Территориально-государственный экспансионизм на Западе и предпосылки Великих географических открытий

Раздробленность Италии и Германии

Гуманисты напоминали об имперском величии единой античной Италии. Мечтавший о возрождении этого величия Петрарка, переоткрывая римских географов, стремился увлечь итальянцев перспективами державного объединения ради последующей экспансии в дальние страны через Атлантический океан и Азию – вплоть до острова Тапробана (Шри Лайка). Позднее, когда до этого острова и других индийских побережий добрался венецианский купец Н. Конти, его биографию пропагандировал Поджо Браччолини.

Но Итальянская Лига (1455 г.) после долгих войн оставила полуостров раздробленным; самым крупным государством на нем было южное Неаполитанское королевство; Неаполь стал самым населенным городом Европы, хотя никогда не играл ведущих ролей в ее торговле. Богатые верхи городских советов, забрав бразды правления в свои руки, нанимали отряды бродячих рыцарей или просто натренированных в военном деле авантюристов, оплачивая их услуги мелкой серебряной монетой– сольдо (от "солид") и называя солдатами, а их предводителей – кондотьерами (от итал. condotti – "договоры"). Кондотьеры способствовали установлению мелкодержавных тираний, где власть захватывали династии либо из наемных военачальников (Сфорца в Миланском герцогстве), либо из купцов-олигархов (Медичи в Флорентийской республике).

Раздробленной осталась и Германия – между частями Священной Римской империи; наиболее крупными из них стали герцогство Австрия (от герм. Osterreich – "восточное царство"; столица – Вена) и королевство Богемия (столица – Прага). Владетели, избиравшиеся курфюрстами на трон Священной Римской империи, реально управляли лишь наследственными землями королевств и герцогств, стремясь их расширить, как первый император (с 1442 г.) из рода Габсбургов Фридрих III, установивший для своего рода титул эрцгерцога Австрийского. Но в остальных землях смеялись над ним, более 50 лет разъезжавшим по монастырям и городам в поисках мест, где вкуснее угощают. Он увенчал титулом поэта-лауреата гуманиста Э. С. Пикколомини, ставшего затем папой (1458 г.) Пием II и признавшего, что папа и император – "декоративные фигуры, наделенные ничего не значащими титулами"[1].

Гораздо более значимыми стали титулы королей стран приат- лантической Европы.

Национально-территориальная централизация во Франции и в Англии

Когда (1154 г.) красавица-герцогиня Алиенора Аквитанская поменяла мужа-короля (французского на английского), с ней перешла к английской короне бо́льшая часть Франции (Аквитания). Новая династия Плантагенетов добилась также аннексии о. Ирландия (1171 г.). Но сыновья Алиеноры едва не упустили корону; династию отстояли английские бароны при поддержке горожан Лондона, однако истребовали Великую хартию вольностей (1215 г.), ограничившую произвол королей в денежных поборах с вассалов и простолюдинов, а затем и Лесную хартию (1217 г., ликвидация режима заповедных лесов). Сопротивление королевским нарушениям Великой хартии привело к созданию английского парламента (1265 г.), утвердившего принцип вотирования (от лат. vocis – "голос") королевских налогов. Вопросы об их позволительности и о возможных субсидиях (от лат. subsidium – "помощь", "поддержка") короне в чрезвычайных случаях (как правило, при сборе денег на ведение войны) подлежали ведению парламента, сложившегося как собрание трех палат: светских лордов, духовных лордов и о́бщин – выборных представителей от мелкого рыцарства и горожан.

Французская династия Капетингов, начиная с основателя Лувра Филиппа-Августа, в стремлении, по выражению короля Филиппа IV Красивого, "округлить свои границы" также пришла к представительству сословий для помощи королям в изыскании денежных субсидий – Генеральным штатам (Etats Generaux, 1302 г.), но без вотирования. В противоборстве с вольными городами Фландрии и папством, строптивыми графами и баронами, Филипп Красивый по своему усмотрению вводил новые королевские налоги, среди которых самым обременительным стал соляной акциз – габель. Но король нашел и другие источники доходов, снискав прозвища Фальшивомонетчик и Железный король, – порчу монеты (содержание серебра в гроше было уменьшено в четыре раза) и разгром ордена тамплиеров (1314 г.), чтобы присвоить их богатства. Про́клятый сожженным главой тамплиеров Ж. де Молэ род Филиппа вскоре пресекся по мужской линии, а передача трона боковой ветви Капетингов – Валуа (1328 г.) была оспорена притязаниями английских королей, что привело к Столетней войне (1337–1453 гг.). В ней боковая ветвь уже самих Валуа – герцоги Бургундские – стала фактически третьей стороной, возглавив одну из двух партий в кровавой междоусобице французской знати. Долгое время английским войскам сопутствовал военный успех (в том числе благодаря умелому использованию полков пеших лучников- йоменов), но в итоге новое королевское войско Валуа, опиравшееся уже не на рыцарей-вассалов, а на наемников, и на новый вид вооружения – полевые пушки, освободило из-под власти англичан всю Францию. За одним исключением – порта Кале, перевалочного пункта в вывозе английской шерсти во Фландрию.

Для содержания нового – оплачиваемого наемного – королевского войска Франции третье сословие было обложено королевской тальей (от фр. taille – "взнос") – постоянным подушным прямым налогом (с 1439 г.).

В прошлое ушли не только владения английской монархии во Франции, но и французский язык как официальный в Англии: парламент принял акт о судопроизводстве на английском языке (1363 г.), а в конце XIV в. поэт Джеффри Чосер создал английский литературный язык ("Кентерберийские рассказы"). С окончанием Столетней войны ни в Англии, ни во Франции не воцарился мир: теперь в династические междоусобицы, с взаимоистреблением феодальной знати, ввязались разные ветви Плантагснстов и Валуа. В итоге королевская власть, опираясь на наемные войска, усилилась; в Англии взошла на трон новая династия Тюдоров (1485 г.); во Франции король-"паук" Людовик XI Осторожный, нанимая солдат-швейцарцев, добился распада Бургундского герцогства (1477 г.) и присоединения Прованса (1482 г.).

  • [1] Цит. по: Делюмо Ж. Цивилизация Возрождения. Екатеринбург: У-Фактория, 2006. С. 47.
 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >