Механизмы функционирования мотивации достижения

[1]

Представления субъекта о собственных способностях имеют большое значение для целей, которые он ставит перед собой. На этом тезисе основан социокультурный подход к объяснению механизмов мотивации достижения (К. Двек). При анализе реакции школьников на трудности и успехи в ситуации решения задач были выделены две различные группы школьников. В первой группе ребята проявили стремление к трудным задачам, эффективному разрешению проблемы, настойчивость в преодолении трудностей, они сохраняли позитивный настрой и веру в свои способности достичь лучших результатов в будущем при столкновении с проблемами. Неудачи объяснялись скорее нестабильными внутренними или внешними факторами, чем отсутствием способностей. Этот паттерн получил название адаптивного, поскольку он позволяет индивиду оставаться преданным важным для него целям и увеличивает вероятность их достижения. Во второй группе более характерными реакциями было стремление избежать риска, недостаток настойчивости и ухудшение деятельности после неудачи, что проявляется в снижении мотивации, сокращении усилий и минимизации целей. Свои неудачи дети объясняли недостатком способностей, т.е. внутренними стабильными причинами. В результате у них развивались самообвиняющие эмоции и негативные ожидания. Этот мотивационный паттерн получил название деззадаптивного, поскольку он снижает возможность достижения успеха в деятельности.

Были выделены два типа имплицитных теорий, позволяющих человеку объяснять самому себе успех или неудачу и строить разные стратегии поведения. Так, одни люди верят, что личность представляет собой неизменную сущность, в то время как другие полагают, что в процессе развития отношений с людьми личность изменяется и человек может оказывать существенное влияние на собственные личностные характеристики. Поэтому первые боятся вступать во взаимоотношения при наличии риска быть отвергнутыми, потерпеть неудачу и снизить свою самооценку. Эти люди склонны делать выводы о личностных особенностях других людей, на основании этих выводов строить прогнозы об их поведении, придерживаться стереотипных представлений об этнических группах. Вторые же склонны активно работать над собой, включаться в отношения даже с неопределенным исходом и не бояться неудач. Как было показано в исследованиях, эти два типа теорий используются людьми при решении не только интеллектуальных, но и социальных задач (например, при построении дружеских отношений)

Ответственность, активность самого субъекта, то, насколько он сам контролирует ситуацию, также связаны с ощущением успеха. Как показали исследования Э. Скиннер, чувство ответственности, ощущение контроля приносят радость, в то время как ограничение инициативы, ответственности и потеря контроля могут быть разрушительными[2]. Автор придает большое значение тому, как воспринимается контроль, насколько человек верит в то, что он обладает контролем над ситуацией. Особенно это важно в ситуациях, когда человек испытывает сильные эмоциональные нагрузки, стрессы, что необходимо учесть при организации работы с бизнесменами, поскольку в их деятельности стрессовые ситуации – частый и неизбежный атрибут.

Именно воспринимаемый контроль рассматривается автором как важнейшая движущая сила в процессе развития индивида. Индивиды, которые верят, что они обладают контролем, действуют так, что их успех становится более вероятным. При этом их участие в решении более сложных задач со временем с большей вероятностью приводит их к развитию реальных умений и компетентности. В то время как индивиды, которые не верят, что своими действиями могут оказывать влияние на результаты, теряют возможность осуществлять контроль. С течением времени пассивность и отсутствие опыта решения трудных задач приводит к тому, что они теряют возможности развития.

• Воспринимаемый контроль – важнейшая движущая сила в процессе развития индивида.

Системы управления и руководства людьми, которые предоставляют сотрудникам больше возможностей в реализации контроля, способствуют усилению ощущения силы Я и собственной компетентности, адаптивному поведению, здоровью и счастью. Эти исследования показывают важность воспринимаемого контроля, ощущения самостоятельности и ответственности за свое дело для достижения успеха в бизнес-деятельности. Например, в рамках концепции самодетерминации Э. Деси и Р. Райна показано, что в сфере бизнеса важно развивать мотивацию достижения сотрудников путем предоставления работнику большей возможности самому решать, что и как ему делать. Для этого используются различные приемы, такие как развитие организационной идентичности, присвоение целей компании, предоставление сотрудникам определенной доли акций, специальных поручений и т.п.[3]

• Мотивация достижения связана с ощущением самостоятельности и ответственности.

Поддержка автономии является важным фактором внутренней мотивации и психического благополучия. При этом для человека важен сам источник этой поддержки. Например, в кросс-культурном исследовании В. И. Чиркова, Р. Реан было проведено сравнение роли поддержки автономии со стороны родителей и учителей. Оказалось, что поддержка автономии со стороны взрослых (родителей и учителей) у российских и американских школьников была связана с удовлетворенностью жизнью, самоактуализацией, а также с более высокой самооценкой. Она была положительно связана с идентификационной регуляцией учебной деятельности[4].

Данные исследования психологов созвучны выводам экономистов о переломных вехах в развитии бизнеса. Со времен революции под девизом "laisse-faire" это понятие, появившееся как теоретическое требование Адама Смита, стало реальной практикой в большинстве экономически развитых государств. Оно означает наступление эпохи свободного предпринимательства, отказ от авторитарного управления экономикой, от детальной регламентации экономических процессов, осознание и принятие того факта, что свободное предпринимательство способно действовать в более оптимальном соответствии с экономическими законами. Следствием этого понимания явилось предоставление бизнесменам права действовать в возможно более свободных законодательных рамках в расчете на то, что законы бизнеса сами выступят оптимальными механизмами подъема и расцвета экономики (Емельянов, Поварницына, 1998).

Кроме автономии и воспринимаемого контроля отметим еще ряд важных подходов в изучении мотивации достижения, которые также необходимы для лучшего понимания природы успеха.

Концепция самоэффективности А. Бандуры, которая уже много лет остается популярной в практической социальной психологии благодаря простой формуле: вера в свои способности помогает справиться с деятельностью[2].

• Вера в свои способности помогает эффективному выполнению деятельности.

Этот подход в сущности близкий идеям бихевиоризма, но также и когнитивной психологии, получил название социальный бихевиоризм или, в более позднем варианте, социальная когнитивная теория. Согласно этому подходу человек не зависит полностью от внешних подкреплений, как это следует из классического бихевиоризма, но строит свое поведение на основе взаимодействия когнитивных и личностных факторов, организующих и регулирующих человеческую деятельность. Принципиальным моментом концепции Бандуры является идея о том, что вера в свои способности по отношению к конкретному виду деятельности – это необходимое мотивационное условие. По его мнению, привлекательность результата и вера в позитивный результат (ожидания успеха) недостаточны для запуска мотивации субъекта.

Самоэффективность заключается в том, насколько компетентным чувствует себя человек, выполняя то или иное дело. Самоэффективность не является функцией навыков или способностей человека, а зависит от того, что он думает о своей способности справиться с разными ситуациями и успешно проявить себя в них. Люди с высокой самоэффективностью более настойчивы, лучше учатся, а также обладают большим самоуважением, менее тревожны и менее склонны к депрессии. Прогностические выводы теории самоэффективности: а) люди будут стремиться избегать ситуаций, с которыми, по их убеждению, они не могут справиться, б) они примут участие в таких ситуациях и деятельностях, с которыми они считают себя способными справиться. Мнение о собственной эффективности оказывает влияние и на то, сколько усилий и энергии готов затратить индивид, а также на степень настойчивости и упорства при выполнении деятельности и встрече с препятствиями и помехами в деятельности.

• Самоэффективность – насколько компетентным чувствует себя человек, выполняя то или иное дело.

Основные характеристики понятия самоэффективность: уровень, обобщенность и сила. Уровень – показатель представлений субъекта о задачах различных степеней сложности, с которыми он может справляться в рамках одной и той же деятельности. Обобщенность – способность переносить представления о собственной эффективности на новые сферы деятельности: в конкретном задании и в конкретных условиях (узкая обобщенность), в рамках одной сферы деятельности (средняя обобщенность), без определения конкретных условий, в которых должна осуществляться деятельность (широкая обобщенность). Сила – осознаваемая эффективность, степень уверенности человека в том, что он сможет выполнить поставленные задачи. Сила проявляется и в устойчивости этой уверенности, несмотря на негативное действие предыдущего опыта.

Представления о самоэффективности содержат в себе нечто большее, чем просто веру в то, что усилия важны для достижения успеха, но и веру индивида в способность справиться с деятельностью, ведущей к достижению некоторого результата. На формирование представлений о самоэффективности оказывает влияние также самооценка субъектом своих знаний, умений, стратегий преодоления стресса.

Особенности самоэффективности как личностного конструкта сводятся к следующему.

  • 1. Она представляет собой оценку собственной способности выполнить ту или иную деятельность (способность справиться с определенными задачами), а не личностную черту. Иными словами, человек судит о своем соответствии определенным требованиям задачи, а не о том, что он собой представляет вообще или думает о себе в целом, что позволяет обнаружить уникальные позитивные и негативные паттерны представлений о собственной эффективности, отличающие его от других людей.
  • 2. Представления о самоэффективности – это частная, специфическая, а не глобальная характеристика индивида. Она не связана с оценкой собственной ценности в отличие, например, от самоуважения, а отражает представление индивида о способности справиться с конкретными задачами в рамках различных содержательных областей.

Поскольку самоэффективность определяется контекстуально (т.е. в отношении конкретной задачи, стоящей перед человеком), большинство исследователей разрабатывают не обобщенные шкалы самоэффективности, а методики, предназначенные для измерения самооценки в конкретных сферах деятельности. Например, разработаны методики для оценки своей способности делать успехи в учебе, избегать курения, демонстрировать социальные навыки при общении с представителями противоположного пола, управлять положительными и отрицательными эмоциями и др.

  • 3. Измерение самоэффективности зависит от контекста деятельности. Это связано с тем, что многие факторы могут позитивно или, наоборот, негативно сказываться на деятельности субъекта, на проявлении им определенных умений.
  • 4. При измерении самоэффективности используются критерии мастерства и компетентности, а не нормативные или другие сравнительные критерии.
  • 5. Самоэффективность измеряется до того, как человек начнет выполнять соответствующую деятельность, поскольку представления о самоэффективности являются ожиданиями человека по отношению к успешности решения будущих продуктивных задач вне зависимости от своего отношения к этим задачам (интерес, престиж, возможность роста и т.п.).

Бандура описывает следующие источники самоэффективности.

1. Собственный опыт достижений в деятельности. Реальный успех является наиболее надежным основанием для того, чтобы поверить в себя и быть способным защититься от неудач. Кроме того, когда основу чувства собственной эффективности составляют фактические действия и достижения человека, это обычно обобщается на целую область похожих видов деятельности. Достигнутый успех в меньшей степени усиливает ощущение самоэффективности, если выполняемая задача была легкой, чем, если она была трудной.

Бандура утверждает, что опыт приобретения самоэффективности должен включать опыт преодоления трудностей посредством настойчивых усилий. Приобретение самоэффективности через опыт мастерства не есть простое усвоение готовых навыков. Оно представляет собой усвоение комплекса когнитивных, поведенческих и саморегуляторных средств, необходимых для создания и выполнения действий, направленных на управление жизненными ситуациями. Ощущение самоэффективности растет в большей степени, если успех достигается самостоятельно, без посторонней помощи. Однако из этого не следует, что помощь в достижении самоэффективности вредна. Важно лишь, чтобы человек воспринимал успех как связанный со своими стараниями. Такие методы поведенческой терапии, как моделирование десенсибилизации и метод наводнения (суть метода наводнения заключается в том, что человека побуждают оказаться в реальной ситуации, вызывающей страх, находиться в ней максимально долгое время и убедиться в том, что возможные негативные последствия – например, смерть от сердечного приступа у клиента с кардиофобией – отсутствуют), успешно используются и в клинической практике (при лечении фобий), и при воспитании детей – с целью повышения у них самоэффективности. Ряд исследований, осуществленных на материале проблемы фобий, свидетельствует о том, что методы активного преодоления повышают веру в свои силы и приводят к избавлению от избегающего поведения быстрее и эффективнее, чем другие (такие как методы экспозиции и систематической десенсибилизации). Однако следует помнить, что успешное выполнение поставленных задач не приводит автоматически к высокой самоэффективности. Используя методы активного преодоления, нужно убедиться, что человек объясняет свой успех собственными усилиями и умениями.

