Имперская модернизация Петра I: великодержавные ориентиры, ресурсная база и форсированное создание военной промышленности

"Коронованный революционер"

Петровские реформы вошли в историю как имперская модернизация: великодержавию[1] и растпирению могущественного территориального владения было подчинено энергичное стремление перенести в Россию едва ли не все полезные производства, существовавшие в то время на Западе, – посредством государственного насаждения предприятий и институтов (мануфактуры, фабрики, цеха, магистраты, коллегии, Академия наук). Крутые меры Петра как "коронованного революционера" (по определению Л. И. Герцена) демонстративно разрывали с московским благочестием и благочинием: низведение православной церкви к звену государственного аппарата; перековка церковных колоколов на пушки; повелительные изменения в быту (бороды брить, камзолы, парики и чулки носить, кофе пить, табак курить); открытие для "полнородных" людей каналов социальной мобильности на государственной службе – "царь, аки Бог, и малого великим чинит"; замена принципа "породы" принципом "заслуги".

Рассматривая себя как первого "слугу государства", Петр 1 добивался от государства максимума законодательно прописанной регулярности. Построение регулярного государства началось с создания регулярной армии, целиком заменившей полками иноземного строя стрелецкое войско, ликвидированное Петром I после завершивших "бунташный век" трех московских стрелецких бунтов (1682, 1689, 1698 гг.). Переход на регулярную армию, основанную на систематическом военном обучении, завершило введение Петром I рекрутской повинности для податных сословий (1699–1705 гг.) и обязательной государственной службы для дворянства (1714 г.).

Боевой металл для реорганизованной Петром I армии сначала поставляли старые великорусские центры русской черной металлургии – Тула, Устюжна Железнопольская. Но их значение пало (за Тулой осталось место центра оружейного дела) после ввода приладожских казенных Олонецких заводов и особенно заводов на реках Зауралья (1701 г.) – казенного Каменского и частного Невьянского, переданного в ухватистые руки тульского оружейника Никиты Демидова и его сына Акинфия. По случайному, но довольно символичному совпадению на реках со схожими названиями – Нева и Невья (Нейва) – возникли столицы двух империй – Петербургской и горнозаводской (Демидовых, возвышенных Петром I).

Связь между великой военной державой и ее рудной базой на Урале была обоюдной: захваченные в победной Полтавской битве (1709 г.) пленные шведские инженеры были доставлены па заводы Демидовых и помогли наладить выплавку железа лучше "свейского" (шведского) для вооружения русской армии.

Форсированное создание и ресурсная база военной промышленности

Потребности армии диктовали ускоренное строитель-

ст по крупных промышленных предприятий. Их стали называть и на старый русский манер заводами, и на западный манер – мануфактурами и фабриками. Отличительной чертой заводов считалась главная роль процессов, связанных с огнем (варка, плавка), а мануфактур и фабрик – ручная и механическая обработка. До Петра мануфактур и фабрик были считанные единицы, заводов (кроме поташных) – около десятка; при Петре I одних текстильных мануфактур и фабрик (полотняных, парусиновых, суконных и даже шелковых) возникло 40, а металлургических заводов только на рудоносном Урале – около 30; всего крупных промышленных предприятий – более 200.

Разработка уральских месторождений была примерно пополам поделена между казенными заводами, управлять которыми приехал (1722 г.) генерал-артиллерист голландского происхождения В. И. де Геннин, и заводами Демидовых и других частных владельцев. Де Геннин основал главный горнопромышленный центр Урала – Екатеринбург на р. Исеть (1723 г.). Акинфий Демидов распространил фамильную горнозаводскую империю южнее на Алтай, где его люди нашли, кроме железных руд, серебряные и свинцовые.

Самый дальний завод России – убыточный сереброплавильный Нерчинский – приобрел новое значение, когда в окрестностях были найдены важные для потребностей армии свинцовые руды.

Убежденный в богатстве российских недр "потребными металлами", Петр, "дабы Божие благословление втуне под землей не оставалось", учредил Берг-привилегию (1719 г.) – право разработки рудных месторождений их первооткрывателем, наследования заводов, свободной продажи железа, при условии уплаты в казну 10% доходов.

Подъему русской цветной и особенно черной металлургии способствовало изобилие лесов – источник древесного угля, позволявшего получать качественное железо. Поэтому к середине XVIII в. Россия не только имела армию с лучшим вооружением, но и стала главным мировым экспортером железа. Великий русский ученый М. В. Ломоносов, автор учебника "Основания металлургии или рудных дел" (1763 г.), был велеречив, но точен в "Слове похвальном Петру Великому" (1750 г.): "Похвалялись некогда окрестные соседи наши, что Россия, государство великое, государство сильное, ни военного дела, ни купечества без их спомоществования надлежащим образом производить не может, не имея в недрах своих не токмо драгих металлов для монетного тиснения, но и нужнейшего железа к приуготовлению оружия, с чем бы стать против неприятеля. Исчезло сие нарекание от просвещения Петрова: отверсты внутренности гор сильною и трудолюбивою Его рукою. Проливаются из них металлы и не токмо внутрь отечества обильно распростираются, но и обратным образом, яко бы заемные, внешним народам отдаются. Обращает мужественное Российское воинство против неприятеля оружие, приуготованное из гор Российских Российскими руками".

  • [1] "Россия вошла в европейскую геополитику при шпаге" (И. Валлерстайн).
 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >