Меню
Главная
Авторизация/Регистрация
 
Главная arrow Экономика arrow Институциональная экономика

Неоднородность институционализма: старая, новая школа и французский регуляционизм

Старая школа и регуляция институционального развития

Старая институциональная традиция в экономике сложилась под влиянием трудов американского экономиста Торстейна Веблена (1857–1929), Дж. Коммонса (1862–1945), Уэсли Митчелла (1874–1948), в последние годы XIX и первые десятилетия XX в. Базовые принципы старого (американского институционализма) сформировались под воздействием работ К. Маркса и немецкой исторической школы (это течение претендует на интеллектуальную самостоятельность, так как использует совершенно иные метода анализа хозяйственной реальности).

В старом институционализме выделяют три ветви.

1. Историко-описательный институционализм (Т. Веблен). Для него характерен описательный подход к анализу явлений. Представители этого направления резко критикуют абстрактно-дедуктивный метод и высказываются в пользу индукции (сбор фактов, а затем их аналитическая обработка). В свою очередь абстрактно-дедуктивный метод предполагает обратное, отрицает критерий максимизации прибыли и абсолютную рациональность; информация об экономическом процессе неполна по определению – поэтому необходим метод описания. Высказываются о том, что предварительная формулировка гипотезы программирует результат, когда же сначала собираются факты, исследователю приходится потрудится на предмет выявления определенных взаимосвязей между ними.

2. Правовой институционализм (Дж. Коммонс). Имеет конкретную предметную область исследования: правовые отношения и экономическое поведение; функционирование политико-правовой системы и ее влияние на социальный процесс.

На основе этого течения следующие теории:

– прав собственности (Р. Коуз);

– трансакционных издержек (О. Уильямсон);

– контрактов (Г. Демсец, А. Алчиян);

– общественного выбора (Дж. Олсон, Г. Таллок).

Вес эти направления вписываются в новый институционализм.

3. Культурно-статистический институционализм (У. Митчелл "Концепция измерения без теории"), К представителям современного "старого" институционализма относятся: лидер направления Джеффри Ходжсон, математики, работающие в рамках теории игр (Леда Космидес, Джон Туби). Изучением влияния технологии на экономическое развитие занимались (Джованни Дози, Герхард Менш), правовой традицией Сюдзо Аоки, психологическими аспектами поведения (Д. Розенберг).

Выделим наиболее актуальные темы исследования в рамках современного "старого" институционализма:

1) институциональные изъяны и современная экономическая теория;

2) соотносимость "старого" и "нового" институционализма;

3) универсальность привычек и правил поведения. Экономическое значение привычки;

4) институты как скрытые средства убеждения;

5) редукционизм и эмерджентность;

6) проблемы исторической специфичности в экономике;

7) правовая и организационная природа фирмы;

8) исполнение контрактов и распределение прав собственности;

9) проблема институциональной специфичности в экономической теории;

10) проблема новизны, инновационной экономической эволюции.

Тематика исследований в области "старого" институционализма соответствует тематике и в рамках других экономических школ. Круг этих вопросов относится к компетенции "старого" институционализма. Другие экономические школы используют ортодоксальную методологическую базу и дают видение в рамках указанных направлений исследования, не приводя при этом убедительных аргументов. Такие школы, как например кейнсианское и неоклассическое направление, пренебрегают понятиями "привычка", "обычай", "стереотип поведения". Последние активно используются "старым" институционализмом. Эта проблема порождает непримиримый спор между представителями ортодоксальных и институциональных теорий.

Старый институционализм поставил в центр исследований не "рационального", а "живого" человека и попытался определить, чем диктуется его поведение на рынке. Экономические теории XIX в. исходили из предпосылки существования "экономического человека" (А. Смит). Это человек с независимыми предпочтениями, стремящийся к максимизации собственной выгоды и знающий в чем эта выгода состоит.

Так, Т. Веблен поставил под сомнение два ключевых положения классической школы:

– о суверенитете потребителя;

– рациональности его поведения.

Веблен доказал, что в рыночной экономике потребители подвергаются всевозможным видам общественного и психологического давления, вынуждающих их принимать неразумные решения. Престижное потребление имеет в своей основе существование так называемого "праздного класса", находящегося на вершине социальной пирамиды. Черта, указывающая на принадлежность этому классу, – крупная собственность. Именно она приносит почет и уважение. Характеристики класса крупных собственников – демонстративная праздность ("не труд" как высшая моральная ценность) и демонстративное потребление, тесно связанное с денежной культурой, где предмет получает оценку не по собственным качествам, а по своей цене. Товары начинают цениться не по их полезным свойствам, а по тому, насколько владение ими отличает человека от окружающих (эффект завистливого сравнения). Чем более расточительным становится данное лицо, тем выше поднимается его престиж. И если демонстративное потребление служит подтверждением общественной значимости и успеха, то это вынуждает потребителей среднего и бедного классов имитировать поведение богатых.

Отсюда Т. Веблен делает вывод, что рыночную экономику характеризует не эффективность и целесообразность, а демонстративное расточительство, завистливое сравнение, преднамеренное снижение производительности. Категория "завистливое сравнение" объясняет склонность людей к престижному потреблению, жажде накопления капитала: собственник, обладающий меньшим состоянием, испытывает зависть к более крупному капиталисту и стремится догнать его; при достижении желаемого уровня появляется стремление перегнать других и т.д. Престижное потребление ведет к неправильному использованию производительной энергии и потере реального дохода для общества.

Классики "забывают", считает Т. Веблен, что спрос есть проявление экономической системы и в качестве таковой является и результатом, и причиной экономических действий. Все пороки экономической системы заключаются в характере спроса (проституция, детский труд, коррупция). Не максимизация выгоды, а инстинкт мастерства (изначально заложенное в человеке стремление к творчеству), праздного любопытства (продолжение инстинкта игры как формы познания мира) и родительское чувство (забота о ближнем) формируют облик экономики в целом.

Теории поведения должны включать и внеэкономические факторы, объяснять поведение в его социальном аспекте, противоречие между "индустрией" и "бизнесом".

Под индустрией Веблен понимал сферу материального производства, основанную на машинной технике. Под бизнесом – сферу обращения (биржевых спекуляций, торговли, кредита). Индустрия, согласно взглядам Веблена, представлена предпринимателями, менеджерами и другим инженерно-техническим персоналом, рабочими. Все они заинтересованы в развитии и совершенствовании производства, поэтому признаются носителями прогресса. Представители же бизнеса ориентированы исключительно на прибыль, а производство как таковое их не волнует.

В теории Т. Веблена капитализм проходит две ступени развития: стадию господства предпринимателя, в течение которой власть и собственность принадлежат предпринимателю, и стадию господства финансиста, который не принимает непосредственного участия в производстве. Господство последнего основано на абсентеистской[1] собственности, представленной акциями, облигациями и другими ценными бумагами (фиктивным капиталом), которые приносят огромные спекулятивные доходы. В итоге непомерно расширяется рынок ценных бумаг, и рост размеров "абсентеистской собственности", которая является основой существования "праздного класса" (финансовой олигархии), во много раз превосходит увеличение стоимости материальных активов корпораций.

В результате противоречие между "бизнесом" и "индустрией" обостряется, так как финансовая олигархия получает все большую часть своих доходов за счет операций с фиктивным капиталом, а не за счет роста производства, повышения его эффективности.

Веблен подчеркивал, что развитие индустрии подводит к необходимости преобразований и предсказывал установление в будущем власти технической интеллигенции – "технократии" (лиц, идущих к власти на основании глубокого знания современной техники).

Главная цель "технократии" – наилучшая работа промышленности, а не прибыль, как для бизнесмена. В сценарии будущего Т. Веблена предполагается забастовка технических специалистов, которая сразу приведет к "параличу старого порядка" и заставит бизнесменов отказаться от руководящих позиций в производстве, от власти.

Институты – распространенный образ мыслей в том, что касается отношений между обществом и личностью, система жизни общества.

Три составляющих понятия институтов:

1) привычные способы реагирования на стимулы;

2) структура производственного или экономического механизма;

3) принцип системы общественной жизни.

Старому направлению институционального анализа довольно близок так называемый французский институционализм, представленный школами регуляционистов и структуралистов, а также работами основателя структуралистского подхода Ф. Перру. Он применил свой анализ к описанию торговли и международных отношений. Это позволило ученому установить, что данный вид отношений определяется институтами, имеющими национальную ориентацию, а это создает асимметричные эффекты в торговле и международном обмене.

Традиция Ф. Перру продолжена η работах таких французских институционалистов как: Франсуа Эмар-Дювернье, Роберт Буайе, Жерар Дестан де Берниса, Мишель Агльетта, Ж. Мистраль.

В 1980-е гг. французское правительство обратило внимание на разработки этих экономистов. Была создана группа исследования проблем регуляции капиталистической экономики (GRREC). Она подготовила работу "Кризисы и регуляция капиталистической экономики", в которой было представлено функционирование капитализма в виде системы, состоящей из трех групп переменных величин, подобранных в зависимости от характера их изменений.

1. Переменные с монотонной формой изменения (демография).

2. Переменные с краткосрочными колебаниями (цены, количество), каждая меняется по собственному закону.

3. Переменные с дискретным характером изменений (формы конкуренции и государственного вмешательства). Эти переменные можно назвать институциональными.

