Воздействие ордынского завоевания на экономические институты Руси. Возвышение Москвы

Споры о монголо-татарском иге

Западный поход монгольских орд, основной удар которого приняли на себя русские города, совпал с экспансией крестоносцев на балтийские земли. Под натиском с двух сторон различный выбор сделали правители областей, избежавших покорения: князь Новгородский Александр Невский и великий князь Литовский Миндовг. Александр Невский, дав отпор западным рыцарям (1240–1242 гг.), предпочел отстаивать православие ценой зависимости от ордынского хана (1246 г.), получив от него ярлык на великое княжение в Киеве и Владимире. Миндовг принял католичество и позже Литовское княжество, прираставшее поднепровскими (южными и западными) русскими землями, объединилось волей своих правителей с католической Польшей, откуда пошло выражение "татарское иго".

Оно надолго стало общепринятым как на Западе, так и в России обозначением ордынского владычества, в основном трактуемым как причина "сдвига по фазе" в экономическом и политическом развитии русских земель, их культурного отставания от западных стран, азиатско-деспотического искривления дальнейшего пути российской державы. Среди тех, кто подчеркивал сугубо отрицательное воздействие "ига", был А. С. Пушкин, сетовавший, что монголы, в противоположность арабам в Европе, не передали русским ничего из античного и восточного культурного наследия ("ни Аристотеля, ни алгебры"). Величайший русский поэт считал захватчиков не более чем варварами, не имевшими "ни словесности, ни торговли, ни законодательства".

Советские историки, в частности Б. А. Рыбаков, особо отмечали полный упадок в ордынский период каменного строительства и изысканного ремесла в разоренных русских городах. Но в городах упало не только строительство и ремесло, но и достоинство привилегированных слоев: покорение Руси степняками уничтожило в городах традиции вечевого самоуправления и стерло различия между потомками варягов и смердов: все стали подданными деспотов.

С иными оценками ордынского владычества выступили в XX в. идеологи евразийства, обоснователи геополитического подхода к русской истории и взгляда на нее "не с Запада, а с Востока" – Н. С. Трубецкой, II. Н. Савицкий, Г. В. Вернадский и Л. Н. Гумилев. По их мнению, "иго" стало для Руси необходимой "школой" национальной солидарности, понятий о которой были почти лишены удельные князья. Ордынская лояльность к православному культу и даже союз ханов с церковью для ближайших целей освящения их власти, с одной стороны, переживание истовыми христианами бедствия как наказания за грехи, с другой стороны, послужили укреплению веры, ее проникновению в массы: распространение рукописных евангелий, угасание волхвования и языческих обрядов; монастырское строительство. В результате, по словам Трубецкого, "свержение “татарского ига” свелось к замене татарского хана православным царем и к перенесению ханской ставки в Москву... Россия вышла из-под ига в виде может быть и “неладно скроенного”, но очень “крепко сшитого” православного государства, проявляющего силу экспансии вовне".

Евразийцы положительно оценивали возвышение Москвы среди русских городов и роль "собирателя" земель Ивана Калиты, получившего от хана Узбека ярлык на великое княжение в то время (1331 г.), когда четыре князя Твери сложили свои головы в ханской ставке. Савицкий противопоставил Москву, оказавшуюся годным объединительным центром в евразийской территориальной системе, Литве-Польше, которая таким центром не оказалась. Гумилев ставил в заслугу лукавому Калите "принцип этнической терпимости": князь Иван охотно принимал на московскую службу знатных иноплеменников независимо от национальности, если те принимали православие.

Но крепость сшитой с ордынскими узлами московской государственности далеко не все историки считают достоинством.

B. Л. Янин, например, высказал мысль, что ощущение обширности пространства и возможность собирать с инородцев дань пушниной – ясак (перенятый у ордынцев институт) – предопределили преимущественно добывающую и перераспределяющую направленность русского хозяйствования в ущерб развитию мастеровитости и обрабатывающей промышленности.

Обоснователь диффузионистского подхода к русской истории C. А. Нефедов рассматривает государствообразующие последствия ордынского завоевания как социальный синтез различных традиций, особо отмечая:

  • 1) создание русской административной системы на основе навязанного татарами опыта великих восточных монархий – Китая и Ирана;
  • 2) умеренность ханского налогообложения и незначительность доли ордынского выхода в общем размере дани после того, как ее стали собирать русские князья;
  • 3) обилие закрепленных в русском языке экономических влияний Востока, привнесенных через посредничество татар.
 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >