Грех и раскаяние в язычестве

О том, как возникла любовь между людьми, размышлял античный мудрец Платон. В уже упоминавшемся произведении "Пир" философ пересказывает миф о рождении любви. Оказывается, люди изначально совмещали в себе мужские и женские признаки. Это были исчезнувшие ночные гермафродиты. Тело человека было округлым, с удвоенным числом частей и органов: четырьмя руками, ногами и ушами, двумя повернутыми в противоположные стороны лицами... Эти люди были прекрасно приспособлены к жизни. Но боги почувствовали в них соперников.

Обитатели Олимпа решили ослабить человеческий род. Они разделили каждого человека на две половинки. С тех пор тела и души тоскуют в своей разделенности. Люди, разумеется, перестали мешать богам и сосредоточились на собственных проблемах. Каждый ищет свою половину, чтобы обрести утраченную цельность. Это единственный путь к тому, чтобы исцелить человеческую природу.

Мифы несут в себе глубинную правду о человеческих чувствах. До сих пор речь шла о любви человека к человеку. Но, оказывается, эрос много богаче. Он выводит нас за пределы земного. Древняя мифология рассказывает о том, как боги влюблялись в смертных. Древний шумерский миф повествует о Гильгамеше, существе одновременно земном и небесном. Внимание небожителей должно быть лестным для полубога, его пылко любит богиня Иштар, по Гильгамеш отвергает ее. Иштар повелевает небесному быку убить того, кто не загорелся от ее любовного пламени. Вот какие испепеляющие страсти, как выясняется, испытывают вседержители. К счастью, герой нс погибает.

Верховный греческий бог Зевс, восходящий к индоевропейскому божеству неба, имел потомков не только от богинь – и земные женщины испытывали его неукротимую страсть. Под золотым троном громовержца рокочет гром. Через две выбоины в скалах несутся к Зевсу молитвы и клятвы смертных, их покаянные признания. Бог слушает и принимает решения. При этом сам он обнаруживает обыкновенные человеческие чувства. Зевсу понравилась смертная женщина. Он в диковинном одеянии слетает с Олимпа и в поле, благоухающем чабрецом, настигает предмет своей необузданной, божественной страсти.

Бог подземного царства Аид похитил дочь Деметры и Зевса Персефону. Однажды она рвала на лугу цветы, стараясь не смотреть на нарциссы, как ей наказывала мать. Но вот перед ней оказался огромный нарцисс, пылающий белизной и пурпуром. Не одолев искушения, Персефона протянула руку к его лепесткам. И тут разверзлась земля, из бездны появилась колесница, запряженная черными конями. Дочь Деметры оказалась в подземном царстве, где о ее красоте, судя по всему, знали. Глубокие недра таинственным образом связаны с небесным Олимпом. Любовная страсть соединяет богов, титанов и смертных.

Эрос восседает на Олимпе. Древний певец Гесиод открывает нам правду – бог любви столь же древний, сколь Земля и Тартар. Он возник из хаоса. Эрос – сын Ночи и Эфира. Для одних он был сыном Крона, владыки старых, дозевсовых времен. Толкуют еще о том, что родился он от любви Зефира, бога капризных ветерков, и Ириды, богини радуги. Многочисленны версии и догадки. Признано, однако, что родители его – Арей и Афродита – пара любовников, которые попались в искусные сети хромого Гефеста.

Перенесемся на миг в мир кельтских преданий. Эльфы – таинственные существа, сотканные из лучевой энергии, исполнены любовного томления, они тоже не безразличны к земным женщинам. Они, словно обыкновенные люди, тоскуют по ним. Эльфам в своих чувствах не уступают тролли.

Современные мистики, мысленно разорвав земные покровы, устремляются в запредельное пространство, где ясновидческому взору открываются другие миры. Вот, например, дух воздуха. Его описание мы находим в книге известного поэта и мистика Джорджа Рассела "Светильник видения": "Тело сильфа было пронизано светом, и, казалось, в нем струится не кровь, а огонь солнца. Потоки света пронизывали его насквозь. Он плыл надо мной по ветру, держа арфу, и золотые пряди волос ниспадали на струны... На его лице была вечная радость красоты и бессмертной юности"[1].

Давно ушли античные времена, но о странных созданиях, которые могут соединиться с человеком, рассказывают во все эпохи, и даже в наше, презревшее мистику время. Человеческая психика двойственна. Романтическое обожание уживается в ней с помышлением о грехе. В античной мифологии мы находим рассказы о многоликости эроса.

  • [1] Russel G. W. The candle of vision. L, 1974. P. 35.
 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >