное переживание психотравмирующего события, освобождающее от его влияния (3. Фрейд), метод встречи и взаимодействия с символами бессознательного (К.-Г. Юнг, С. Гроф), анализ жизненного пути и определение реалистических целей (К. Хорни), психиатрическое интервью (Г.-С. Салливен), осознание позиций общающихся сторон и манипулирование ими (Э. Берн).

Экзистенциально-гуманистический подход связан с именами К. Роджерса и В. Франкла. В. Франкл утверждал, что человеку присуще стремление к познанию смысла жизни, и это не патология, а норма; задача же терапевта – помочь в осуществлении процесса познания. К. Роджерс – основатель недирективной терапии, понимающей психологии – считал, что человек – не марионетка своего подсознания или окружающей среды, а субъект, который стремится стать самим собой в любых условиях. И главный мотив этого субъекта – мотив роста, который реализуется только в условиях доброжелательности, сочувствия других. Истинная самооценка – внутри человека, но социальные нормы и правила се искажают. Разрыв между самооценкой и оценкой окружающих при отсутствии гибкости, адаптивности с обеих сторон может привести к искаженному восприятию реальности или занижению самооценки, к невротическому конфликту. Эмпатически настроенный психотерапевт должен помочь клиенту снять рассогласование, стать более гибким, лучше сохранять душевное спокойствие, здоровье личности. Такого подхода требуют и отношения учителя и ученика, воспитателя и воспитуемого и др.

Как метод психотерапии, гештальтпсихология (К. Левин, Ф. Перлз) исходит из существования гибкой границы между реальным и психическим миром, которые здоровый человек воспринимает нормально, управляя своим пребыванием в среде и внутренним миром. Термин "гештальт" обозначает целостные, не сводимые к простой сумме своих частей, структуры сознания (например, из отдельных звуков мы воспринимаем мелодию, нечто новое и целостное, из отдельных фиксируемых глазами фрагментов – общую картину или движение). Невротик не завершает гештальт, не превращает его в целостность, не живет "здесь и сейчас", а уходит в прошлое, в фантазии, продолжает переживать ситуацию, событие, нанесшее ему психическую травму и определяющее его теперешнее состояние и восприятие жизни. Нужно привести человека опять в эту ситуацию, например в группе, методом "рассуждения вслух", помочь пережить ситуацию, довести ее до конца, освободить от нее человека, тем самым восстановив его связь с реальным миром.

Психодрама (Я. Л. Морено) – метод групповой психотерапии, при котором участники группы моделируют в театрализованной форме ситуации, события их жизни, сновидения, литературные произведения и т.п. Переживая события, человек с помощью доброжелательно настроенных коллег по-новому осознает свои проблемы, обнаруживает новые способы реагирования на них, новые ценности, открывает новые возможности построения отношений с людьми и самореализации. Здесь также важен эффект катарсиса. Элементы психодрамы широко используются и в других терапевтических направлениях (психоанализе, гештальтпсихологии, поведенческой терапии).

Телесно-ориентированный подход – лечение души через тело (включает вегетотерапию – освобождение зажатой энергии через массаж, дыхательные и т.п. упражнения, биоэнергетический метод, первичную терапию). В частности, первичная терапия основывается на положении, что в результате неудовлетворения базовых потребностей у человека накапливается "первичная боль", воплощающаяся в физическом и психическом напряжениях. В терапевтическом процессе человек должен снова пережить события, положившие начало "первичной боли", тем самым освободившись от нее.

Психосинтез (Р. Ассаджиоли) – в процессе терапии человек узнает о различных составляющих своей личности (от низшего бессознательного до "внутреннего Бога") и приходит к самораскрытию, самореализации и концентрации вокруг нового центра (происходит своего рода смена само- осознания и ценностных ориентаций).

Сенситивный тренинг (тренировка межличностной чувствительности, умения понимать и воспринимать более адекватно не только себя, но и других) – в его результате, как и в результате применения вышеперечисленных методов психокоррекции и психотерапии, индивид должен стать менее зависимым от "Я-образа" (представлений о самом себе) и больше понимать "Я в ситуации"[2], т.е. стать болееадекватным ситуации и своему месту в ней, своему месту среди таких же, как он, людей.

"Развитая сенситивная способность во многом определяет возможности человека в установлении и поддержании контактов в общении, прогнозировании поведения и деятельности людей. Без правильного понимания личностных качеств и актуальных состояний партнеров и отношений между людьми невозможны эффективное планирование, принятие решений, разрешение проблемных и конфликтных ситуаций, подбор персонала в организациях. Поэтому тренинг сенситивности необходим в работе с руководителями разного уровня, педагогами, психологами, социальными и медицинскими работниками, сотрудниками рекламных, страховых, информационных и других компаний"[3].

Добавим, что, на наш взгляд, проверка степени гуманности в отношении людей, толерантности, аффилиации при приеме на работу, а также сенситивный тренинг в процессе деятельности необходим многочисленной когорте чиновников всех рангов, от которых зависит самочувствие и уровень жизни людей в стране. Более того, неадекватность по уровню чувствительности к проблемам людей должна рассматриваться для этой и многих других категорий работников как признак профессиональной непригодности. Многочисленные разработки в области тренинга сенситивности имеются в процитированной выше книге "Психогимнастика в тренинге" и др.[4]

В рамках одного из направлений психологии – психологии высшей школы – рассматриваются еще такие специфические и сложные методы психодиагностики и психокоррекции, как моделирование, в том числе с использованием ЭВМ, тренинг, различные методы количественного анализа (корреляционный, факторный, кластерный)[5].

Психология располагает еще многими специфическими методами психологической коррекции и психотерапии, однако повторяем: ни в коем случае ими нельзя пользоваться, не имея соответствующей квалификации (психолога, психотерапевта, психиатра, психоневролога и т.п.).

Достаточно эффективны, хотя и рискованны, так называемые экстремальные методы обучения.

Известный отечественный журналист и японовед В. Я. Цветов рассказывает об одном специальном образовательно-воспитательном учреждении, называемом "Школа дьяволов"[6].

Создатели этой школы исходили из потребности современного очень жесткого и конкурентного бизнеса в сотрудниках, которые не только бы безупречно трудились, но и были бы коммуникабельны, умели работать в группе, а, кроме того, в целом ряде ситуаций умели бы действовать стремительно и точно, как автомат. По-видимому, речь идет не о творческих работниках, а о молодых служащих промышленных и торговых фирм со стажем работы один-два года, у которых возникли проблемы с принятием решений, с чувством уверенности в себе, с коммуникациями, группой, с правильным отношением к своей фирме. За обучение своих сотрудников в "Школе дьяволов" фирма платит 1000 долл. США за курс, продолжающийся 13 дней. Курсанты должны быть физически здоровы и подготовлены к высоким нагрузкам.

Обучение состоит в усвоении 17 дисциплин, внешняя форма проявления успехов – первоначально нашитые на одежду "17 ленточек позора", снимаемые по мере успешной сдачи зачетов. В. Я. Цветов рассказывает о задачах некоторых из этих дисциплин:

  • – воспитание дисциплины мышления – курсант должен ежедневно посылать в свою фирму отчеты о результатах прошедшего дня, причем с каждым днем лист бумаги для отчета и время на его составление сокращаются, а требования к точности, лаконичности, четкости и полноте повышаются;
  • – воспитание делового стиля разговора по телефону – говорить по телефону следует вежливо, как в храме, информативно, как при закладке данных в компьютер, коротко, как при подаче команды идти в атаку. Клерк должен давать ответ на любой вопрос по телефону в течение двух минут, поскольку от первого звонка в фирму зачастую зависит представление клиента о ней, а телефонное время стоит недешево;
  • – курсанты учатся коротко, быстро и понятно объяснять другому дорогу, с тем чтобы так же ставить на производстве задачи перед подчиненными;
  • – формирование "позитивного мышления" – заучивание бессмысленного текста из 600 слов, произносить которые нужно громко, четко, уверенно, точно, с отличной дикцией. Так следует на производстве передавать указания вышестоящего руководителя;
  • – поскольку наиболее трудное в принятии решения – это переход к действию и его совершение, курсантов учат принимать решения, ускорять реакцию, добиваться цели, мобилизуя физические и душевные силы;
  • – в каждой фирме есть набор ситуаций, действия персонала в которых должны быть быстрыми, точными, автоматическими, как у стюардессы во время аварии. Курсантов заставляют заучить перечень мер, которые следует предпринимать в 40 ситуациях: если, к примеру, возник трудовой конфликт, банк отказал в выдаче кредита, упал спрос и т.п. Очевидно, что в разработке таких стандартных ситуаций участвует руководство фирмы, посылающей молодого служащего в эту школу;
  • – по мнению японских специалистов, наиболее частая причина невыполнения приказа начальника – чувство стыда за поступок, который совершается по приказу. Чтобы добиться безусловной исполнительности в требуемых случаях, у курсантов снижают уровень собственного достоинства – они должны в час пик в людном месте представиться окружающим незнакомым людям и начать петь песню, пока их пение не перекроет уличный или вокзальный шум. В "репертуар" обычно входит гимн корпорации или школы или "вокзальная песня", основная мысль которой – "нс падать духом никогда";
  • – заключительное испытание – групповой ночной бросок на 40 км по горам с сухим пайком, небольшим запасом воды и 30 йенами на всех, чтобы, в крайнем случае, позвонить по телефону в полицию или вызвать скорую помощь. В группе из трех-пяти человек назначается старший, выдается примерная схема маршрута. Чем быстрее группа пройдет маршрут, отметившись во всех контрольных точках, тем больше ей удастся отдохнуть перед началом нового учебного дня, который начинается в 4:30 утра общим построением, подъемом флага школы и пением гимна. Это испытание направлено на воспитание решительности, спаянности, умения действовать сообща, "в команде". Успех сопутствует тем группам, где ее члены подчиняются старшему, которому и вручена схема маршрута. Группа должна прийти к финишу в едином строю.

Курсант, у которого к концу обучения осталась не снятой хотя бы одна из "ленточек позора", увольняется фирмой, пославшей его в школу. "Школа дьяволов" гарантирует качество обучения.

О приоритетах, отдаваемых коммуникативным качествам в системе качеств работников японской фирмы, и условиях их выявления и формирования говорит и такой факт[7] – руководство корпорации "Тоа токусю дэки" направило молодых специалистов, выпускников вузов, на необитаемый остров, считая, что в таких условиях оно за короткий срок составит представление о качествах новичков. Каждому было предоставлено право взять с собой 15 вещей и 5 спичек. Для фирмы было важно узнать, как поведут себя в ситуации, близкой к экстремальной, эти будущие работники, сумеют ли преодолеть стресс, поладить с партнерами, подчинить свои интересы интересам коллектива. Учитывались добросовестность, доброжелательность в отношениях с коллегами. По мнению руководителей фирмы, эксперимент себя оправдал.

В России имеется позитивный опыт трудового и нравственного воспитания молодежи, сочетающегося с формированием коммуникативного потенциала. В частности, в монографии Ю. П. Платонова приводятся результаты многочисленных социально-психологических исследований студенческих трудовых коллективов[8].

Автор отмечает, что в таких коллективах многие исследователи обнаружили расхождения между позитивным фоном взаимоотношений и общения в коллективе и низкой результативностью совместной трудовой деятельности. Мы полагаем, что факт позитивных взаимоотношений и общения имеет право рассматриваться как самостоятельный и достаточно существенный сам по себе, чтобы служить обоснованием целесообразности развития различных форм студенческих коллективов.

Говоря о функциях трудового коллектива как субъекта коллективной деятельности, профессор Платонов считает целесообразным согласиться с теми учеными, которые выделяют производственно-экономическую, социально-интегративную и управленческо-воспитательную функции. Рассматривая трудовой потенциал как важнейший элемент структуры личности и фактор, имеющий большое социальное значение, считаем необходимым выделить еще одну функцию трудового коллектива – функцию выявления и формирования элементов трудового потенциала.

Здесь мы в первую очередь имеем в виду студенческие строительные отряды и поездки студенческих групп на сельскохозяйственные работы ("на картошку"). Практически каждый из студентов 1960–1980-х гг. до сих пор помнит эти "мероприятия" и всех его участников, помнит, как каждый проявил себя, поддерживает дружеские отношения с коллегами по этой довольно тяжелой работе. Форма существования в условиях стройотряда и "на картошке" близка к тем, которые характерны для экстремальных методов воспитания личности. Если В. Высоцкий считал лучшим местом проверки и формирования личности горы (куда, кстати, без специальной подготовки не пойдешь), то стройотряды или хотя бы поездки "на картошку" – массовые явления, не требующие строгого отбора. Конечно, эти формы взаимодействия не являются единственными – можно назвать молодежные строительные кооперативы, центры научно- технического творчества молодежи, студенческие клубы, участие в команде КВН.

Следует полагать, что безусловная социальная польза этих форм коллективной деятельности молодежи требует их внимательного изучения и развития именно в современных условиях, когда девальвировались такие социально важные нравственные императивы, как взаимопомощь, взаимопонимание, дружба, доверие, надежность и многие другие, уступив место эгоизму, погоне за прибылью, потребительству, пренебрежению нормами морали.

  • [1] См.: Гриншпун И. Б. Введение в психологию. М.: Изд-во Международной педагогической академии, 1994. С. 135–142.
  • [2] См.: Емельянов Ю. Н. Активное социально-психологическое обучение. С. 17–46.
  • [3] Психогимнастика в тренинге / под ред. П. Ю. Хрящевой. СПб.: Ювента, 1999. С. 5.
  • [4] См.: Практикум по социально-психологическому тренингу / под ред. Б. Д. Парыгина. СПб.: Россия-Пева, 1994; Игры – обучение, тренинг, досуг... / под ред. В. В. Петрусинского. М.: Новая школа, 1994 и др.
  • [5] См.: Смирнов С. Д. Педагогика и психология высшего образования: от деятельности к личности. М.: Аспект-Пресс, 1995. С. 17.
  • [6] См.: Цветов В. Я. Пятнадцатый камень сада Реандзи. М.: Политиздат, 1996. С. 106.
  • [7] См.: Таранов П. С. Интриги, мошенничество, трюки. Симферополь: Таврида, 1996. С. 143.
  • [8] См.: Платонов Ю. П. Социальная психология трудовой деятельности. Опыт теоретико-эмпирического исследования. СПб.: Наука, 1992. С. 199-209.
 
Если Вы заметили ошибку в тексте выделите слово и нажмите Shift + Enter
< Предыдущая   СОДЕРЖАНИЕ   Следующая >
 

Популярные страницы