Ударничество и выдвиженчество

Промышленные новостройки и коллективизация, вытолкнувшая из деревни 8,5 млн крестьян, умножили численность советского рабочего класса, которому в соответствии с идеологией ВКП(б) придавалось основополагающее значение в повседневной отдаче на "плановом фронте" и в расстановке на местах хозяйственных и политических организаторов.

С начала пятилетки была развернута мощная партийно-пропагандистская кампания по организации "социалистического соревнования фабрик и заводов", массовому охвату предприятий ударничеством – перевыполнением производственных норм на основе внедрения простейших элементов ПОТ. ЦК ВКП(б) потребовал обеспечить поголовное участие всех членов партии и комсомольцев в ударных бригадах, "марш" которых сочинил незадолго до смерти поэт В. Маяковский. Для перевыполнения норм с 1 октября 1929 г. неделя была заменена пятидневкой с одним выходным днем, дифференцированным по пяти отдельным группам рабочих, чтобы предприятия могли работать непрерывно (1930 г.). Регулярно проводились спешные сверхурочные коллективные работы– штурмы и авралы; получило распространение "самозакрепление" на заводах, фабриках, шахтах – массовые обязательства рабочих не увольняться с предприятий в течение определенного срока (год, два или до конца пятилетки).

Донецкий шахтер-ударник Н. Изотов (г. Горловка) выступил с растиражированной печатью инициативой массового обучения молодых рабочих более опытными посредством инструктажа прямо на рабочем месте ("изотовское движение"). Однако главное значение в повышении технического уровня рабочего класса было придано организованной в годы первой пятилетки системе школ фабрично-заводского ученичества (ФЗУ) при крупных предприятиях; в ФЗУ принимались подростки с начальным образованием для получения производственной квалификации за 3–4 года, а часто – за 1,5–2 года при сужении профиля и сокращения часов на общеобразовательные предметы (в 1930 г. в СССР было введено всеобщее начальное образование, а в городах – обязательное семилетнее). Почти половина учащихся ФЗУ вышла из деревни. Удельный вес рабочих в возрасте до 23 лет за 1930–1933 гг. вырос с 25 до 41,3%.

Для формирования же "командного состава промышленности" было решено выдвигать на руководящие должности, с одной стороны, рабочих-ударников, с другой – новых дипломированных технических специалистов, проявивших организаторские способности. К концу пятилетки в промышленности, строительстве и на транспорте насчитывалось около 500 тыс. таких выдвиженцев. Элитную их часть составляли "тысячники" – молодые коммунисты с опытом партийной (комсомольской) работы, направляемые в технические вузы (втузы), в том числе в Промышленную академию в Москве (первый выпуск – 1930 г.). Некоторые в течение пятилетки проходили путь от студенческой скамьи до директорского кресла.

Вторая пятилетка: достижение технико-экономической независимости и "уплотнение труда"

В ходе второй пятилетки была достигнута технико-экономическая независимость СССР от капиталистической мир-системы. Резко сократились импорт и экспорт; доля импортируемой техники в новом оборудовании снизилась до менее чем 1%; прекратился ввоз химической продукции, хлопка и т.д. Прекратился и экспорт зерна, что позволило несколько поправить положение в сельском хозяйстве и отменить карточки в городах (1935 г.).

Диспропорции, оставленные фактически сорванной первой пятилеткой, вынудили Сталина умерить "подхлестывание" и запроектированные темпы промышленной продукции (13–14% годовых), благодаря чему были достигнуты показатели оптимального плана в промышленности. Но затем развернулась новая ударническо-темновая пропагандистская кампания, получившая имя донецкого шахтера, якобы перевыполнившего норму в 14,5 раз, – стахановское движение. В осенние месяцы 1935 г. газеты запестрели сообщениями о все новых рекордах, устанавливаемых шахтерами (М. Дюканов, Н. Изотов и др.), кузнецами (А. Бусыгин), железнодорожниками (П. Кривонос, К. Ковалева), ткачихами (Е. и М. Виноградовы), трактористками (бригада П. Ангелиной) и т.д. Они добивались многократного роста вырубки угля за смену, уплотнения графика оборота транспорта, уплотненной работы на многих станках и т.д.

Ретроспективно трудно сказать, насколько "дутыми" были те или иные рекорды стахановцев – известно, что самим А. Стахановым 102 т угля вместо 7 т по норме были вырублены благодаря двум помощникам, крепившим забой и предоставившим ему работать только отбойным молотком, что позволило резко поднять производительность труда. Но Сталиным и его окружением производственный "рекордизм" был использован как повод для нового подхлестывания годовых темпов роста (плановые задания на 1936 и 1937 гг.) и нагнетания внутриполитической напряженности.

На Всесоюзном совещании рабочих-стахановцев (ноябрь 1935 г.) трудовые рекордсмены из разных отраслей говорили, как выросла их зарплата сравнительно с той, что получали раньше. При средней зарплате в промышленности СССР в 170 руб. зарплаты стахановцев превышали 1000 руб. Тогда же Сталин заявил, что следует пересмотреть технические нормы, заменив их более высокими на уровне "где-нибудь посредине" между существующими и теми, которых добились ударники-рекордсмены, а Молотов – что стахановское движение "в короткий срок обеспечит нам удвоение и утроение промышленной продукции".

Повышение норм означало снижение расценок, по поводу чего не замедлили проявить глухое и открытое недовольство обычные рабочие. Сопротивление внедрению стахановских методов работы было приравнено к "саботажу" и, таким образом, вовлечено в общее нагнетание политических репрессий, развернутое Сталиным и его ближайшим окружением (Л. Каганович, В. Молотов, Н. Ежов, Н. Хрущев и др.).

Характерно, что после учреждения высшей степени трудового отличия в СССР – звания Героя Социалистического Труда, первому это звание было присвоено нс кому-либо из стахановцев, а Сталину (1939 г.).

 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >