Меню
Главная
Авторизация/Регистрация
 
Главная arrow Экономика arrow Институциональная экономика

Эволюция макрогенераций и новая трактовка расхождений между неоклассиками и неокейнсианцами

В современной экономической науке известны две конкурирующие теории: неоклассическая и неокейнсианская.

Неоклассики полагают, что цены, а также ставки процента заработной платы обладают абсолютной гибкостью даже в краткосрочном периоде, а экономические циклы связаны со сменой бюджетно-налоговой политики или с технологическими сдвигами.

Неокейнсианцы придерживаются предпосылки о негибкости цен в краткосрочном периоде. Денежная политика, по их мнению оказывает сильное влияние на объем производства и занятость.

С точки зрения эволюции макрогенераций каждая из рассмотренных точек зрения имеет право на существование в определенном экономическом пространстве, т.е. эти теории вполне уживаются друг с другом.

Поведение старых макрогенераций соответствует нео- кейнсианским представлениям о негибкости цен в краткосрочном периоде, а поведение молодой макрогенерации подходит под неоклассическую точку зрения о гибкость цен и негибкости производства. Старые и новая макрогенерации имеют место в экономике одновременно, следовательно, неоклассическая и неокейнсианская теории вместе имеют право на существование. Эти теории образуют определенную целостность, так же как система макрогенераций образует экономическую систему страны.

При этом экономические циклы обусловлены взаимодействием новой и старых макрогенераций. Учитывая тот факт, что неокейнсианские принципы свойственны только старым макрогснерациям, а неоклассические – только молодым, можно сделать важный вывод: ни одна из этих теорий не может сформулировать корректные концепции циклического развития экономики, поскольку исходные позиции несовершенны. Впервые указанные выводы были получены в рамках теоретического подхода, развитого на основе шумпетерианских идей В. И. Маевским [13].

Конкуренция "новаторов" и "консерваторов"

Наибольших успехов в понимании процесса конкуренции "новаторов" и "консерваторов" добилась, как было сказано выше, эволюционная экономическая теория.

Экономисты эволюционного направления в своем анализе во многом следуют исходным установкам Й. Шумпетера, в максимальной степени пытаясь развить его идейное наследие. Скорость экономических изменений в настоящее время настолько велика, а инерция экономического знания настолько сильна, что экономическая наука в ряде случаев просто не успевает за текущими изменениями. В результате возникает конфликт между старыми экономическими моделями и новой реальностью. Чтобы снизить остроту данной методологической проблемы – эволюционной экономической теории необходимо правильно расставить акценты в шумпетерианском подходе к социальной эволюции. Понадобятся новые модели экономического развития, вытекающие из новых качеств психологии поведения "новаторов" и "консерваторов".

Как правило, ведутся острые дискуссии относительно того, что понимал Й. Шумпетер под эволюцией, как он относился к использованию в экономическом анализе биологических аналогий. Например, Р. Фостер, рассматривая модель Д. Меткалфа, справедливо выделяет значение начат самоорганизации в социальной эволюции[1], пытаясь встроить их в теорию экономического развития Й. Шумпетера. Иной позиции придерживается Ходжсон, утверждая, что эволюция по Й. Шумпетеру слабо учитывает институциональные факторы, отдавая явное предпочтение технологическим[2].

За высоким "теоретическим стилем" подобной полемики, которая очень важна для развития эволюционной экономической теории, все-таки исчезает то, ради чего мы пытаемся познать закономерности эволюции – принятие эффективных решений в сфере экономической политики. На протяжении многих лет в этой области господствуют представители "мэйнстрима" и равновесные представления. Получается, что эволюционисты, выставляя мощный по аргументации заслон равновесным схемам в методологии и теории, демонстрируют слабость в части выстраивания экономической политики и тем самым апробации (верификации) своих теоретических достижений.

Отвечая на поставленный патриархом институционализма (Т. Вебленом, 1898) вопрос, почему экономика – не эволюционная наука, необходимо ответить, что причина до сих пор кроется в том, что она (экономическая наука) пока не может предельно точно установить изменения в связях между эволюционирующими объектами и, что самое важное, испытывает весьма ощутимые трудности по включению фактора "управление" в эволюционный экономический анализ.

Ключом к пониманию экономической эволюции в шумпетерианском значении служит раскрытие природы появления "новаторов" и подробное объяснение механизма превращения "новатора" в "консерватора" и обратно. Анализ в этом направлении способен привести к серьезному переосмыслению шумпетерианских взглядов на экономическую эволюцию – вплоть до антишумпетерианских воззрений, которые при ближайшем рассмотрении станут лишь следующим этапом развития идей этого крупнейшего экономиста XX в. Кроме того, усилия в этом направлении обязательно будут вознаграждены поиском новых решений в области инструментария экономической политики.

Эволюционная макроэкономика в ответ на ставшие стереотипными дихотомии экономической политики – "экспансия – рестрикция", бюджетный "дефицит – профицит", "инвестиции – сбережения", "рост – рецессия" – предлагает собственную дихотомию: "новаторы – консерваторы". Процесс эволюции представляется в виде появления новаторов, которые вытесняют консерваторов с поля экономических взаимодействий и рыночных ниш и занимают освободившиеся пространства сами. Посредством адаптации к новой реальности (системе правил) происходит, в силу привыкания, постепенное превращение "новаторов" в "консерваторов".

На этом этапе экономической эволюции становится важным одно обстоятельство: каким образом на дальнейшее появление "новаторов" влияет система институтов, созданных предыдущим поколением агентов-"новаторов". Если институты, созданные поколением "новаторов" числом п1, приводят к появлению числа "новаторов" п2 < п1, то возникает вопрос, что будет происходить па следующем шаге эволюции. Либо число "новаторов" в экономике еще уменьшится п3 < п2 < п1, поскольку "новаторам" п2 не удастся улучшить систему институтов, стимулирующих появление "новаторов" и выбытие "консерваторов", сохраняющих приемлемую пропорцию между группами данных экономических агентов, либо это число возрастет (или не уменьшится), так как "новаторам" группы п2 удастся модифицировать созданные на предыдущем интервале правила. Все зависит от того, имелось ли в нулевой точке избыточное число "новаторов" или ощущался их явный недостаток.

Однако можно утверждать, что для конкретной экономической системы на определенном отрезке эволюции существует оптимальное соотношение между "новаторами" и "консерваторами", хотя численность этих хозяйствующих групп является динамическим параметром, постоянно изменяемым. Существует довольно серьезная научная проблема критерия, в соответствии с которым необходимо определять размер каждой из групп агентов. Вместе с тем следует говорить о наличии верхней границы – максимально возможного числа "новаторов", которых может вынести экономика без каких-либо осложнений в ее развитии, а также нижней границы – максимально возможного числа "консерваторов", когда появление дополнительного количества "новаторов" становится затруднительным, происходит фиксация status qua экономической системы, а ее инновационный потенциал восстановить становится весьма проблематично, по крайней мере, без специальных мер экономической политики.

Заметим, что ортодоксальные экономические теории и предлагаемые на их основе рецепты экономической политики – нечувствительны к социальному явлению рождения агента-"новатора". Иными словами, отсутствует механизм управления процессом появления новаторов. Если отыскать этот механизм и облечь его в конкретные схемы экономической политики, тогда и будет получена новая парадигма управления на макроуровне хозяйственной системы. При этом станет очевидной связь микро- и макропроцессов экономической эволюции, которую потребуется задействовать в аспекте управления.

Экономика в том случае высоко адаптивна, когда она обеспечивает низкие издержки замещения различных решений, субъектов, организационных форм, так как при этом становится легко исправить ошибку или заменить неэффективную норму, мешающую системе развиваться. Для нее может быть одинаково опасным как избыточное число консерваторов, препятствующих внедрению новых качеств и экономических функций и ввергающих экономику в состояние "спячки", так и избыточное число "новаторов", которые могут предъявить избыточный спрос на нерасполагаемый экономикой объем (возможностей) инвестиционных ресурсов, что завершится внезапным кризисом и потерей позитивных ожиданий развития – психологическим шоком.

  • [1] Foster R. The Institutionalist (Evolutionary) School // A Modern Guide to Economic Thought / Ed. by Maiz D., Miller A. Aldershot, 1991.
  • [2] Hodgson G. Economics and Evolution: Bringing Black Life into Economics. University of Michigan Press, 1994.
 
Если Вы заметили ошибку в тексте выделите слово и нажмите Shift + Enter
< Предыдущая   СОДЕРЖАНИЕ   Следующая >
 
Популярные страницы