Второй этап "Нового курса" и поворот к неокейнсианству

Несмотря на яростную критику с разных сторон, Рузвельт одержал убедительную победу на новых президентских выборах в год (1936 г.), когда отмечалось 300-летие старейшего в США Гарвардского университета, где осенью юбилейного года взахлеб обсуждался новый трактат Дж. М. Кейнса "Общая теория занятости, процента и денег". Приехавший на торжества президент нс скрывал, что ждет интеллектуальной поддержки для продолжения реформ в стране, и получил ее от гарвардских экономистов-нео- кейнсианцев во главе с О. Хансеном ("американским Кейнсом"), После нового спада (1937–1938 гг.) неокейнсианцы убедили президента и Временный национальный экономический комитет, что ради ликвидации вынужденной, или циклической безработицы (термины Кейнса) можно допустить дефицит бюджета (против чего выступал министр финансов Г. Моргентау), используя расходы на строительство и социальные программы как "подкачку насоса" совокупного спроса и занятости.

Рузвельт, разочарованный личной встречей с Кейнсом (1934 г.), сделал-таки выбор в пользу его доктрины (1938 г.), одновременно проводя новые законы: сельскохозяйственный, вводивший страхование урожая, – госрсзервирование сельскохозяйственной продукции на случай стихийных бедствий и неурожаев; о справедливых условиях труда (максимальная 44-часовая рабочая неделя и минимальный уровень почасовой зарплаты).

Неокейнсианцы после назначения их сторонника Л. Карри экономическим советником президента (1939 г.) получили широкий доступ в государственные и финансово значимые структуры США. Одновременно они совершенствовали, опираясь на опыт мер "Нового курса", инструментарий макроэкономики и макроэкономической экономики.

Меры "Нового курса" (New Deal) и их теоретическое осмысление породили категорию смешанная экономика для характеристики высокоразвитой индустриальной системы, сочетающей разные типы частнопредпринимательской конкуренции с правительственным вмешательством.

О. Хансен разработал концепцию государственных индуцированных инвестиций, стимулирующих инвестиции частнопромышленного сектора и кратную занятость (эффект мультипликатора), а также селективного стимулирования совокупного спроса – направления государственных дотаций на поднятие покупательной способности отдельных слоев населения и на развитие депрессивных регионов, как, например, семи штатов долины р. Теннесси, для развития которой Ф.Д.Р. принял специальную программу.

Шведский "народный дом"

Западноевропейские парламентарные демократии нащупывали свои варианты смешанной экономики для выхода из Великой депрессии. Раньше других и наиболее плавно по этому пути двинулась Швеция, где возникло понятие "государство всеобщею благоденствия (благосостояния)".

После победы на выборах в 1932 г. шведские социал-демократы сформировали правительство (премьер-министр – лидер СДРПШ А. Ханссон) и надолго удержали власть благодаря коалиции с Крестьянским союзом, отказавшись от доктрины классовой борьбы и провозгласив строительство "народного дома". Под курс экономической и социальной политики, проводимый министром финансов Э. Вигфорссом и министром социальных отношений Г. Меллером, теоретическую базу подвел депутат парламента от СДРПШ профессор Г. Мюрдаль ("Экономические результаты фискальной политики", 1934 г., и "Проблемы кризиса народонаселения", совместно с женой Альвой Мюрдаль, 1934 г.). Он обосновал антициклическое регулирование и стимулирование экономического роста за счет социальных расходов бюджета, включая пособия на детей, пенсии по старости и бесплатное медицинское обслуживание для всех. Супруги Мюрдаль предупреждали о грозящей небольшой Швеции депопуляции, если нс поддержать бедные слои, и правительство сделало первоочередными трансферты для поощрения материнства и решения жилищной проблемы (включая строительство "домов Мюрдалей" для многодетных семей).

Центральное объединение профсоюзов и Центральное объединение предпринимателей Швеции заключили между собой и с правительством (1938 г.) трипартистское соглашение о коллективных договорах, выплате профсоюзами пособий по безработице и прогрессивном налогообложении доходов, особенно от высокоспециализированных экспортных производств, включая набиравшее силу шведское автомобилестроение. Трипартизм оказался эффективной формой компромисса между крупным капиталом и организованным трудом при направляющей роли государства. Смещение приоритетов к поддержке занятости и покупательной способности бедных слоев не помешало высокой конкурентоспособности таких фирм, как, например, шведская автомобилестроительная "Вольво", отделившаяся от шарикоподшипниковой компании СКФ (1935 г.).

Швеция соблюдала нейтралитет во Второй мировой войне (как ранее в первой); впрочем, шведская черпая металлургия поставляла Третьему рейху примерно четверть потребной ему железной руды, а шведские железные дороги послужили для переброски германских войск от оккупированной Норвегии к союзной нацистам Финляндии.

 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >