Меню
Главная
Авторизация/Регистрация
 
Главная arrow Этика и эстетика arrow Этика

ТЕОРИИ ОБЩЕСТВЕННОГО ДОГОВОРА

В результате изучения данной главы студент должен:

знать

  • • теорию морали Т. Гоббса;
  • • моральную концепцию Ж.-Ж. Руссо;

уметь

• анализировать теорию морали И. Канта;

владеть

• навыками истолкования концепции категорического императива.

Справедливость (если рассматривать ее объективно) вовсе не основание для апелляции к этическому долгу других (благоволению и доброте); тот, кто требует чего-то на основании справедливости, опирается на свое право...

Иммануил Кант

Т. Гоббс

Договорные теории морали оформились в XVII в. и получили совершенно новое звучание в следующем столетии. "Рационалисты XVII в. видели в “общественном договоре” прежде всего добровольную санкцию индивидов на существование сильной, единой и стабильной государственной власти, предпочитаемой губительному состоянию “анархии”. Проблема обеспечения “гражданского порядка”, решительного пресечения династических войн, смут, феодальной междоусобицы выдвигается в их концепциях на первый план и доминирует над проблемой права. Наиболее ясным и последовательным выразителем этой позиции был Томас Гоббс"[1].

Теория морали предложена английским философом Гоббсом в "Левиафане". По Гоббсу, поступок является "правильным", если

он согласуется с естественными законами, и "неправильным", если такого согласования нет. В основании теории Гоббса лежит представление о человеческой природе как о себялюбивой, эгоистичной, требующей от индивида соблюдения прежде всего своих собственных интересов. Это порождает естественное состояние "войны всех против всех", ужасы которой заставляют индивидов понять, что подчинение естественным законам лучше, с любой индивидуальной точки зрения, чем всеобщее несогласие. Так возникает государственный порядок, и каждый индивид, самоогра- иичиваясь в достижении благ и подчиняясь естественным законам, платит ту цену, которая необходима, чтобы побудить других поступать таким же образом.

По Гоббсу, моральное поведение желательно (что очевидно само по себе). Однако его теория ничего не говорит о разумности такого поведения, поскольку возможны случаи, когда человек может выбрать аморальное поведение, не побуждая других при этом действовать так же аморально. Способен ли вообще эгоистический индивид Гоббса сотрудничать с другими людьми без принуждения?

Согласно современным нетрадиционным интерпретаторам теории Гоббса мораль может быть рациональна даже с точки зрения отъявленного эгоиста. При таком взгляде в основание морального поведения кладется не себялюбие, а разумность эгоистического индивида, сознательно ограничивающего себя и обладающего определенной концепцией рациональности.

Среди современных интерпретаций учения Гоббса имеется несколько подходов к проблеме связи морали и практической рациональности. Согласно одному из них индивид в естественном состоянии должен видеть, что общее согласие для него лучше, чем общее несогласие. Если все данные индивиды разумны, то каждый будет делать то, что делает другой. Но индивид все же обладает правом выбора, а определяющий принцип и принцип полезности могут повлечь за собой различные решения. Главное заключается в том, что подобная ситуация не соответствует естественному состоянию, где индивиды, по всей вероятности, имели бы много возможностей для отказа или согласия сотрудничать. Любой моральный поступок, совершенный вне аналогии с подобной жестко заданной ситуацией, будет свидетельствовать о том, что вышеуказанная тенденция рациональности неверна и разум не дает здесь возможности избежать естественного состояния.

Данная тенденция не согласуется и с основными представлениями Гоббса о человеческой природе, поскольку для рационального индивида цель не есть некоторое благо для самого себя. Человек скорее отвергает такое благо, поскольку его концепция рациональности требует этого. Таким образом, эгоистический индивид

Гоббса не согласуется с современными концепциями рациональности. Действительно, требуемые самоорганичения являются рациональными, но не могут строиться на теории Гоббса.

Поставим перед собой задачу выяснить логическую структуру и историческое значение доктрины Гоббса об обязанностях как моральных, так и политических. Т. Гоббс приравнивает естественные законы к нравственным нормам, при этом он гармонизирует интересы, которыми люди руководствуются в своем поведении, с моралью в трех отношениях. Первое правило поведения людей – благоразумие, своего рода наиболее общий критерий. Люди следуют ему из страха перед смертью, и оно является общим правилом поведения, а не частным действием. При этом именно на благоразумии базируется долг, который защищает людей от взаимного истребления, именно оно приводит к соглашению о гражданском устройстве. По существу, как раз здесь и проявляется идентификация естественных законов и нравственности, в этом же обнаруживаются и коренные противоречия этической системы Гоббса. Максимум благоразумия, реализующийся в общественном договоре, по сути, является моральным императивом в скрытом виде.

Другая группа проблем связана с положением Гоббса о природном равенстве людей и о равных принципах поведения, включая возможность причинения друг другу равного зла. В результате люди, следуя своим страстям, призваны поступать с другими так же, как последние ведут себя по отношению к ним, причем они опять-таки руководствуются принципами благоразумия и эгоизма. Однако, принимая это положение, Гоббс не может справиться с очередным противоречием, когда вынужден признать, что источником социального неравенства является исключительно гражданский закон. Если люди от природы равны и ведут себя в соответствии с требованиями благоразумия, неясно, откуда берутся более сильные, которым вынуждены подчиняться слабые, чтобы не погибнуть. Признание Гоббсом социального неравенства фатально для его попытки оправдать равное поведение на стезе добродетели. При этом существенно не то, как это неравенство возникло в прошлом, а то, что именно в настоящем делает людей неравными в их способности причинить зло друг другу.

Третье положение относится к определению государства как института, в котором каждому обеспечивается разумная безопасность. На соглашении о государстве базируется и моральная обязанность по отношению к нему. В сущности, правила поведения индивида распространяются также на условия жизни общества и обеспечение мира между людьми. Т. Гоббс предельно широко определяет понятие "обязанность" как принуждение внешних обстоятельств. Между тем один из видов государства, которое выделяет Гоббс, образуется не путем институализации, т.е. соглашения, а путем приобретения (или "естественным" путем). В результате с самого начала имеет место неравенство подданных и суверена, что противоречит посылке Гоббса. Из этого вырастает основной конфликт в понимании Гоббсом долга человека как подданного и как личности.

Представление Гоббса о "естественном законе" – типичный пример условно-императивного толкования морали. В самом деле, требования "справедливости, беспристрастия, скромности, милосердия", которые разум, согласно Гоббсу, предписывает человеку в качестве "естественного закона", – это, конечно, моральные добродетели. Сама общая формула этого закона, которую даст Гоббс – "Нс делай другому, чего не хотел бы, чтобы делали тебе" – это именно та формула, которую Кант приведет позже в качестве популярного разъяснения своего морально-практического, категорического императива[2].

  • [1] Философия Канта и современность. М., 1974. С. 184.
  • [2] См.: Философия Канта и современность. С. 187–188.
 
Если Вы заметили ошибку в тексте выделите слово и нажмите Shift + Enter
< Предыдущая   СОДЕРЖАНИЕ   Следующая >
 

Популярные страницы