Объединение Нидерландов в составе Бургундии и ее распад

Бургундское герцогство во время Столетней войны благодаря династическим бракам объединило в своем составе Нидерланды: южные, где вследствие урона, понесенного Брюгге от песчаных заносов гавани, на первые роли выдвинулись города БрабантаБрюссель (центр льноткачества) и Антверпен (биржа с 1460 г.), и северные, с извилистыми берегами Голландии, в которой рыбак Виллем Бейкельс изобрел способ засола сельдей прямо на борту кораблей. Селедка, распространенная, но считавшаяся ранее "дрянной", превратилась в массовый питательный продукт, особо ценный для христиан в постные дни. Название главным городам Голландии – Амстердаму и Роттердаму – дали местные реки и дамбы, возведенные для защиты от штормовых нагонов вод Северного моря. Но грозное море одновременно создало условия для торгового судоходства и высокопроизводительного сельского хозяйства: плодородные иловатые почвы и луговые угодья, дававшие хороший корм скоту. Это стало предпосылкой появления в Южных Нидерландах многопольного севооборота с кормовыми травами и кормовой репой. Он позволял не только целиком (без пара) использовать пашню, но и получать дополнительные корма для скота.

Благодаря всему этому Нидерланды стали первым регионом Европы, где отступила угроза голодовок, а традиции текстильного и металлического ремесла питали дальнюю торговлю и силу "третьего сословия", проявленную в разгроме французского рыцарства ("битва шпор", 1302 г.) и уваженную бургундским герцогом Филиппом Добрым, учредивших! Генеральные Штаты Нидерландов (1463 г.).

Филипп Добрый, величая себя Великим герцогом Запада, превратил свой двор в Брюсселе в образец светской стильной роскоши – с красочным рыцарством (турниры, учреждение ордена Золотого Руна) и щедрым меценатством, включая поощрение возникшей фламандской школы живописи. Его еще более амбициозный сын-преемник Карл Смелый возжелал создать "Великую Бургундию" от Северного до Средиземного моря. Но пал (1477 г.) в распрях с герцогством Лотарингским и швейцарскими горцами. Часть владений Карла захватил плативший его врагам Людовик Осторожный. Но другая часть, включая г. Безансон, и Нидерланды, стала приданым дочери убитого, вышедшей замуж за эрцгерцога Максимилиана Австрийского.

Объединение и католический экспансионизм Испании

Пиренейские королевства менее других на Западе пострадали от "черной смерти" и сохранили истовый католицизм. После разгрома тамплиеров их замки и владения уцелели в Португалии и стали основой духовно-рыцарского ордена Креста. Короли Кастилии и Арагона жаловали земли ордену Калатравы и другим, созданным специально для Реконкисты, что усиливало позиции знати – грандов и кабальерос, противопоставлявших себя пеонам (дословно "пешим") – полевым работникам. Реконкиста привлекала на отвоеванные территории – как в города, так и в сельские области, – лично свободных и имеющих право носить оружие поселенцев-католиков, чьи права ("фуэрос") фиксировались в королевских грамотах. Самоуправляемые сельские общины ("бегетрии") могли избирать сеньоров, а горожане – отстаивать свои интересы в собраниях сословных представителей – ко́ртесах, от поддержки которых зависело королевское налогообложение. Но в конце XIII в. горожане, объединившись в кортесах с рыцарством против роста королевских налогов, одобрили введение крепостных повинностей сельского населения, а затем согласились на назначение в города королевских исправников.

Крепостные повинности в Кастилии и Арагоне были невелики (барщина 12 дней в году), поскольку Реконкиста давала возможность использовать большое количество рабов-военнопленных. Но земледелию наносила ущерб привилегия знатных скотоводов, захвативших стада тонкошерстных овец – мериносов, завезенных на полуостров маврами. Рыцари-овцеводы объединились в своеобразную гильдию – Месту, получившую право прогона мериносовых стад дважды в год с севера на юг и обратно. Было запрещено ставить изгороди на пути гильдейских овец, и они, перебегая с одного пастбища на другое, часто вытаптывали хлебные поля пеонов. Шерсть мериносов имела большой спрос со стороны европейского сукноделия; контроль над ее вывозом из испанских портов Севильи, Кадиса, Бургоса захватили генуэзские банкиры.

Пиренейские католики унаследовали от мавров довольно развитую систему ирригационного земледелия, садоводства (с продуктами аккультурации – цитрусовыми, финиковой пальмой и т.д.) и ремесленно-торгового городского хозяйства. Ее поддерживало покоренное население: мусульмане и евреи-сефарды, оставшиеся в своих верах либо перешедшие в христианство (мориски и марраны).

Брачный союз Фердинанда, короля Арагона, и Изабеллы, королевы Кастилии, создал королевство Испанию (1479 г.). Чета принялась за централизацию своей власти, покупая лояльность знати выдачей королевских ценных бумаг, дававших право на ежегодную ренту (6% годовых), и наполняя Королевский совет наиболее преданными грандами и юристами (летрадами). Значение кортесов умалялось, тогда как были сохранены привилегии овцеводов Месты. Кроме того, Фердинанд создал организацию вооруженных наемников "Священное Братство", с одобрения папы римского захватил управление орденом Калатравы.

Главным королевским налогом в Испании стала алькабала – 5% (затем 10%) пошлина с любых продаж (а также дарений недвижимости); порядок ее взимания был подробно прописан "Тетрадью алькабалы" (1491 г.). Испанская инквизиция выискивала "еретиков", "ведьм", а также марранов и морисков, которые продолжали "тайно" соблюдать обряды иудаизма и ислама. Имущество осужденных инквизицией подлежало конфискации; треть полагалась королю, а из остальной части, положенной папскому престолу и собственно инквизиции, Фердинанд Католик обычно присваивал себе половину. После взятия Гранады сефардам было предписано в три месяца сменить веру или уехать (большинство предпочло второе), через 10 лет были изгнаны также и мавры- мусульмане.

Но воинственный католицизм не ограничился внутренней политикой: Изабелла поддержала проект достижения Индии плаванием на запад, с которым объявился аваитюрист-генуэзец X. Колумб, почитатель выдумок венецианца Марко Поло о золотых сокровищах Китая и Чипанго (Японии). После неожиданного открытия Колумбом Нового Света испанцы с удивлением обнаружили, что туземцы, прозванные индейцами, располагавшие изрядным количеством золота и своеобразными технологиями его добычи, ценят его только как украшения, но не как деньги, и готовы его обменивать на европейские безделушки. В порту Севилье (1503 г.) были организованы Торговый дом (La Casa de Contratacion) и гильдия для торговли с "Вест-Индией": с ввозимых оттуда в Испанию благородных металлов 20% отчислялось короне. И одновременно Изабелла Кастильская провозгласила энкомьенду (от исп. encovnienda "поручение, попечение") – проведение в новооткрытых землях мер по приобщению туземцев к христианству и европейской культуре.

По завершении Реконкисты и с переходом к наемному войску в Испании осталось много слонявшихся без дел бедных, но надменных идальго (hidalgo, от исп. hido – "сын, потомок" и algo – "имущество"). Эти "потомки имущих", приравнивая себя к рыцарям, презирали производительный труд и мелкую торговлю, не имея возможности заняться крупной. Кипевшие яростью, идальго были готовы искать за океаном "позолоченную страну", с мечом и крестом захватывать трофеи и земли теперь уже не в от-, а в за-воевании – Конкисте.

 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >