"Революция цен" в Англии: расцвет фермерства и рост мануфактур

В Англии цены на пшеницу, овсяную муку, ячменный солод выросли с конца XV в. до конца XVI в. в 5–5,5 раз, цены на шерсть – в 3 раза, тогда как средняя заработная плата сельских работников – лишь в 1,75 раза, ремесленников – в 2,2 раза. Чтобы заработать на жизненные средства, которые веком ранее можно было заработать за 15 недель, в 1595 г. ремесленные и сельские работники должны были трудиться вдвое-втрое больше. Причем особенно мизерной в сравнении с ростом цен на предметы первой необходимости стала зарплата каменщиков.

Эти условия создали предпосылки для расцвета, с одной стороны, сельского и городского домостроительства, с другой – фермерства. В правление двух Генри Тюдоров городской дом в среднем был трехкомнатным, сельский коттедж – однокомнатным; в правление Елизаветы и ее преемника Якова Стюарта среднее число комнат в домах горожан достигло 5–6, селян – 2–3, зажиточных фермеров-йоменов – 6–8; окна в домах стали стеклить; камины – приспособлять для отопления каменным углем. Спрос на деревянную мебель, постельное белье и занавески, обои и особенно кухонную утварь стимулировал рост разнообразных мастерских, а приморский город Ньюкасл на северо-востоке страны стал центром добычи и вывоза каменного угля, употребляемого нс только в каминах, но и в печах для выплавки металлов, в производстве стекла, бумаги, сахара-рафинада. Добыча каменного угля в Англии в три раза превосходила его добычу в континентальной Европе.

Джентри и более крупные лорды продолжили огораживания сельскохозяйственных угодий, вздувая вступительные взносы копигольдеров и сокращая сроки держаний, захватывая общинные луга, ликвидируя мелкие держания и полосы между хлебными полями. В графстве Норфолк, где была особенно велика доля владений джентри (после секуляризации – более 3/4 манориальных земель) и огораживаний, разразилось крупнейшее в XVI в. в Англии народное восстание под водительством братьев Кетов (1549 г.), подавленное при помощи германских ландскнехтов. Огороженные угодья стали использоваться не только под пастбища для овец, но и под пашню с улучшенным севооборотом (подсев кормовых культур) и разведение хмеля – по примеру Нидерландов. Лорды сдавали землю в аренду зажиточным йоменам, нанимавшим окрестных селян для обработки, или сами нанимали их. Размер фермерской аренды был фиксирован на 99 лет, что позволяло фермерам-арендаторам извлекать большие доходы от "революции цен". Росту цен способствовал спрос растущего населения Лондона и некоторых других городов на хлеб, мясо и пиво, вошедшее в повседневное употребление.

Обезземеленные копигольдеры были вынуждены за бесценок идти в наемные рабочие – либо в фермерские хозяйства (как батраки), либо в мастерские. Заработную плату устанавливали на низком уровне мировые судьи, а королевские статуты ограничивали полугодом срок для приискания места работы, после чего бедняк считался бродягой, подлежащим порке и клеймению, а в повторном случае – казни. Кроме того, закон о бедных (1601 г.) сводил к минимуму возможности для детей поселян обучаться городскому ремеслу, дозволяя ученичество лишь сыновьям зажиточных отцов.

Промышленные и торговые монополии

Развитие торгово-промышленного предпринимательства во Франции и Англии сталкивалось с ограничениями двоякого рода монополий: городских цехов и королевских привилегий.

Рассеянный характер мастерских с наемным трудом, а также их возникновение по преимуществу в новых отраслях позволяли обойти цеховые монополии. Однако во Франции со времен Людовика Осторожного для получения свидетельства о мастерстве необходимо было заплатить взнос королю, и власть стремилась по возможности принудительно охватывать новые ремесла цеховой организацией, хотя со времен Генриха Бурбона учреждала королевские мастерские, в том числе в Лувре. Освобожденные от контроля цехов эти мастерские получали субсидии и производили предметы либо для дворцовой роскоши, либо для снабжения армии.

В Англии в царствование Елизаветы Тюдор парламент и правительство, возглавляемое (1558–1598 гг.) бароном У. Сесилем, активно занялись регулированием ремесленничества и торговых привилегий, а также созданием системы промышленной регламентации для подчинения растущих в числе мануфактур и стимулирования производств, необходимых для армии и флота. Был принят Статут о подмастерьях (1563 г.), установивший обязательное семилетнее ученичество ремеслу с запретом уходить куда-либо до завершения этого срока; регулирование (ограничение) заработной платы мировыми судьями в графствах; режим рабочего дня (с 5 утра до 7.30 вечера). Началась выдача хартий на права монопольного (индивидуальными владельцами или компаниями на паях) производства селитры и пороха, меди и цинка; патентов и ограниченных во времени лицензий (от лаг. licentia – "дозволение") на монопольное ведение определенных деловых операций. Например, придворный поэт и основатель первой английской колонии в Америке (названной в честь королевы-"девственницы" Вирджинией, 1579 г.) У. Рэли получил патент на ввоз в Англию сладких вин.

Нигде более не получили такого распространения, как в Англии, привилегированные паевые торговые компании. Выдавая им монопольные патенты, казна получала некоторую часть прибылей, могла навязывать принудительные займы и обязательства по выплате части государственного долга. К старым компаниям купцов-авантюристов и купцов-складчиков добавились компании для ведения монопольной торговли с определенными странами: Московская (1553 г.), Балтийская (1579 г.), Левантийская, или Турецкая (1581 г.), Берберийская, или Марокканская (1585 г.), Гвинейская (1598 г.), Ост-Индская (1600 г.), Вирджинская (1606 г.). Названия компаний указывают на направления развернувшейся английской заморской экспансии во все стороны света.

Английские монополии давали многочисленные поводы для протестов и борьбы групповых интересов; в парламент шли жалобы против патентов и лицензий. Когда бездетную Елизавету Тюдор сменил на английском троне шотландский король Яков I Стюарт, объединив Англию с Шотландией, старшина Сити – делового центра Лондона – У. Кокейн уговорил короля (1614 г.) отменить монополию компании купцов-авантюристов, запретить вывоз сырой шерсти вовсе, а экспорт сукон передать в монополию новой компании, оказавшейся, однако, убыточной. Монополия купцов- авантюристов была восстановлена (1617 г.), и они остались крупнейшей компанией с оборотом уже около 1 млн фунтов стерлингов.

В полемике вокруг монополий активно участвовал Ф. Бэкон (1561 – 1626 гг.) – знаменитый философ, провозгласивший могущество науки, получающей знания из окружающего мира посредством индукции и экспериментов, и государственный деятель, лорд-канцлер (1618–1621 гг.), ушедший в отставку после уличения во взяточничестве. Бэкон отстаивал правомерность и необходимость монополий как вознаграждения тех, кто сделал "какое- либо новое изобретение, которым могут воспользоваться все подданные нашего королевства", и заслужил на некоторое время выгоду исключительно для себя от этого изобретения. Статут о монополиях (1623 г.) Якова I предоставлял патенты на 14-летнее исключительное извлечение прибылей от технических усовершенствований; но зачастую охрана интеллектуальной собственности была лишь личиной для предоставления прав на монопольное изготовление какого-либо продукта (с отчислением казне доли дохода) или надзор над техникой производства.

 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >