"Великая депрессия" 1929-1933 гг. Крушение золотого стандарта и свободы торговли

Кризис в США

Нью-Йоркский фондовый крах в ноябре 1929 г. стал пусковым крючком второй "Великой депрессии" в истории капитализма (1929–1933 гг.), заслонившей воспоминания о первой (1873–1895 гг.). Новый президент Г. Гувер, которому министр финансов Меллон посоветовал сокращать рабочие места и "избавляться" от фермеров, уповал на частную инициативу и частную благотворительность. Пока он экстренно совещался с 400 крупными бизнесменами, Конгресс, напуганный продолжающимся падением пен, принял самый жесткий за всю историю США протекционистский тариф Смута-Хоули (лето 1930 г.). Это спровоцировало ответный протекционизм других правительств и резкое сокращение (в три раза за 1929–1933 гг.) экспорта и импорта США и оборотов мировой торговли.

К 1932 г. промышленное производство в США в целом упало почти вдвое; в текстильной промышленности почти на 30%, в ведущих отраслях тяжелой – много больше (табл. 16.1). Падение цен на транспортные средства, железо, цемент составило 15–20%, на текстиль и кожи – 45–50%, на бензин – свыше 50%. Сокращение продукции сельского хозяйства было меньшим, но цены на нее упали катастрофически – более чем на 60%. Разорилось свыше 110 тыс. компаний, около 5 тыс. банков, 900 тыс. ферм.

Таблица 16.1

Падение промышленности США во время "Великой депрессии"

Год

Добыча угля

Добыча нефти

Выплавка чугуна

Выплавка стали

Выпуск автомашин

1929

543,7 млн т

84 млн баррелей

42,6 млн т

56,4 млн т

5,4 млн штук

1932

321,1 млн т

56 млн баррелей

8,8 млн т

13,7 млн т

1,4 млн штук

Число безработных дошло до четверти трудоспособного населения США, превысив 12 млн человек; многие из них, выселенные за неплатежи из своих квартир, ютились на окраинах городов в "гувервиллях" – лачугах, наскоро сколоченных из отходов стройматериалов. Марш "армии" из 15 тыс. безработных ветеранов мировой войны на Вашингтон пришлось останавливать регулярным войскам под командованием генерала Д. Макартура. Гувер же наложил вето на принятый Конгрессом закон об оказании прямой правительственной помощи нуждающимся и о значительном расширении общественных работ. Он согласился лишь на создание финансовой корпорации по реконструкции (РФК, под руководством Дауэса) для размещения чрезвычайных займов отдельным банкам; выбор этих банков оказался весьма сомнительным. На новых президентских выборах Гувер сокрушительно проиграл кандидату от Демократической партии, губернатору штата Нью-Йорк Ф. Д. Рузвельту, который обещал дать всем работу и не гарантировал сохранения золотого стандарта. Началось паническое изъятие миллионов золотых монет из коммерческих банков. В марте 1933 г. отношение суммы долларов на банковских счетах сравнительно с наличными уменьшилось до 4 : 1 сравнительно с б : 1 в конце 1932 г. (и 11 : 1 в 1929 г.), а свыше 10 тыс. банков обанкротились.

Кризис в Германии

Летом 1928 г. из-за стремительного подъема котировок американские банки и инвесторы начали сокращать покупки немецких и других иностранных ценных бумаг и требовать возврата европейских займов, чтобы как можно шире развернуться на внутренних спекуляциях. Между тем Гаагская конференция по репарациям (1929–1930 гг.) приняла новую схему германских выплат, предложенную экспертами под руководством американского банкира О. Юнга, участника разработки плана Дауэса. "План Юнга" предусматривал рассрочку выплат на 59 лет, снижение их ежегодного размера до 2 млрд марок и ликвидацию иностранных контрольных органов.

Однако быстрая "репатриация" после 1929 г. американских капиталов, вложенных в Германию и другие центральноевропейские страны, не только сделала неосуществимым "план Юнга", но и создала финансовое перенапряжение, которого Веймарская республика и ее соседи не выдержали. В мае 1931 г. прекратил платежи крупнейший венский банк "Кредитанштальт", что вызвало панику не только в Австрии, но и в Венгрии, Чехословакии, Румынии, Польше и особенно в Германии, где вкладчики, памятуя о гиперинфляции 1920-х гг., 13 июня осадили банки, требуя возврата денег. Банковская система была парализована; разорились входившие в число крупнейших в Германии "Данатбанк" и "Дармштадтбанк", Берлинская биржа была закрыта на несколько месяцев. Правительство объявило банковские выходные. По их окончании был наложен мораторий на снятие денег со счета.

Правительство запретило вывоз валюты и отток иностранных капиталов из Германии, а президент Гиндепбург связался с Гувером, объявившим 20 июля 1931 г. мораторий на выплату репараций Германией и военных долгов европейскими союзниками США. Однако это не спасло ввергнутую в кризис Веймарскую Республику, где уже в 1929 г. безработица превышала 1 млн чел. (к 1933 г. она достигла 6 млн человек), а в политической жизни усиливалось влияние крайних партий – в том числе под воздействием чрезвычайных мер канцлера Г. Брюнинга: замораживания цен и урезания зарплаты, увеличения налогов и сокращения социальных пособий. Нищавшее и озлобленное население, как и после краха 1873 г., стало склонным винить во всем банкиров-евреев и поддерживать антисемитскую ПСДАП с ее программным требованием уничтожения "процентного рабства".

 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >