Всемирные выставки как витрина промышленною прогресса СССР

Павильоны СССР были наиболее посещаемыми на первых послевоенных Всемирных выставках – в Брюсселе (1958 г.) и Монреале (1967 г.), которые были и первыми выставками эпохи НТР. Сенсацией Брюссельской выставки стал первый советский спутник; были экспонированы также модели авиалайнеров, радиоэлектронная аппаратура, макеты первых в мире АЭС и атомного ледокола, угольных шахт, новых станций Московского метро.

Выставочный макет жилого района экспериментальной застройки "Черемушки" отразил начавшееся на окраинах Москвы массовое возведение дешевого каркасно-панельного жилья. "Черемушки" были многократно продублированы в других городах страны. Большинство ее городского населения впервые стало приобщаться к частному, индивидуализированному быту, хотя бы с минимумом комфорта. То, что именно с минимумом, москвичам наглядно показала американская выставка в московском парке Сокольники (лето 1959 г.).

Вскоре Хрущев поддержал новаторский проект (1960 г.) инженера В. П. Никитина – самого высокого здания в мире, Останкинской телебашни. Ее сооружение завершилось как раз к Монреальской выставке, где среди советских "изюминок" были макеты лучших советских самолетов, кораблей на подводных крыльях, экспортируемых в США и Канаду. Советские лазерные технологии привлекли внимание В. фон Брауна, создателя ФАУ-2 и "отца" американской космической программы. Они отразили достижения фундаментальной науки в СССР (Нобелевская премия А. М. Прохорова и Н. Г. Басова – одна из трех, присужденных советским физикам во время "оттепели").

Провал "развернутого строительства коммунизма"

1950-е гг. стали наивысшими по темпам экономического роста во всей истории СССР и России. По ретроспективным оценкам российского экономиста Б. М. Болотина, среднегодовые темпы прироста ВВП СССР в это десятилетие составили 7,8%, что существенно превышает показатели самых динамичных стран Западной Европы (Италии, Австрии, ФРГ), в 2,3 раза – показатели США и лишь немного уступает показателям Японии (8,1%). Доля СССР в мировом ВВП за 1950–1960 гг. выросла с 11,1 до 14,5% (царская Россия в 1913 г.-6,2%).

Не только СССР, но и страны Восточной Европы (6,9%), и Китай (5,3%), в 1950-е гг. превосходили по среднегодовым темпам прироста ВВП капиталистическую мир-систему (5%), причем в странах СЭВ происходило выравнивание уровней экономического развития: более быстро росли ранее отсталые и преимущественно аграрные Болгария и Румыния.

Цифры тогдашней советской статистики выглядели еще оптимистичнее[1] и питали убеждение Хрущева в конечном превосходстве директивно-плановой экономики СССР над США в производстве, образовании, научных исследованиях и в мировом влиянии. Хрущев, посетивший с официальным визитом США, не только бросал анекдотичные реплики типа "будем соревноваться, кто кого скорее закопает", но и настоял на принятии новой партийной Программы (1961 г.), нацеливавшей на построение коммунизма в СССР через 20 лет и опережение уже через 10 лет США в подушевом производстве потребительских товаров.

В действительности переход к "развернутому строительству коммунизма" и потребительские "догонялки-обгонялки" обернулись рядом экономических и политических неудач и провалом семилетки. Верхушка КПСС организовала государственный переворот (1964 г.), сместив Хрущева, укоренного в хозяйственном "субъективизме и волюнтаризме", с обоих постов, поделенных между Л. И. Брежневым (первый, с 1966 г. – генеральный – секретарь ЦК КПСС) и Λ. Н. Косыгиным (Предсовмина СССР). Было решено расформировать совнархозы и вернуться к отраслевой структуре управления и пятилетним планам, но внести в централизованное планирование существенные изменения. Они были направлены на расширение хозяйственной самостоятельности предприятий и внедрение рыночных стимулов; это называлось "совершенствованием хозяйственного механизма".

  • [1] Среднегодовой прирост национального дохода за 1951–1955 гг. – 11,3%, за 1956–1960 гг. – 9,2%; валовой продукции промышленности – соответственно 13,5 и 9,3%.
 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >