Меню
Главная
Авторизация/Регистрация
 
Главная arrow Экономика arrow Институциональная экономика

"Экономическая дисфункция" или "институциональная ловушка": существует ли теоретический выход?

Существующие в настоящее время ортодоксальные теоретические подходы к описанию макроэкономической политики практически не принимают во внимание проблему эволюции институтов. Лишь институционально-эволюционный подход делает попытку включить институциональные эффекты в теоретический анализ макроэкономической политики. Однако и в рамках этого направления экономической мысли среди экономистов имеются серьезные разногласия. Например, с одной стороны, развивается идея об институциональных ловушках – неэффективных устойчивых нормах поведения, с другой – идея дисфункциональности института, согласно которой существование неэффективных норм остается закономерным результатом хозяйственной динамики, при которой происходит снижение качественного состояния и фиксация его во времени. Теневая экономика, инвестиционный кризис, неплатежи, бартер, согласно первым развиваемым представлениям, – примеры институциональных ловушек, а согласно вторым – они есть результат дисфункциональности некоторых важнейших экономических институтов, т.е. представляют собой экономические явления, а отнюдь не институциональные ловушки.

Понятие "институциональная ловушка" стало достаточно модным в России, так что даже глава ЦБ РФ на телевидении сетует о недостатке "длинных денег", называя ситуацию "институциональной ловушкой". Хотя на самом деле проблема кроется в оттоке финансовых ресурсов за рубеж, причем для агентов, контролирующих эти ресурсы и осознанно осуществляющих вывод материальных средств из страны, данная трансакция вполне эффективна и отнюдь не является какой-то ловушкой.

"Институциональные ловушки" воспроизводятся эффектами координации, сопряжения, культурной инерции. Для преодоления ловушки требуется увеличить трансакционные издержки неэффективной нормы, чтобы произошел отказ следовать ей, либо уменьшить трансакционные издержки альтернативной нормы и трансформационные издержки перехода от одной норме к другой. Иными словами, преодоление институциональной ловушки требует довольно высоких затрат. Следовательно, если выводить борьбу с институциональными ловушками на уровень макроэкономической политики, то какие бы мероприятия не предлагались ясно одно – они требуют больших затрат. В связи с этим абсолютно открытым остается вопрос: не приведет ли преодоление одной институциональной ловушки (или нескольких) к новым ловушкам, не возникнет ли эффект "шока предложения" вследствие увеличения общих затрат?

Интересной выглядит идея о том, что ускорение роста, системный кризис, изменения культурных параметров общества могут при определенных обстоятельствах разрушать "институциональные ловушки". С позиций разбираемого теоретического подхода открыто провозглашается, что "институциональная ловушка" – есть неэффективное равновесие, причем разные ловушки могут быть взаимосвязаны. В качестве иллюстрации обычно приводится пример с бартером и коррупцией. В частности, В. Л. Полтеро- вич, следуя неоинституциональному подходу Г. Беккера, утверждает, что наказание (например, штрафы), а также кризис – могут быть инструментами выхода из "институциональной ловушки". Однако как же можно говорить о взаимосвязанности ловушек, но предлагать дифференциальные методы борьбы с ними? В таком случае возникает острая проблема – не приведут ли вводимые мероприятия к углублению старых и возникновению новых ловушек? Почему ловушка и мера ее неэффективности представляются Полтеровичем в статике? Насколько данный подход может быть адекватен?

Конечно, в экономике очень существенное значение имеет число ловушек и качественные параметры действующих неэффективных норм, причем аналитически важно также представлять ловушки в динамике. Ассоциация "институциональной ловушки" с точкой Парето-оптимальности, фактически противоречит теоретической позиции, касающейся необходимости отказа от оптимальности для получения каких-то ощутимых результатов в рамках эволюционной экономики.

Концепция "институциональной ловушки" по своей сути микроаналитична. Однако в качестве ловушек предстают комплексные (системные, целостные) явления, последствия которых затрагивают функционирование макроуровня экономики. Тогда возникает проблема целесообразности агрегации микроэкономического явления и распространения его на макроуровне. При такой агрегации "забываются" истоки возникновения явления. В частности, почему бартер – некая ловушка, выход из которой затруднителен или требует значительных издержек, а не "ответное" явление (или "экономический процесс"), возникшее по причине того, что система в период до появления (увеличения доли) бартера потеряла определенные цели, функции, область приложения усилий, став тем самым дисфункциональной? Естественно считать, что сокращение бартера должно протекать при условии восстановления целей, функций системы и т.д. плюс преодоление привыкания к бартеру (издержки привыкания). Поэтому общие издержки преодоления устойчивой формы поведения – бартера – будут довольно высоки.

В оппонирующем ключе идее "институциональной ловушки" выступает авторская концепция "экономической дисфункции", под которой понимается "расстройство" – потеря качественных свойств – системы, института. Предлагается оценивать функционирование институтов по семи группам необходимых (проблема достаточности в математическом смысле требует отдельного решения) параметров: цели существования, области приложения, функциональному наполнению, периоду времени до изменения, издержками функционирования, степени отторжения или принятия вводимой нормы, устойчивости к мутации. Если один параметр или несколько, но не все параметры, испытывают потерю качества, то возникает микродисфункция или, весьма огрубляя, "институциональная ловушка", если же все семь групп параметров теряют качество – возникает макродисфункция или системная дисфункция, т.е. устойчивая неэффективность функционирующей системы.

Важно отметить, что такой результат институциональной динамики согласован с нижним уровнем адаптивной эффективности системы (института). Для того, чтобы исполнить некоторую функцию, сохранить область действия институтов, достичь некоторой цели институты нуждается в денежном обеспечении, подобно тому, как человек нуждается в пище. Причем для любого института существует свой монетарный диапазон, нижняя граница которого отвечает системной дисфункции, когда теряется качество всех необходимых параметров, а верхняя граница может соответствовать трансформации института или размножению институтов.

В такой интерпретации институциональная ловушка становится частным случаем институциональной динамики. При этом ставится задача разработки математических моделей динамики качественных параметров институциональных подсистем. "Институциональная ловушка" описывает явление локализовано, предполагает дифференцированные мероприятия по преодолению такого состояния. Предложенная концепция "экономической дисфункции" предлагает системный взгляд на проблему институциональной динамики, возникновения и устойчивого существования правил, норм (институтов) различной эффективности. Главным ее преимуществом остается то, что она позволяет рассмотреть причины возникновения неэффективности институтов, определить саму эту неэффективность как потерю качественных характеристик функционирующей нормы и сужения монетарного обеспечения работы конкретных институтов. Перспективы этого подхода видятся в количественном представлении дисфункции, решении проблемы ее измерения и измерения эффективности/неэффективности работающих институтов.

Примерно такой же монетарный диапазон характерен для модели поведения типа "новатор", "консерватор", "безработный". Между этими тремя группами агентов существует взаимодействие, определяющее экономическую динамику, к чему классическая шумпетерианская модель нечувствительна. Идея Шумпетера о созидательном разрушении имеет линейную направленность и сводится к тому, что "новаторы", появляясь, забирают ресурсы у "консерваторов", приводя последних к банкротству.

В информационной и высокотехнологичной экономике этот эффект может не действовать, и новаторы появятся за счет расширения каких-то ресурсных возможностей (так как ресурс становится виртуальным) без нанесения ощутимого ущерба консерваторам. Важным обстоятельством выступает то, что эндогенная флуктуация в самой модели "новатор-консерватор" имеет значение для экономического развития и предлагается гипотеза, что эта флуктуация зависит от величины монетарного диапазона деятельности новатора и консерватора. Таким образом, в экономической динамике становится важным переключатель стратегии с модели типа "новатор" на модель типа "консерватор".

Таким образом, идея Й. Шумпетера может быть вписана в макроэкономические модели и применяться для объяснения развития экономик, где безработица и технологическое отставание имеют высокое значение. Такой подход позволяет сделать важный вывод для планирования экономической политики – ее меры должны быть распределены между необходимостью снижения безработицы, в том числе и путем поощрения консервативной модели, и стимулирования развития инновационного потенциала, а не приводить к перенакоплению ресурсов в инновационном секторе за счет сосредоточения усилий на поощрении новаторов.

 
Если Вы заметили ошибку в тексте выделите слово и нажмите Shift + Enter
< Предыдущая   СОДЕРЖАНИЕ РЕЗЮМЕ ПОХОЖИЕ СТАТЬИ   Следующая >
 
Предметы
Агропромышленность
Банковское дело
БЖД
Бухучет и аудит
География
Документоведение
Журналистика
Инвестирование
Информатика
История
Культурология
Литература
Логика
Логистика
Маркетинг
Математика, химия, физика
Медицина
Менеджмент
Строительство
Педагогика
Политология
Политэкономия
Право
Психология
Религиоведение
Риторика
Социология
Статистика
Страховое дело
Техника
Товароведение
Туризм
Философия
Финансы
Экология
Экономика
Этика и эстетика