Меню
Главная
Авторизация/Регистрация
 
Главная arrow Этика и эстетика arrow Этика

ЭТИКА ЭКЗИСТЕНЦИАЛИЗМА

В результате изучения данной главы студент должен:

знать

  • • что такое экзистенциализм;
  • • каковы истоки философии существования;

уметь

• анализировать ситуации повседневного выбора;

владеть

• навыками истолкования ситуаций абсурда.

Судить о том, что жизнь стоит того, чтобы быть живым, означает отвечать на основной вопрос философии.

Альбер Камю

Истоки философии существования

Экзистенциализм, или философия существования, рассматривает живые, трепетные переживания человека, такие как одиночество, тоска, ощущение своей конечности. Экзистенциалисты рассуждают примерно так. Хороших советов, мудрых мыслей много. А что выбрать в страшную минуту? Что говорит сердце? Что – разум? Чему довериться? Нравственность хороша только тогда, когда она выстрадана. А сколько в ней смысла, если она заемна, чужеродна? Быть нравственным и нс знать, что такое страдание, – это бессмыслица...

Датский философ Кьеркегор в книге "Страх и трепет" пересказывает библейскую историю из Ветхого Завета. Задумал Господь испытать Авраама, главу еврейского рода. Вот тебе повеление. Нс барашка заколи, а собственного сына. Что делать? С одной стороны, страшная пытка. Самому убить сына. Как это возможно? Но с другой стороны, ведь это Божий наказ. Допустимо ли ослушаться? Может быть, проще остаться с сыном, отречься от Бога? Легко сказать... Думай, Авраам, думай, решай...

В этике Кьеркегора тоже содержится отвержение преднайденных предписаний. Правда, принципы высшего добра и нравственного долга не оспариваются датским мыслителем. Однако он придает им статус личных, индивидуальных исканий: человек должен выстрадать эти ценности как результат собственного неповторимого опыта. Нравственность гибнет, как только появляется грех. Раскаяние, т.е. уникальное, индивидуальное чувство есть высшее напряжение нравственного.

По мнению Ясперса, в основе развития жизни индивида лежит определенный набор исходных качеств и среда. Врожденные потенции могут лишь стимулироваться средой и принимать иод ее воздействием ту или иную форму, либо сохраняться в латентном состоянии вплоть до полного угасания. Предрасположенность и среда действуют прежде всего при посредстве биологических факторов, лежащих вне сознания. На этом уровне мы пытаемся понять причинно-следственные связи. Далее, в сознательной жизни предрасположенность и среда функционируют психологически понятным образом. Так, факторы среды (такие, например, как рождение или изменения в жизненной ситуации) формируют бытие индивида и сами в свою очередь испытывают воздействие с его стороны[1]. В процессе естественного саморазвития индивид со своей конституцией противостоит среде и вступает в состояние действенного обмена с ней. Отсюда, по Ясперсу, протекает весь опыт человеческой судьбы, деяний, усилий и страданий.

Человек, согласно экзистенциалистам, всегда находится в какой-либо ситуации. В конечном счете все эти частные ситуации разрешаются в пограничные, т.е. определенные, неизменные ситуации, которые принадлежат бытию как таковому: в них наличное бытие отдельного человека, терпя крушение, одновременно пробуждается к экзистенции. Эмпирическая психология не в силах осветить эти крайние пределы бытия и ответить на вопрос о том, на что способен человек, непосредственно столкнувшийся с этими ситуациями или отгородившийся, отстранившийся от них.

Считается общепризнанным, что экзистенциалистская философия не представила систематически разработанной этики. Она не оспаривает этого взгляда, но настаивает на том, что хотя этики как вычлененной научной дисциплины с четко обозначенными определениями и содержательными положениями общеобязательного характера в экзистенциализме нет (что объясняется своеобразием экзистенциального мышления, особенностями его структуры, проблематики и внутренними сложностями), этический настрой здесь все же выражен весьма отчетливо. Экзистенциальная философия проливает свет па многие аспекты эстетического бытия, в поле ее зрения попадают те вопросы, которые при других подходах остаются без внимания. Это имеет особую силу по отношению к Ясперсу, философия которого проникнута пафосом этичности.

В силу своей основной установки Ясперс видит свою задачу не в теоретической разработке нравственных законов, но в таком пробуждении и обострении сознания индивида, чтобы последний в каждой определенной ситуации был способен принять решение нравственно. К. Ясперс хочет укоренить поведение человека в некоторой глубокой безусловности, которая может дать внешнюю заповедь этическому долженствованию. Он указывает на свободное решение экзистенции как на последнюю основу поведения. Для философа определяющим в нравственном отношении является не вопрос: "Как я должен действовать?", подразумевающий необходимость согласования своего поведения с некоторым внешним ориентиром, а вопрос: "Каким я должен быть?", подразумевающий свободный выбор самого себя в качестве нравственной личности. Место нравственного долженствования находится у Ясперса внутри экзистенции и связано с вопросом о сущности самобытия человека в мире, т.е. этическое у него является неотъемлемым параметром экзистенции. Поэтому чтобы нарисовать картину возможной экзистенциальной этики Ясперса, важно обратиться к фундаментальному понятию его философии – понятию экзистенции. При этом Ясперс отмечает своеобразие экзистенциалистского мышления, которое хотя и использует общефилософские понятия, но совсем в другом смысле.

Определение экзистенции как бытия возможного, а не данного, содержит одно из основных понятий философии Ясперса – понятие безусловного решения. Безусловность постигается и становится бытием экзистенции в безусловном решении. Экзистенция только тогда действительно безусловна, когда она безусловно решает и действует. Экзистенциальное решение или выбор – это выбор самого себя, своей сущности, которая потом творчески производит свое собственное бытие. Отсюда экзистенция определяется как "место, в котором я сам создаю себя". Понятие экзистенциального решения (выбора) указывает у Ясперса на принципиальную свободу человека, ибо если самобытие – результат решения, то это решение свободное, и человек несет ответственность за свои бытие и дела, поскольку он сам создает себя в качестве возможного самобытия. Свобода – не характеристика мира, но специфическое измерение человека, означающее, что его бытие не исчерпывается наличным бытием и "открыто" еще в некотором другом направлении, отличном от мира. Человек не может находиться вне выбора: либо выбирает он (экзистенциально), либо выбирают его (при этом он теряет себя и превращается в материал кого-то или чего-то другого, существующего неэкзистенциально). В ситуациях, в которых человек оказывается, он всегда стоит перед необходимостью различения добра и зла. Принципиальный выбор добра Ясперс относит к основополагающим решениям, приводящим к формированию нравственной личности.

Еще одной характеристикой экзистенции является историчность. Наличное бытие человека характеризуется конечностью и временностью, единичностью, конкретностью и однократностью своих ситуаций. У каждого человека своя собственная история, накладывающая на него отпечаток. Историчность определяется Ясперсом "как единство наличного бытия и экзистенции". Человек фактически связан со своим наличным бытием, которое означает для него пребывание в мире, ситуациях, коммуникациях. Безусловность этического требования выводится Ясперсом из единства экзистенции и наличного бытия, следовательно, из историчности. Это означает, что этическое требование не остается абстрактным, его содержание (конкретно осуществляемое добро) выясняется только при учете всех жизненных условий (в наличном бытии, обществе, коммуникациях).

Экзистенцию невозможно понять без трансценденции. Последняя – необходимое для Ясперса понятие, противоположное понятию наличного бытия в мире и служащее для обозначения другого источника для экзистенции, помимо наличного бытия. Именно в трансценденции заключена возможность безусловности, свободы и самобытия экзистенции, которой, таким образом, с одной стороны, противостоит мир, с другой – трансценденции. Без понятия трансценденции невозможно понять учение Ясперса о всеобъемлющем и его метод трансцендирования или "подведение-к-границе", посредством которого достигается объемлющее.

Понятие трансценденции является у Ясперса достаточно проблематичным. Каждый вид объемлющего получается путем методического трансцендирования. Экзистенция сама является транс- ценденцией наличного бытия и в то же время ей противостоит ее собственная трансценденции. Последняя не может быть познана, но только обнаружена экзистенциально, ее очевидность возможна лишь в форме шифра, являющегося ее языком. Шифр – это бытие, которое вызывается присутствием трансценденции в имманентном.

Этические взгляды Ясперса и прежде всего его отношение к проблеме общезначимости этических принципов, проясняются при характеристике экзистенции с помощью понятий объективности и субъективности. Основными феноменами нашего сознания является то, что Я как сознание (субъект) противопоставлено объекту как предмету этого сознания. В этом расколе на субъект и объект выступает все, что для нас должно быть действительным в мире. Изначальное, собственное бытие не является ни объектом, ни субъектом, но предпосылкой того и другого – объемлющим. Объемлющее не может быть мыслимо или быть явленным. Мы прорываемся к нему, трансцендируя из данности раскола на субъект и объект. Объективность и субъективность взаимно обусловливают друг друга, при нарушении их жизненной связи экзистенция (как их единство и объемлющее) теряется.

К. Ясперс разрабатывает также столь важную для нравственного поведения форму объективности, как общезначимые законы долженствования. Объективное долженствование выступает в форме нравственных законов, принципов, моральных и правовых установок, регламентирующих поведение индивидов в обществе и создающих необходимый внешний порядок. Философ считает, что в силу радикальной историчности человеческого бытия нет общезначимой формулы, под которую можно было бы подвести каждое нравственное действие. Поэтому общезначимый нравственный закон всегда формален, он схватывает только форму нравственного действия, но не его содержание. Данное нам общезначимое этическое требование выступает как внешняя форма экзистенциального долженствования, т.е. оно получает свою безусловность в экзистенции, являющейся единственным источником этической достоверности. Этому источнику противостоят уже данные миром этические и моральные законы, которые, с одной стороны, выступают против колебаний индивидуальной этической силы, а с другой – как противопоставленные экзистенциальной безусловности способствуют осознанию экзистенцией достоверности ее собственного долженствования.

Понимание собственного безусловного действия как долженствования в мире является борьбой, в которой своя этическая безусловность может быть понята как сообразная с законом, имеющим источник в вечности. Итак, этическое действие на основе общезначимого закона понимается неадекватно, ибо источник этической безусловности содержится не в нем, а в исторической экзистенции. Поэтому действие в ситуации не может мыслиться как конкретизация общего нравственного закона. Для наглядного объяснения своей позиции в отношении проблемы общезначимости и историчности Ясперс использует пример этического осуждения лжи.

Абсолютному запрету лжи он противопоставляет позицию нравственной допустимости лжи при определенных условиях, например, если истина способна нанести вред. Сторонники риторической позиции не применяют, по мнению Ясперса, нравственных критериев к последствиям правдивых поступков, поэтому строгое соблюдение принципа, запрещающего лгать, может быть как нравственно хорошим, так и формальным, безответственным. Конкретная этическая ситуация не охватывается полностью некоторым общим законом, так как общее не может схватить то, что является истиной экзистенции. Есть ситуации, когда доброе может быть достигнуто только с помощью лжи. В связи с этим позитивное решение вопроса возможно лишь путем обоснования безусловности экзистенции.

Ложь для Ясперса – это не факт лжи, а внутренняя неправдивость, неистинность самой личности. К. Ясперс ставит вследствие этого под сомнение этику принципов, безразличную к следствию этических действий и отстаивает этику ответственности, в равной степени учитывающую и нравственные принципы, и нравственные следствия. Человек должен нести ответственность за последствия своих поступков и убеждения, только тогда он является нравственной личностью. Ложь в конкретной ситуации может быть истинным действием, не становясь при этом общезначимым законом. Вопрос о лжи тесно связан с личностью агента, который принимает решение в соответствии со своей внутренней нравственной позицией.

Вся философия Ясперса является попыткой показать, как должна мыслиться экзистенция, чтобы можно было доверять ее решениям в отношении содержания этических действий. К. Ясперс вскрывает напряжение между общезначимостью и историчностью, стремится показать, как безусловность этического требования может опосредоваться историчностью человеческого существования. Вследствие радикальной историчности человеческого бытия Ясперс допускает всеобщее только в отношении нравственности. Одним из таких моментов всеобщности является принцип, утверждающий добро: то, что я делаю в качестве экзистенции, должно быть осуществлением добра.

Постижение различия между добром и злом играет решающую роль в экзистенциалистской этике. Добро и зло не являются характеристиками внешнего мира, это чисто человеческое измерение. Различие между ними полагается не абстрактно, но экзистенция сама выбирает добро и тем самым утверждает свое самобытие. Только воля человека может быть доброй или злой. Конкретно содержательной характеристики добра Ясперс не дает. Он выделяет три ступени различения добра и зла: моральную, этическую и метафизическую. На моральной ступени действуют моральные нормы, условности. Эта стадия не безусловна. Здесь нет воли к злу, но лишь слабость и нерадивость, злым считается неограниченное удовлетворение интересов наличного бытия, без учета общества в целом.

На этической ступени отношение между добром и злом этическое, т.е. здесь речь идет уже о внутренней истинности, а не о внешнем соответствии общему правилу, здесь важно, происходит ли действие из безусловного или самоосуществление безусловного подчиняется условиям, т.е. используется в интересах наличного бытия, чем разрушается сам корень нравственности. Извращение отношения между безусловным и обусловленным Ясперс обозначает как "изначальное зло" (термин И. Канта), которое означает, что человек может казаться нравственным, не являясь таковым, ибо он делает добро только постольку, поскольку оно не вредит интересам его наличного бытия. В самом добром таится поэтому опасность впадения во зло.

Самоудовлетворенность добрым бытием может превратиться агрессивный морализм. Тот, кто считает самого себя хорошим, не является таковым, ибо доброе бытие находится постоянно в становлении, им никогда не обладают. Совесть на этической ступени является инстанцией, показывающей, чем добро должно быть для меня. На метафизической ступени отношение добра и зла метафизическое. Этический вопрос о добре переходит в вопрос о том, что в конечном счете порождает волю к добру, в вопрос о сущности доброго и сущности экзистенции. Здесь возможна воля к злу как таковому.

Зло обращается против себя, и прежде всего против самобытия. Злой воле противостоит любовь. Любовь-ненависть является основополагающим различием у Ясперса, из которого он выводит все остальные. В любви он видит принцип жизни, основу познания. Добро, его содержание и сущность открываются только любящему. Содержание экзистенции раскрывается только в любви, сама экзистенция определяется как "открытость в любви". Любовь как бы напоминает о довременном существовании в вечности. Через ступени взлетов она ведет человека к его подлинному бытию. Но самостановление никогда не осуществляется изолированно. Любя, я ищу других. Только в коммуникациях человек осознает себя, свои возможности, осуществляет взлет к самобытию. В коммуникациях устанавливается связь с другими и миром, важным оказывается то, как действия одного человека оказывают влияние на других и что они приносят с собой в мир.

Этика, выявляющаяся у Ясперса, не определяется с помощью этических основоположений, моральных принципов, указывающих воле человека правильный путь для воления; ее цель состоит в том, чтобы изменить эту волю в ее основе посредством экзистенциально-проясняющего призыва к самобытию, пробуждать стремление к нему, заставлять действовать. Экзистенциалистская этика предъявляет высокие требования к отдельной личности. Поскольку содержательных поведенческих предписаний в ней нет, этическое решение выступает как задача, которую каждый должен иметь перед собой и нести за нее ответственность.

  • [1] Ясперс К. Общая психопатология. М., 1997. С. 37.
 
Если Вы заметили ошибку в тексте выделите слово и нажмите Shift + Enter
< Предыдущая   СОДЕРЖАНИЕ   Следующая >
 

Популярные страницы