Последний экономический рывок и образование финансовой олигархии в Российской империи

Зоны интересов западного финансового капитала в российской промышленности

"Успокоение" и высокие урожаи при растущих мировых хлебных ценах способствовали не только новому наращиванию экспорта зерновых, но и оживлению российского внутреннего рынка и подъему промышленности, принявшей вторую волну притока заграничных инвестиций (1906–1913 гг.). Новая волна иностранных капиталов была менее бурной, чем первая (1895–1902 гг.), но доля иностранных вложений в совокупном капитале российских акционерных промышленных компаний достигла 43%, а в отраслях тяжелой промышленности – даже 60%. По-прежнему более всего вложений исходило от французского и франко-бельгийского капитала (главным образом, в горную и горнозаводскую промышленность Юга России) и от германского капитала (главным образом, в электрическую и химическую промышленность). Значительно усилился интерес английского капитала к российским минеральным ресурсам, втягиваемым в общемировые процессы образования международных синдикатов и трестов, конкуренции европейских банков за сферы приложения экспортного капитала.

Международный синдикат по продаже сельхозорудий (1903 г.) с центральной конторой в Москве объединил российских, австрийских и германских (вестфальских) заводчиков. Русско-Азиатский банк в борьбе за Общество Путиловских заводов опирался на поддержку французского капитала в противовес германскому. Начавшая выплавку меди на рудниках Грузии фирма Сименсов была оттеснена сначала французским "Кавказским промышленным и металлургическим обществом" (1908 г.), а затем англо-американским "Кавказским меднопромышленным обществом" (1913 г.).

Английский капитал был особенно заинтересован в вывозе из России золота и других цветных металлов Сибири; для золотодобычи в Азиатской России было создано 14 английских АО. Поскольку царское правительство ограничивало возможность иностранного предпринимательства в золотопромышленности, запрещая его во многих округах, английский капитал вливался в российские АО; наиболее он был представлен в Риддеровском АО (67%), добывавшем на Алтае золото, серебро, свинец, цинк.

Основную часть российской золотодобычи (от 43 до 60%) давали тогда Ленские золотые прииски (около Бодайбо), принадлежавшие компании "Лензото" (Ленское золотопромышленное товарищество). Основанное банкирским домом Гинцбургов "Лензото" кредитами Госбанка было спасено от банкротства во время кризиса 1899–1903 гг., но 66% его акций перешли к зарегистрированной в Лондоне компании "Лена Голдфилдс", в которой 30% акций принадлежало британским и 70% – русским владельцам. Среди последних были Путилов, председатель ССППиТ Н. С. Авдаков, председатель ССБТиСХ В. И. Тимирязев и т.д.

Тяжелые условия приисковой жизни и работы (вечная мерзлота) привели к стачке рабочих и затем вооруженной расправе над ними. Ленский расстрел (4 (17) апреля 1912 г.) вызвал огромный общественный резонанс; но присланный из "Лена Голдфилдс" на прииски британский "консультант" (1913 г.) рекомендовал не улучшать технику добычи и условия труда, а "заменять труд русских" наймом корейцев и татар. Затем англичане и американцы пытались (правда, тщетно) интегрировать "Лензото" в международный синдикат (1914 г.), который объединил бы южноафриканские и сибирские золотые прииски, возлагая и там и сям непосредственную добычу на рабочих "цветных" рас.

Сибирь – "золотое дно" или маслодельный эталон?

На деньги удачливых сибирских золотопромышленников были открыты два новых российских университета: Томский – первый вуз в Сибири (1888 г., по завещанию городского головы 3. Цибульского, выходца из крестьян) и Народный в Москве по завещанию генерала А. Л. Шанявского (поляка родом) и его имени (1908 г.). Университет Шанявского стал мозговым центром российской кооперации, вышедшей на первое место в мире но темпам роста (3 тыс. в год кооперативных организаций в год, 1906–1914 гг.) и второе (после Германии) по числу разнообразных кооперативов (1914 г. – 30 тыс., в том числе свыше 13 тыс. кредитных, около 11 тыс. потребительских обществ, 6,5 тыс. сельскохозяйственных обществ и товариществ). Производственная кооперация придала новый импульс российским артелям: маслодельным, картофелетерочным, льнотрепальным, кустарно-ремесленным; земства предоставляли артелям склады, знакомили их с передовым опытом мелких производителей, устраивали передвижные выставки и музеи.

В Сибири, где земств не было, тем не менее расцвело кооперативное молочное хозяйство, возникшее в России в Вологодской и Ярославской губерниях и распространенное при помощи приглашенных Министерством земледелия специалистов-датчан вдоль трассы Транссиба. Внедрение сепаратора (сливкоотделителя) позволило наладить производство сибирского сливочного масла, вывозимого в Данию с последующим реэкспортом в Англию и Германию. Основанный предпринимателем А. Н. Балакшиным из Кургана Союз сибирских маслодельных артелей (1902 г.), с 20 отделениями в городах по маршруту Транссиба и экспортными конторами в Копенгагене и Лондоне, довел обороты до 160 млн руб. и стал ярчайшим примером российского кооперативного предпринимательства. Россия (доля Сибири – 94%) вышла на второе после Дании место в мире по экспорту сливочного масла, а маслоделие – на первое место среди отраслей российской промышленности по доле в экспорте (4% против 2,7% у свеклосахарной и 2,5% у нефтяной промышленности). "Сибирское маслоделие дает золота вдвое больше, чем вся сибирская золотопромышленность", – констатировал после поездки в Сибирь П. А. Столыпин.

 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >