Системный кризис и развал плановой экономики СССР

Провал "ускорения"

Руководящая партийно-государственная геронтократия, привыкшая к номенклатурным привилегиям, считала необходимым поддерживать рост народного потребления хотя бы на уровне продовольственного обеспечения, что достигалось во многом за счет импорта. Геронтократы не решились изменить хрущевскую партийную программу, обещавшую коммунизм к 1981 г., но приняли новую ("брежневскую") Конституцию СССР (1977 г.). Она провозглашала СССР "развитым" социалистическим обществом, его экономику – единым народнохозяйственным комплексом, а КПСС – его руководящей и направляющей силой. Тогда же Л. И. Брежнев совместил пост генсека с постом формального главы государства – Председателя Президиума Верховного Совета СССР; это совмещение сохранили и ненадолго пережившие Брежнева его ближайшие преемники ("эпоха пышных похорон", 1982-1985 гг.).

От них унаследовал пост генсека и международные осложнения (военное вмешательство в Афганистан (с 1978 г.) и воинствующий антикоммунизм Рейгана) сравнительно молодой партаппаратчик М. С. Горбачев, окрестивший предшествующий период "застоем" и настроенный на придание "ускорения" советской экономике перестройкой машиностроительного комплекса, требовавшей, в свою очередь, увеличения импорта нового оборудования за счет нефтедолларовой выручки. Но выручка упала от резкого снижения мировых цен (почти в 2 раза) в 1986 г. (не без сговора США с Саудовской Аравией об увеличении поставок ближневосточной нефти).

Программа "ускорения", с которой начал М. Горбачев, привела к некоторому снижению доли потребительских и сырьевых товаров в импорте (с 36 до 31%) и увеличению доли машин и оборудования (с 37 до 41%) ради переоснащения машиностроительного комплекса. Но падение мировых цен на нефть ударило по доходной статье советского бюджета и закупкам технологий. Другие удары были нанесены техногенной и природной катастрофами (авария на Чернобыльской АЭС в Украине, 1986 г.; землетрясение в Армении, 1988 г.) и непродуманной антиалкогольной кампанией (1985–1986 гг.), сопровождаемой уничтожением виноградников – типичным примером перегибов, доводивших до абсурда предложенные команды сверху.

Программа ускорения была сорвана, но срывать уровень народного потребления руководство СССР опасалось, поэтому продолжались импортные закупки за счет роста внешнего долга (1985 г. – 28,5 млрд долл.; 1987 г. – 39,2 млрд долл.; 1989 г. – 54 млрд долл.; 1991 г. – 70,3 млрд долл.).

"Перестройка" и "катастройка" (1986–1991 гг.)

После первого экономического провала М. Горбачев переключил реформаторскую активность на изменение идеологических и дипломатических приоритетов ("общечеловеческих ценностей над классовыми"), перестройку политической системы ("демократизация") и хозяйственного механизма ("преодоление предубежденности против товарно-денежных отношений").

На первом этапе перестройки гласность (т.е., по существу, снятие цензуры) подняла новую волну десталинизации, перешедшую в острую разоблачительную критику исторического опыта и экономического настоящего СССР, как реализации утопического проекта посредством насилия (над народом и над экономическими законами) и фальсификаций. Негативное отождествление сложившегося экономического строя с "командно-административной системой" (см. гл. 18) активизировало законодательные изменения, положившие начало демонтажу командных высот экономики (отход от монополии внешней торговли) и легализации предпринимательской деятельности. Но это привело к нарастанию бюджетного кризиса, обострению товарного дефицита и переходу экономического роста с застойной на отрицательную динамику.

На втором этапе перестройки Горбачев, избранный Председателем Президиума ВС СССР (1988 г.), а затем первым (и последним) президентом СССР (март 1990 г.), содействовал смещению центра власти от ЦК КПСС и его Политбюро к Съезду народных депутатов СССР (1989 г.) и Верховному Совету СССР, а также резкой активизации публичной политики в стране. Сформировалась легальная оппозиция, требовавшая отмены 6-й статьи Конституции о руководящей роли КПСС и радикализации преобразований, начавшая формировать свои политические партии.

Гласность и перестройка усугубили бюджетный кризис. Давление возникших оппозиционных настроений толкало к популизму – расширению расходов под социальные программы. Новый закон "О государственном предприятии (объединении)" (1987 г.) и постановление Совмина "О переводе предприятий и организаций отраслей народного хозяйства на полный хозрасчет и самофинансирование" (июнь 1987 г.) привели к тому, что предприятия, получив самостоятельность и возможность маневрирования денежными ресурсами, стали увеличивать оптовые цены на свою продукцию. Это повлекло дополнительные дотации на сохранение фиксированных государственных розничных цен. А повышение зарплаты персонала в отрыве от роста производительности труда увеличило денежный навес над дефицитным рынком товаров народного потребления – скрытой (подавленной) инфляции спроса.

Центробежные тенденции охватили лагерь социализма по обе стороны европейской границы СССР. Гарантированное невмешательство во внутренние дела стран-сателлитов привело к мирному[1] отстранению тамошних компартий от власти (с последующей сменой приоритетов или самороспуском) в ходе свободных выборов ("бархатные революции" 1989 г. в Чехословакии, Польше, Венгрии, ГДР, Болгарии). Новые правительства брали курс на вестернизацию. Роспуск СЭВ и расторжение Варшавского договора летом 1991 г. лишь подытожили распад Восточного блока.

В СССР союзные республики, включая РСФСР и ее новоизбранный Верховный Совет, встали в оппозицию союзному центру ("парад суверенитетов"; провозглашение "государственной независимости" России 12 июня 1990 г.), подстраиваясь под шумовые эффекты антикоммунизма. Забастовки шахтеров охватили все основные угледобывающие регионы страны. В то же время значительная часть номенклатуры – национально-республиканское и ведомственное начальство, директорский корпус, – охотно "департизировалась", чтобы вывести экономические ресурсы из-под централизованного контроля и закрепить в свою собственность. Последний (XXVIII) съезд КПСС в резолюциях вводил понятие периода перехода к рыночной экономике (июль 1990 г.); новый Закон о собственности (декабрь 1990 г.) юридически закрепил категорию "частная собственность граждан и юридических лиц".

1991 год подвел черту под распадом СССР и "единого народнохозяйственного комплекса". Коммунист-отреченец Б. Ельцин, избранный первым президентом России (июнь 1991 г.), возглавил сопротивление попытке верхушечного коммунистического госпереворота (19–21 августа). Заговор (введение чрезвычайного положения), провалившийся и окрещенный "августовским путчем", окончательно парализовал власть союзного центра. Ельцин, раскрученный внутри и вне страны как "лидер демократической России", подписал вместе с президентом Украины и председателем Верховного Совета Беларуси Беловежское соглашение о прекращении существования СССР как государства и "геополитической реальности" (8 декабря 1991 г.). Правопреемницей СССР стала Российская Федерация.

Имея в виду коллапс плановой экономики, распад соцлагеря и СССР, философ А. А. Зиновьев предложил переименовать "перестройку" в "катастройку".

  • [1] Исключением стало принявшее кровавый характер свержение коммунистической власти в Румынии (декабрь 1989 г.).
 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >