Восстановительная четвертая пятилетка (1946–1950 гг.)

Четвертая пятилетка была официально объявлена восстановительной, однако восстановление народного хозяйства СССР (около 6,2 тыс. предприятий за 1946–1950 гг.), лишь с оговорками можно назвать послевоенным. Приходилось удерживать в Советской армии 3 млн человек в самом трудоспособном возрасте и военные расходы па уровне 25% бюджета. Хотя профиль некоторых министерств был изменен с военного на гражданский (боеприпасов – на сельскохозяйственное машиностроение, минометного вооружения – на приборостроение), а прославленные заводы осваивали новую продукцию гражданского назначения (например, Уралмашзавод – экскаваторов и комплектных установок для бурения нефти, Уралвагонзавод – большегрузных платформ), "демобилизации" промышленности в целом не могло произойти. Самым выдающимся нововведением пятилетки стало начало производства автомата Калашникова, принятого на вооружение в Советской армии (1949 г.) и впоследствии получившего мировую известность.

Наиболее важным для технического прогресса в четвертой пятилетке стало развитие производства металлорежущего оборудования. В новой ударническо-пропагандистской кампании на первый план были выдвинуты новаторы-токари в скорости резания металлов на станкостроительных заводах в Москве (П. Быков) и Ленинграде (Г. Борткевич). Значительному по сравнению с довоенным периодом росту станкостроения способствовало трофейное оборудование, но прежде всего сказались результаты массового технического образования. Его выход на новый уровень позволил также, например, продолжить строительство нефтеперерабатывающих заводов уже без американской помощи. За четвертую пятилетку Волго-Уральская провинция впервые опередила Баку по добыче нефти. Рост нефтепромышленности обеспечивал жидким топливом новую моторную технику, выпуск которой начался на трофейном оборудовании – в том числе легковые автомобили "Победа" и "Москвич".

Важным событием четвертой пятилетки стала конфискационная денежная реформа (1947 г.), совмещенная с отменой карточной системы военных лет. Реформа сопровождалась деноминацией рубля (10 : 1), но при этом счета на сберкнижках до 3 тыс. руб. оставались неизменными, от 3 до 10 тыс. переоценивались как 3 : 2, от 10 до 100 тыс. – 2 : 1, и только свыше 100 тыс. – 10:1; облигации займов – 3:1. Реформой было обесценено до трети сбережений населения (сельского, ввиду отсутствия в деревнях сберкасс, имевшего возможность хранить деньги только наличными, – более половины), но достигнуто сжатие денежной массы, которое позволило ежегодно с 1948 г. проводить весеннее снижение розничных цен в государственной торговле. До 1954 г. цены на продовольственные товары были снижены в среднем в 2,1 раза, на промтовары – в 1,7 раза, что создавало у городского населения впечатление изменений к лучшему, но их оборотной стороной, как повелось при Сталине, было угнетение деревни.

Угнетенное состояние сельского хозяйства

Первый послевоенный год оказался (как и во всей Европе) неурожайным. Сбор зерна с гектара в 1946 г. (4,6 ц) был почти вдвое меньше, чем в 1940 г. (8,6 ц), а валовой сбор (39,6 млн т) – почти в 2,5 раза меньше (95,6 млн т). Несмотря на это, для укрепления не только "лагеря социализма", но и позиций коммунистических партий в западных странах (особенно во Франции), Сталин вновь организовал экспорт зерна, обрекая сотни тысяч жителей России, Украины, Молдавии на голодную смерть в 1946–1947 гг.

В эти годы проходила коллективизация в недавно советизированных республиках и областях (Прибалтика, Западная Белоруссия, Западная Украина, Молдавия), сталкиваясь с ожесточенным сопротивлением местных жителей – и пополняя число заключенных ГУЛага. Оно росло также за счет осужденных за хищения хлеба (около 400 тыс. человек; кроме того, свыше 10 тыс. колхозных руководителей было осуждено за недостаточную жесткость по реализации плана заготовок или утайку зерна от государства). Правительственный указ о "посягательстве на государственную и колхозную собственность" предусматривал за хищения от 5 до 25 лет лагерей. По инициативе первого секретаря ЦК Компартии Украины Н. Хрущева был введен закон о ссылке в Сибирь руководителей колхозов, нс выполнявших хлебозаготовки.

Крестьяне могли выживать только за счет ЛПХ, но и здесь они страдали от нажима государства; использовавшиеся в военные годы для личных посевов и выпаса скота, огородничества и садоводства колхозные земли были отобраны у колхозников, а налоги на урезанные ЛПХ увеличены. За пятилетку удельный вес ЛПХ в доходах колхозников сократился с 69,5 до 45,3%.

Тяжелые условия жизни и труда в деревне гнали людей с земли на асфальт. За 1946–1953 гг. отток населения в города составил 8 млн человек. Дети колхозников различными путями пытались вырваться из деревни: через службу в армии, высшее образование, оргнаборы на "великие стройки коммунизма", в которых был задействован также контингент ГУЛага, выросший за 1945– 1950 гг. на 1,1 млн и достигший 2,56 млн человек.

 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >