Утрата Англией промышленной гегемонии

Промышленный расцвет США и Германии привел к утрате Англией монопольного положения "фабрики мира", хотя она оставалась лидером в мировой торговле. Он была индустриальной страной (34% стоимости национального производства – доля промышленности, 60% – торговли, транспорта и услуг и лишь 6% – сельского хозяйства), тогда как Германия (соответственно 43, 32 и 25%) и США – индустриально-аграрными, но в их промышленности происходили структурные сдвиги к "утяжелению", а производственный аппарат был более высокого технического уровня.

Для объяснения постепенного отступления Англии с позиций мирового и европейского промышленного лидерства голландский историк Я. Ромейн предложил подхваченную А. Гершенкроном концепцию тормозящего преимущества: превращение первоначального экономического преимущества с течением времени в отставание, если сохраняется технологическая и институциональная инерция. В случае Англии такими тормозами стали:

  • – устаревший производственный аппарат, в котором не происходило замены привычных технологий на новые и более эффективные (усовершенствованные станки, мартеновские печи);
  • – прежнее преобладание индивидуальных предпринимателей в промышленности, тогда как техническое перевооружение требовало крупномасштабных инвесторов, роль которых могли взять на себя банковские институты;
  • – возможность более прибыльных капиталовложений в заграничные предприятия, особенно в колониальных странах;
  • – отсутствие государственной поддержки общему и техническому образованию и вследствие этого разрыв между фундаментальной наукой и промышленностью.

Теория электромагнетизма была создана англичанами М. Фарадеем и Дж. К. Максвеллом, английские физики внесли весомый вклад в электротехнику. Однако внедрение, например, электрического освещения замедлялось сложившейся системой пользования угольным светильным газом. Английские предприниматели не спешили электрифицировать горнодобычу и возводить электростанции. И хотя в целом в Англии сталелитейная, химическая, электротехническая отрасли развивались быстрее, чем прежний лидер – текстильная промышленность, они значительно отстали от производств США и Германии.

Наплыв германских товаров на внутренний рынок Англии побудил британское правительство принять Закон о товарных знаках (1887 г.), обязывавший помечать импортную продукцию ярлыками с указанием страны-производителя. Предполагалось, что ярлык "Сделано в Германии" отпугнет британских потребителей, но они предпочли, наоборот, покупать такие товары, считая их более качественными!

Экономические поражения Франции

Структурные сдвиги в промышленности Франции происходили еще медленнее, чем в Англии. По ресурсной базе тяжелых индустрий, и без того недостаточной, нанесла чувствительный удар потеря Лотарингии. Темпы роста черной металлургии резко снизились сравнительно с первой половиной XIX в.; в противоположность Англии, США, Германии, Бельгии Франция вынуждена была импортировать уголь, причем до половины потребляемых его количеств.

Военная катастрофа лишила Францию ее распоряжения плодами грандиозного проекта, реализованного французским инженером-предпринимателем Ф. Лессепсом (родственником низложенного Наполеона III): Суэцкого канала между Средиземным и Красным морями. Столковавшись с правителями Египта – пашой и хедивом ("вице-султаном"), Лессепс более 10 лет (1858–1869 гг.) руководил акционерной компанией по сооружению канала через Суэцкий перешеек – вопреки позиции Англии и султанской Турции. Хедив Исмаил стремился модернизировать страну, тратил много средств на сооружение в ней железных дорог, телеграфных линий, мостов, новых оросительных систем, рассчитывая расплатиться за счет доходов от экспорта египетского хлопка, резко возросшего в цене во время гражданской войны в США. Но с воссоединением США мировые цены на хлопок упали, и ввиду возникших финансовых затруднений хедив продал свою долю акций (46%) англичанам (1875 г.), что нс избавило Египет от государственного банкротства (1876 г.). Для управления страной был создан англо-французский "европейский кабинет" министров; финансы, "приводимые в порядок" усилением налогообложения и без того бедного населения, стали подконтрольны англичанам. Неудачные протесты египтян против возникшей зависимости вылились в бунт, усмиренный ввиду военного ослабления Франции исключительно английскими войсками, после чего Великобритания фактически присоединила Египет с Суэцким каналом к своим имперским владениям и получила прямую морскую дорогу в Индию вместо обходного пути вокруг Африки.

Франция удерживала традиционное лидерство в области мод и вкусов, производства предметов роскоши (парфюмерия, косметика, шелка, украшения и т.д.), что позволяло сохранять преобладание текстильной промышленности и мелких предприятий. На изысканность была также ориентирована французская прикладная химия: новые яркие краски (полученные директором знаменитой мануфактуры гобеленов М. Шеврелем), неудачные попытки получения искусственных алмазов, удачные – фабрикации искусственного шелка; начало промышленного производства алюминия, который в силу дороговизны был материалом для престижной утвари (часы, столовая посуда и т.п.). В Париже, центре производства модной одежды, обуви, галантереи, парфюмерии, ювелирных изделий большинство предприятий были мелкими, с 1–10 наемными рабочими или вовсе без них.

Париж оставался вторым по числу жителей городом Европы. Но вместе с ним только 15 французских городов насчитывали свыше 100 тыс. жителей, тогда как в Великобритании таких стало уже 21, а в Германии – 26.

Париж стал не только мировой столицей мод и вкусов, но и главным мировым выставочным центром, что отчасти компенсировало для французского национального честолюбия военное ослабление и экономическое отставание страны от Англии, США и Германии. Париж чаще всех принимал у себя Всемирные выставки (1855, 1867, 1878, 1889, 1900 гг.), начавшиеся в Лондоне (1851 г. в Хрустальном Дворце, там же еще раз в 1862 г.) и ставшие витриной и стимулятором второй технологической революции. К Всемирной выставке, приуроченной к 100-летию Великой Французской революции (1889 г.), была воздвигнута стальная Эйфелева башня – главный архитектурный памятник всему промышленному прогрессу XIX в., вознесшийся более чем вдвое выше, чем египетские пирамиды и высочайшие соборы.

Характерно, что Германская империя, хотя экспоненты из нее тоже блистали на Всемирных выставках, сама нс приняла их ни разу.

 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >