Своеобразие греческого полиса

Расцвет торговли благодаря колонизации способствовал смещению центра городской жизни к агоре. Агора унаследовала от былых времен боевой дух соперничества, но теперь он не сводился к обретению славы в кровопролитных сражениях и захвате богатой добычи, а воплощался в открытой, не ограниченной внешней или внутренней властью, борьбе мнений и группировок – политике. Автономия ("самозаконие") непосредственной подачи голосов граждан в принятии решений сформировала в полисах чувство превосходства над варварами (буквально "чужеземцами"), подчиненными бесконтрольной власти-деспотии. Как противоположность ей и невольничеству в домашнем услужении или на хозяйственных работах возникло понятие свободы ("элевтерия").

Словесные баталии на агоре подвели к постановке вопроса о мироустройстве в такой форме, на которую необходимо дать четкий и ясный ответ, допускающий открытое обсуждение на собрании аналогично другим вопросам текущей жизни. Так возникли предпосылки для вступления человеческой мысли на путь рационального познания, независимого от таинств религиозного культа в осмыслении законов действительности, включая хозяйственную.

Достойно внимания, что первые влиятельные научно-философские школы возникли в разгар Великой греческой колонизации – в Милете (ионическая, VII–VI вв. до н.э.) и в Великой Греции (пифагорейская, VI–V вв. до н.э.). Родом из Малой Азии были первый греческий ученый – Фалес Милетский; Гераклит Эфесский по прозвищу "Темный", который ввел такие понятия, как олигархия ("власть немногих") и охлократия ("власть толпы"); Геродот Галикарнасский – "отец" истории и географии. Но своих вершин греческая мысль достигла в главном городе Аттики – Афинах, где Ксенофонт и Аристотель Стагирит ввели категории экономия, хрематистика, монополия ("один продаю"), а Платон основал союз тех, кто занимался философией, астрономией, математикой – Академию.

Полноправным членом полиса как гражданской общины был хозяин-землевладелец; за пределами оставались не только рабы, но и метеки ("переселенцы") – ремесленники и торговцы, налогоплательщики, свободные, но не имевшие прав владения землей и голоса на народном собрании.

Противоположные тины греческого полиса

Афины как тин греческого полиса, ориентированного на разнообразие ремесла и открытость морской торговле, ведомой навклерами ("начальниками корабля") и эмпорами (купцами-путешественниками), открывающими новые рынки, стали противоположностью Спарте, ориентированной на автаркию ("самодовление", "самообеспечение"), ограничение ремесел изготовлением самых необходимых предметов и всемерную подготовку воинов-гоплитов.

Уклад жизни Спарты, центра самой южной области Пелопоннеса – Лаконики, поработившей население соседней плодородной Мессепии, регулировался законами легендарного реформатора Ликурга. Уравнительность обеспечения зерном (у каждого – не более 92 медимнов, мер зерна); обязательное для всех участие в общественных трапезах, где дети должны были проявить умение стянуть кусок у взрослых; запреты мирного выезда за границу; нарочито громоздкие железные деньги призваны были оградить от роскоши в быту и стяжательства. Земледелие было полностью возложено на мессенцев – илотов, считавшихся невольниками спартанской общины в целом. Кроме того, по Лаконике и Мессении были разбросаны поселения свободных, но лишенных гражданства ремесленников и торговцев – периэков (буквально "живущие вокруг"). Железное оружие позволяло очертить и поддерживать резкое различие между свободным и порабощенным. Тайные убийства илотов воспитывали в молодых спартиатах навыки военной жестокости.

В Афинах же изначально существовало неравенство сословий, установленных, по преданию, мифическим героем Тесеем. Высокородные эвпатриды ("славные отцы"), оставив простым геоморам ("получателям земельной доли") суровое междугорье, захватили лучшие угодья и образовали аристократию ("власть лучших"). Только из нее могли выбираться городские начальники и воеводы – архонты и стратеги. В отдельный слой выделились демиурги (буквально "работающие на (весь) народ") – мастера гончарного, кузнечного, строительного и кожевенного ремесла, которое не могло (как ткачество) оставаться в пределах домохозяйства и требовало специализации и широкого сбыта.

Реформы архонта Солона (593 г. до н.э.) изменили это сословное деление, заменив принцип родовитости зажиточностью, выраженной количеством медимнов, получаемых со своей земли (табл. 3.1).

Таблица 3.1

Разряды афинских граждан после реформ Солона

Пентакосиомедимны

Всадники

Зевгиты (от "зевгос" – "упряжь" волов)

Феты

Те, у кого 500 и более мер; только из них ежегодно избираются архонты

Те, у кого от 300 до 500 мер, и они могут содержать боевую лошадь

Те, у кого от 200 до 300 мер (владельцы упряжи волов), они служат гоплитами

Те, у кого менее 200 мер, и они работают за поденную плату и служат гребцами

Солон разрешил свободу завещаний, наследования земельных владений независимо от воли рода; ввел единую монетную систему; предоставил гражданское полноправие искусным чужеземцам-ремесленникам, если они переселялись в Афины с семьями на постоянное место жительства. Наконец, он провел "стряхивание бремени" долгов с рабов-сограждан, дозволив отныне только рабство иноплеменников.

Реформы прославили Солона в веках как мудрого законодателя, но при жизни вынудили покинуть Афины из-за недовольства как родовитой знати, не простившей своего ущемления, так и бедноты, требовавшей земельного передела, который после изгнания Солона осуществил Писистрат. Хитростью установив в Афинах тиранию (560–527 гг. до н.э.), как греки называли единоличное правление вследствие захвата власти, он был поддержан народными низами. Принял энергичные меры по общественному благоустройству города, включая строительство гавани Пирей, и оставил власть своим сыновьям (Писистратидам), но те продержались недолго. После расправы с ними афиняне приняли реформы архонта Клисфена (510 г. до н.э.), разделившего полис на 10 территориальных округов – фил, состоявших из самоуправляемых демов – мелких соседств жителей-избирателей. Каждая фила выбирала по одному стратегу, по 50 человек (по жребию) в городской совет и по 600 человек (тоже по жребию) в народный суд, заседавших в специально выстроенных зданиях на агоре.

Законы Клисфена утвердили в Афинах демократический строй. Однако за его рамками остались многочисленные метеки и рабы. Число рабов достигало, возможно, половины населения Афин. Их труд был особенно значимым в горном деле: разработка близлежащих серебряных рудников на горе Лаврион и мраморных каменоломен – источников соответственно афинского монетного металла и городского благолепия.

Рабов в Афинах нередко отпускали па волю. Вольноотпущенники, лишенные возможности владеть землей, обращались часто (наряду с метеками) к малопочтенному делу обмена монет и выдачи их в рост. Такие менялы сидели при торговле на агоре за особыми столами, и понятие трапезит (от "трапеза" – буквально "стол") стало означать ростовщика.

 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >