Формирование британской гегемонии в мир-системе: коммерческий маринизм и революция национального рынка

Приоритет интересов бизнеса

Одним из самых дискутируемых в историко-экономической литературе является вопрос, почему первой индустриальной державой стала именно Англия, сумевшая превзойти все евроатлантические страны в могуществе территориального владения, разбросанного по всем материкам и океанам, а затем добиться подавляющего преимущества над остальным миром в технологиях, качестве и массовости промышленных товаров.

Ф. Лист (1841 г.) назвал следующие факторы британского успеха, считая проблематичным выделить какой-то один:

  • – наибольший выигрыш от Реформации;
  • – островное положение, позволявшее обходиться без постоянной армии, извлекать выгоды от продажи промышленных товаров воюющим континентальным армиям и притягивать многочисленных иммигрантов с их торговым опытом и капиталами;
  • институт младших сыновей, который, допуская передачу имущества лорда единственному наследнику (майорат), заставлял остальных сыновей обеспечивать себя службой, ученой профессией или предпринимательством;
  • – патентное законодательство, привлекавшее изобретателей из разных стран;
  • – таможенное покровительство молодым отраслям промышленности (воспитательный протекционизм).

Под выигрышем Англии от Реформации Лист подразумевал секуляризацию и в то же время отсутствие религиозных войн. Позднее М. Вебер и другие германские экономисты историче

ской школы приводили Англию как показательный пример благотворного влияния протестантской этики на дух капитализма. Их поддержал английский ученый Р. Тоуни ("Религия и возникновение капитализма", 1925 г.) с той поправкой, что не исходное лютеранство, а именно кальвинизм и его разновидность – британский пуританизм (от англ. purity – "чистота") – привели к триумфу экономических добродетелей калькуляции и стяжания прибыли, с поощрением способностей, развиваемых коммерческими операциями, и презрением к бедности как к признаку морального падения, которое следует обличать. Крайним выражением этого отношения стала доктрина очевидца промышленного переворота в Англии, протестантского пастора и первого штатного английского профессора политэкономии Т. Р. Мальтуса (1766–1834 гг.) о перенаселении вследствие чрезмерного размножения бедных и отсутствии у лишних ртов "права на пропитание".

Разгоряченные дебаты вокруг демографического фактора породили понятие мальтузианской ловушки – "съедания" роста производства продуктов питания избыточным населением. Современные историки-экономисты (в том числе клиодинамисты) рассматривают переход к современному экономическому росту как выход из мальтузианской ловушки, в которую неизбежно попадали традиционные аграрные общества. Американский экономист Г. Кларк недавно (2007 г.) выдвинул гипотезу о том, почему именно Англия первой выбралась из мальтузианской ловушки и добилась превышения прироста ВВП над приростом численности населения. Кларк объясняет это влиянием института майората и дифференциальной фертильностью, которая была присуща, по его мнению, только Англии: состоятельные семьи имели больше детей, чем бедные.

Институт майората лишал младших сыновей земельного наследства, по они росли в хороших условиях и получали образование, что делало их готовыми к карьере в разных сферах. Таким образом, возник слой носителей буржуазных добродетелей – стяжателей торгово-промышленных прибылей, наряду с лендлордами и фермерами-арендаторами, выступивших работодателями для бедноты (зарплата вместо милостыни).

MCA объясняет происхождение британской гегемонии тем, что в Англии наиболее тесно из всех стран центра капиталистической мир-системы сошлись интересы различных предпринимательских групп и сила государственного механизма. Парламентарная монархия отстаивала внутри страны интересы сельских и городских бизнесменов и вмешивалась в политические процессы, происходящие в других государствах, с тем, чтобы обеспечить себе преимущество в международных отношениях.

Все более великая Британия. Государственное объединение о. Британия произошло с вступлением на английский престол шотландской королевской династии Стюартов (1603 г.), конфликтовавшей с радикальными кальвинистами-пуританами: изгнанниками, уплывшими в Новый Свет для основания Новой Англии (1620 г.), а затем мятежниками во главе с парламентом, одолевшими и казнившими короля (Великая революция, 1640–1649 гг.). После Реставрации (1660 г.) Стюарты вновь не угодили парламенту ("Славная революция", 1688 г.), передавшему трон сначала голландскому стадхоудеру Вильгельму Оранскому (1689 г.), а затем курфюрсту Георгу Ганноверскому и его потомкам (1714 г.), чтобы окончательно превратить Великобританию (Great Britain) в парламентарную монархию.

После Вестфальского (1648 г.), датско-шведского (1658 г.) и Пиренейского испано-французского (1659 г.) мирных договоров сильнейшими военными державами в Европе стали Франция и балтийская Швеция, а мировым торгово-океаническим гегемоном – Голландия. Но Великая и "Славная" революции способствовали наращиванию флотской мощи и торгово-океанической экспансии Англии в ущерб Голландии: Навигационный акт революционного диктатора О. Кромвеля (1651 г.) и торговые войны (1652–1674 гг.), уже при Реставрации успешно завершившиеся для Англии захватом Новых Нидерландов. Новый Амстердам был переименован в Нью-Йорк. Южнее него между побережьем Атлантического океана и горной грядой Аппалачей возникла новая английская колония Пенсильвания (столица-порт – Филадельфия, по-греч. "город братской любви") с богатыми древесными, пастбищными и минеральными ресурсами, а южнее Вирджинии – Каролина с рабовладельческими плантациями табака и хлопка.

Передача английской короны Вильгельму Оранскому позволила объединить британский флот с голландским и сокрушить флот Франции (1692 г.). Успешные боевые действия в войне за испанское наследство (1701–1714 гг.) и в Семилетней войне (1756–1763 гг.) принесли Англии контроль над выходом из Средиземного моря (захват Гибралтара, 1704 г.) и монополию на доставку африканских негров-рабов в Америку (асьенто), овладение Канадой в Северной Америке и Бенгалией в Индии. Переоткрытая величайшим английским мореплавателем Дж. Куком Новая Голландия была переименована в Австралию и стала английским владением-материком.

Коммерческому маринизму содействовали не только территориальные, но и дипломатические приобретения: благодаря Метуенскому трактату, заключенному лордом Метуеном с Португалией (1703 г.), через нее в Англию стало притекать золото из новооткрытых богатых рудников Бразилии; благодаря торговому договору с Российской империей (1734 г.) – сырье (из России) для флота.

Корабельный лес и другое сырье в изобилии поступало и из северо-американских английских колоний, но ущемление метрополией интересов колонистов как производителей (запрет обрабатывающей промышленности – "железный закон" 1750 г.) и потребителей (акциз на чай) привело к восстанию (Американская революция, 1775–1783 гг.). Провозглашенное новое независимое государство – Соединенные Штаты Америки (1776 г.) – поддержали Франция, Голландия и Испания. Но отпадение 13 колоний-штатов и неудачная попытка военного реванша (1812– 1815 гг.) были компенсированы для Англии расширением вывоза с юга США хлопка – главного сырья для возникшей английской механизированной промышленности, начавшей стремительно завоевывать заморские и заокеанские рынки. Тогда как европейские державы-противницы поплатились: Голландия – поражением в новой войне с Англией (1780–1784 гг.); Франция – финансовым кризисом и своей Великой революцией (1789–1794 гг.), переросшей в военную диктатуру и затем империю генерала Наполеона Бонапарта (1799–1814 гг.); Испания – аннексией войсками Наполеона (1808–1813 гг.) и распадом испанских вице-королевств в Америке (1810–1826 гг.).

Разгром бонапартизма (1815 г.) победно завершил для Англии серию ее войн с Францией, названную Второй Столетней войной, и оставил "более великую" Британию ("Greater Britain") единственной великой океанической державой, отныне проводившей принцип двух флотов – т.е. как минимум двойного превосходства британского флота над любым другим в числе и тоннаже кораблей. В британские колониальные владения перешли от голландцев колония на мысе Доброй Надежды (Кейптаун), п-в Малакка и остров Цейлон; большая часть южноамериканской Гвианы, за которую вели борьбу Голландия и Франция.

Амстердам окончательно уступил Лондону первенство в международных финансах. Английские купцы получили право свободной торговли в Голландской Индии, основав между ней и Малаккой порт Сингапур (1819 г.). Новые испаноязычные республики Америки стали рынками сбыта английской механизированной промышленности и полем деятельности английского капитала.

 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >