Меню
Главная
Авторизация/Регистрация
 
Главная arrow Экономика arrow Институциональная экономика

Институты глобальных и региональных изменений

Развиваемые компетенции:

знать

• закономерности глобализации и регионализации, факторы и институты;

• в чем состоит и как реализуется "политика глобального эксцесса";

• содержание институциональных изменений мирового порядка: основные подходы;

• институциональная и эволюционная теории регионального развития: проблемы, направления, принципы;

• программно-целевой метод разработки региональной экономической политики;

• концепция согласованного развития региональной экономической системы;

• методология формирования региональных инвестиционных программ;

• институт права собственности и его влияние на развитие предпринимательства;

• шумпетерианский агент-"новатор";

уметь

• анализировать изменения международных институтов глобализации;

• применять известные подходы к анализу функционирования региональных систем и оценке планирования экономической политики;

• использовать представления о правовой эффективности хозяйственных институтов и систем к анализу института права собственности;

владеть

• эмпирическими данными о ходе процесса глобализации и регионализации мировой экономической системы;

• инструментами формирования региональной экономической политики и оценки эффективности институтов регионального развития;

• критерием оценки эффективности поведения институциональных (трансакционных) посредников в региональной экономической системе.

Глобализация и регионализация: две институциональные стратегии развития мировой экономики

Институты глобализации

До сих пор речь велась о социальных порядках, имеющих национальное приложение. Однако данные структуры функционируют в сложившейся атмосфере международного порядка, параметры которого с течением времени изменяются. Геополитические особенности развития государств серьезно сказываются на возможностях проектирования национального общественного порядка, социально-экономических перспективах каждой страны.

Главным фактором глобализации естественно выступает научно-технический прогресс, обеспечивший создание компьютерных и телекоммуникационных сетей. Они не имеют национальных границ и связывают различных субъектов, находящихся в разных частях мира. Информация становится более доступной, обмены упрощаются, общий уровень образованности повышается, поскольку даже приобретение специальных знаний лишено больших трудностей, что было характерно в прошлом. В итоге труд специализируется, доля исследований и научного труда в общем объеме возрастает, но разница, с точки зрения обладания информацией и умения ее обрабатывать, между студентом и профессором по указанным причинам все более стирается.

Общий уровень амбиций и неудовлетворенности повышается, поскольку люди отказываются понимать получение крупных благ другим лицом в силу того, что это лицо ничем от них не отличается: имеет ту же профессию и прикладывает такие же усилия, но получает большее вознаграждение.

Таким образом, повышается величина латентной социальной напряженности, о чем свидетельствует рост самоубийств, депрессивных состояний, других психических расстройств и нервных заболеваний.

Однако все перечисленные процессы являются сопроводительными документами небывалого прогресса в области науки, техники и информации. Законодатель моды в данных областях получает сравнительные преимущества в глобализирующемся мире, его мнение становится определяющим по всем вопросам, устанавливаются цели и задачи глобализации и, конечно, извлекаются необходимые дивиденды.

История всегда имеет значение. Так, в США изначально были заложены продуктивные стимулы конкуренции, инновационной деятельности, творческого отношения к любым событиям экономической жизни. Созданные институты обеспечивали гражданские свободы, правовую защиту, справедливые законы и суд, поощряли труд и социальное возвышение лучшего результата и добившегося его работника. Кроме того, довольно быстро американская государственная система распознала, что страна может извлекать большие выгоды от создания условий жизни для наиболее образованных и талантливых людей, проживающих и неоцененных в других странах.

Таким образом, вовремя была осознана крайняя необходимость инвестиций в человеческий капитал и использования иммиграции в качестве механизма, восполняющего потери в данной сфере. Одним из показательных примеров выступает Манхэттенский проект создания атомной бомбы, который вряд ли удалось бы реализовать в столь короткие сроки без помощи европейских физиков, переехавших на работу в США.

Подобная же политика проводится и в настоящее время. Известно, что после распада СССР в США были специально созданы научно-технические фонды, главная цель которых состояла в сборе научной и технической информации из республик бывшего Союза. В их функцию входило взаимодействие с лучшими специалистами для обсуждения возможностей их переезда – сначала временно, потом – на постоянную работу в США. Например, фонд Лугара собирал информацию о состоянии атомного комплекса России. К сожалению, правительственная политика большинства стран не выходит за рамки меркантилистской парадигмы богатства, но таков международный порядок, и эта политика приносит свои плоды, хотя и противоречит здравому смыслу и всем мыслимым человеческим ценностям. В частности, США методично следуют извлечению прибыли из любой ситуации какая бы не возникала в мире, выверяя поведение политического истеблишмента по балансу "издержки-выгоды". Добившись высоких результатов в меркантилистской хозяйственной системе и спроектировав соответствующие институты международного порядка, вследствие значительной инерции движения, США не могут отказаться от реализуемого варианта глобализации, даже если будут готовы признать ошибочность выбранного направления развития.

Выделим три определяющих механизма глобализации:

1) научно-технологический прогресс;

2) политико-культурная экспансия;

3) экономико-институциональная экспансия.

Развитие технологий в значительной степени упростило

обмен информацией и коммуникацию между агентами различных стран. Техническая структура не может обходиться без человека, а тому в свою очередь необходимы общение и язык. Таким образом, техноструктура создает интеллектуальную и культурную среду, облегчающую образование и социальные контакты. Когда технические средства переносятся в другие страны, тогда и происходит акт экспансии, не только чисто технологической, но и культурной, так как вместе с техникой другая культура воспринимает язык, ее сопровождающий. Действительно, трудно представить работу компьютеров во всем мире на русском языке. Однако практически нормой стал английский, если не считать специальную адаптацию компьютерных программ, заключающуюся в переводе на родной язык. Подобная операция, как правило, требует значительных затрат, особенно что касается сложных программных продуктов. Функционально малоиспользуемые программы не нуждаются в переводе на родной язык, поскольку частота их применения делает это невыгодным с экономической точки зрения. Поэтому большая часть компьютерного обеспечения распространяется по всему миру на английском, одновременно народы воспринимают англосаксонскую культуру, манеру общения – модели поведения, которые неотделимы от языка. Лидерство в технике и технологии, безотносительно к причинам его обусловившим, в современном мире означает политико-культурное и институциональное доминирование, выступающее импульсом к дальнейшему развитию и закреплению позиций лидера.

Импорт технологий, языка, элементов культуры и моделей поведения бессмыслен без импорта организационных форм, рыночных институтов, касающихся в первую очередь финансовой области, поскольку электронная культура первым делом обеспечила организационный прорыв в финансах, а глобализация сразу же подмяла под себя институты валютно-финансового рынка, осуществив унификацию работы фондовых бирж, платежно-расчетных операций, критериев инвестирования. Экономические игроки моментально занялись своим делом. Спекулятивно-денежный навес в мировой экономике резко возрос за последние 10 лет, роль международных спекулянтов усилилась, так что итоги экономического развития целых государств стали полностью зависеть от их игры на мировом финансовом рынке.

В основе этого рынка положен "вашингтонский консенсус" – негласное соглашение, признающее доллар мировой резервной валютой. Естественно, что страна, где доллар является еще и национальной валютой, получает от этого крупные прибыли, которых лишены другие страны, к тому же и отстающие в развитии исторически. В качестве инструмента противостояния глобализации под эгидой "вашингтонского консенсуса" рассматриваются тенденции регионализации – образования региональных блоков различных государств, например, АСЕАН, "группа 77", Европейский Союз (ЕС). Страны, входящие в региональные блоки, пытаются выстроить независимую валютную систему, что составляет центральную линию их сопротивления диктату "вашингтонского консенсуса". ЕС вводит в обращение экю, страны Южно-Азиатского региона привязывают свои экономики к иене. Таким образом, в отдаленной перспективе США могут столкнуться с проблемой зависшего наподобие гильотины долларового навеса и успеют ли они вовремя высунуть голову – большой вопрос.

Поскольку "вашингтонский консенсус" базируется на либеральных ценностях и монетаризме, постольку используются и политические методы сопротивления глобализации под флагом этой системы, заключающиеся в расширении социал-демократических движений, в переходе к посткейнсианским и институционалистским концепциям в области планирования экономической политики. Например, против глобализации под "вашингтонским консенсусом" выступили многие политические силы Западной Европы. Во-первых, в начале 1990-х гг. произошел отказ от монетаристских методов регулирования экономики, усиление институционального планирования. Во-вторых, в эти же годы европейский избиратель во многих странах проголосовал за "левые" силы, приведя их к власти.

В Великобритании, которая всегда поддерживала США и разделяла их цели (общие генетические корни), к власти пришли лейбористы, которые не просто приняли участие в Мировом социалистическом конгрессе в 1998 г., где присутствовал премьер-министр Э. Блэр, но и обеспечили широчайшее обсуждение будущих проблем развития западного мира, ощущаемых уже сегодня и рисующих безрадостные перспективы для всей цивилизации.

В этом контексте не случаен и выход в 1994 г. книги Я. Тинбергена и Я. Беркоувера "Будущее демократического социализма", подтверждающей, что обществоведы разных стран ищут пути выхода на новую траекторию развития, к новому социальному порядку.

Интересен также факт, который был отмечен на съезде Американской экономической ассоциации в 1994 г., что в университетах и научных центрах США работают около тысячи экономистов, занимающихся марксистской теорией и изучающих различные проблемы социализма, причем большинство из них в рамках Союза радикальных политэкономов. В период, когда "реальный" социализм был похоронен, исследователи продолжают активно работать над поиском новых социальных форм организации человеческой цивилизации и условий для ее выживания. Поиск "третьего пути" развития мировой экономики ведется по многим направлениям, однако оказывается пока безрезультатным. Никто из специалистов не может ничего сказать о системе ценностей экономики "третьего пути", а именно такая система и будет определять закономерности социального развития. Ставка только на государство или частную собственность и индивидуальную свободу не является эффективным решением. Требуется новое видение мира во взаимосвязи всех проблем.

 
Если Вы заметили ошибку в тексте выделите слово и нажмите Shift + Enter
< Предыдущая   СОДЕРЖАНИЕ РЕЗЮМЕ ПОХОЖИЕ СТАТЬИ   Следующая >
 
Предметы
Агропромышленность
Банковское дело
БЖД
Бухучет и аудит
География
Документоведение
Журналистика
Инвестирование
Информатика
История
Культурология
Литература
Логика
Логистика
Маркетинг
Математика, химия, физика
Медицина
Менеджмент
Строительство
Педагогика
Политология
Политэкономия
Право
Психология
Религиоведение
Риторика
Социология
Статистика
Страховое дело
Техника
Товароведение
Туризм
Философия
Финансы
Экология
Экономика
Этика и эстетика