Существует возможность адаптации их к экономическому и социальному развитию в целом: проблемы регуляции; общественные процедуры регуляции по характеру относятся к третьей группе. В течение определенного времени развития, пока они соответствуют состоянию переменных с монотонной формой, обеспечивается взаимоприспособление их и переменой краткосрочной формы. Таким образом различные формы переменных могут сочетаться и комбинироваться, характеризуя экономическую ситуацию в целом. Эту комбинацию они назвали способом регуляции.

Мишель Агльетта: "...Говорить о регуляции способа производства – значит стараться выяснить, каким образом воспроизведена определяющая структура общества в его основных законах. Теория общественной регуляции – это глобальная альтернатива теории общего равновесия, причем изучение регуляции капитализма не может быть исследованием абстрактных экономических законов. Это изучение преобразования общественных отношений, создающего как новые экономические так и новые неэкономические формы, и организующиеся в структуры и воспроизводящие определенную структуру – способ производства"[2].

Иными словами, французский регуляционизм использует терминологию и представление К. Маркса, рассматривая способ производства как объект регуляции.

Например, Ж.-П. Бенасси под регуляцией понимает совокупность процессов управляющих распределением факторов производства, их использованием и распределением доходов, а Р. Буайе понимает взаимную адаптацию производства и общественного спроса.

Теория регуляции получила новую жизнь благодаря работам А. Липеца и Ж. Кангилема начала 1980-х гг., в которой под регуляцией понимается процесс совмещения в соответствии с определенными правилами или нормами множества движений или действий, а также их последствий и результатов, которые из-за своего разнообразия или разновременного появления кажутся не связанными друг с другом. Характерно следующее:

1) отказ от проблематики общего экономического равновесия;

2) блеск и нищета категорий воспроизводства в марксистских работах структуралистского толка;

3) стремление ввести понятие исторического времени (сближение с Д. Нортом) и учесть изменения в общественных формах капитализма в его методах динамичного приспособления цен и количеств в краткосрочных и среднесрочных перспективах;

4) теоретическая близость к неомарксистскому подходу с элементами неоииституционального анализа и рассмотрением институциональной природы различных экономических явлений с позиции их регуляции и институциональных структурных форм.

Теоретический регуляционизм пытается определить различные системы в экономике как регулирующие и регулируемые агрегативные совокупности с целью получить ответ на вопрос: в чем изменчивость социально-экономической динамики, почему она происходит во времени и пространстве и как возникают кризисы?

В настоящее время исследования проведены Э. Дюверне,

О. Фаворо, К. Менаром. Они вписываются в русло неоинституциональной традиции. Практический выход состоит в разработке (на микроэкономическом уровне) проблем управления качеством продукции, систем управления инновациями (макроуровень). В первом случае удается сформулировать конвенции качества продукции, структур институтов, вли

яющих на качество. Однако теория регуляции имеет массу концептуальных недостатков:

• не существует вечного неизменного способа регуляции (как и выбора в экономике);

• жизнеспособность институтов определяется их взаимодополнением, а способ регуляции сам по себе регулируем (приводит к определенному порядку вещей и действий);

• способы регуляции меняют один другой, а следовательно, должны существовать правила замены;

• теоретический регуляционизм вряд ли ответит на вопрос: какое число институтов должно быть, чтобы рынки были эффективными;

• нет ярко выраженной позиции к марксистской теории стоимости. Неясно необходима эта теория для определения понятий "регуляция" и "накопление". Программы исследования в рамках теоретического регуляционизма касается изучения:

– институциональных форм;

– режима накопления;

– механизмов регуляции и кризисов.

Динамика общественных отношений и групп обеспечивает постоянные изменения институциональных форм под влиянием малых кризисов. Экономическое воспроизводство вступает в противоречие с поддерживающими его общественными формами. Только в этом случае возникают большие или структурные кризисы: регуляции и системы накопления.

Таким образом, французский регуляционизм фактически классифицировал экономические кризисы по типам. Эта схема чрезвычайно важна при выработке политики трансформации; она не была учтена в условиях управления децентрализацией российской экономики. Изменение режимов накопления приводит к изменению тезаврированного актива распределения по большому числу агентов.

  • [1] обственность, пространственно отдаленная от собственника, с которой он не соприкасается, но в то же время приносящая ему доходы. (Абсентеистская – отсутствующая, неосязаемая.)
  • [2] Буайе Р. Теория регуляции. М.: Изд-во РГГУ, 1997. С. 184–185.
 
Если Вы заметили ошибку в тексте выделите слово и нажмите Shift + Enter
< Предыдущая   СОДЕРЖАНИЕ   Следующая >
 
Популярные страницы