  • 2. Опыт других людей (косвенный опыт) также является важным источником самоэффективности. Самоэффективность растет, когда люди наблюдают, как другие успешно справляются с решением различных сложных задач. При этом они убеждают себя в том, что "если другие могут сделать это, то и они сами могут, по крайней мере, достичь каких-то улучшений своих показателей". В то же время если человек наблюдает за тем, как другие, похожие на него (столь же компетентные) люди неоднократно терпят неудачу, несмотря на настойчивые попытки, это может привести к худшему прогнозу собственной способности выполнить подобные действия. Несмотря на то что в целом чужой опыт оказывает более слабое влияние на представления о самоэффективности, чем опыт собственных достижений, полагаться на опыт других может быть особенно важно, когда существует неопределенность относительно собственной способности выполнить некоторую задачу. Эта неопределенность может проистекать из отсутствия соответствующего опыта или фактических данных, позволяющих судить о выполнении задания. Модели, используемые для сравнения, могут быть как живыми, т.е. быть людьми, живущими рядом, так и символическими, т.е. людьми, представленными на телеэкранах, сцене, в кино, журналах. Люди обычно выбирают модели, похожие на них, с такими же способностями и возможностями, как у них самих, но иногда они выбирают и модели, на которые стремятся быть похожими. Использование сразу нескольких различающихся моделей, неоднократно и успешно повторяющих действия, которые наблюдатели считают опасными или чрезмерно сложными, лучше способствует установлению чувства самоэффективности, чем выполнение таких же действий всего лишь одной моделью.
  • 3. Вербальное убеждение широко используется по причине своей простоты и доступности. Однако Бандура полагает, что попытки вербального воздействия чаще всего дают лишь кратковременный и слабый эффект в изменении самоэффективности. Существует достаточно много факторов, негативно сказывающихся на эффективности этого способа. Например, если пытаться уговаривать человека поверить в то, что у него есть способность выполнить работу, если он приложит достаточно усилий, то это может скорее подорвать его самоэффективность, чем усилить ее. Встреча с неудачей (когда фактические успехи не соответствуют ожидаемому результату) может привести как к снижению самоэффективности, так и к потере уважения к мнению убеждающего. Бандура полагает, что сила вербального убеждения ограничивается осознаваемым статусом, авторитетом убеждающего и степенью доверия и уважения к нему.

Наиболее часто встречающиеся формы убеждения – внушение, которое используется, например, в телевизионной рекламе, и увещевание, к которому прибегают, например, спортивные тренеры ("Ты можешь это сделать"). Существует также обратная связь, которая говорит индивиду, насколько хорошо (или плохо) он выполняет какое-то дело. Поощряющая обратная связь, ведущая к более сильной самоэффективности, заставляет людей упорнее трудиться и достигать большего. Наконец, люди могут самостоятельно убеждать себя в том, что они справятся с данной деятельностью, т.е. использовать самовнушение. Вербальное воздействие на человека, пытающегося добиться какого-либо результата, должно быть в рамках его реальных способностей и возможностей и соответствовать фактическим успехам.

4. Воспринимаемые индивидом собственные эмоциональные и физиологические состояния также могут оказывать влияние на его ощущение самоэффективности. Из этих состояний человек тоже может извлекать информацию относительно своих способностей, сильных и слабых сторон. Это влияние может быть как позитивным, если воспринимаются спокойствие, а также подъем и жажда деятельности, так и негативным, если воспринимаются тревога, скованность, страх или заторможенность. Люди с большей вероятностью добиваются успеха, если они не напряжены и эмоционально спокойны. Напротив, если человек нервничает по поводу того, что ему предстоит сделать, то он с большей вероятностью будет ожидать неудачи, чем когда не нервничает.

Поскольку люди судят о своей эффективности и по уровню эмоционального напряжения, испытываемого ими перед лицом стрессовых или угрожающих ситуаций, то любой способ, понижающий это напряжение, повысит прогноз эффективности. Физиологические состояния страха можно ослабить с помощью атрибутивного тренинга (убеждающего, что причиной страха являются мысли человека, а не люди или ситуация, которых он опасается), обучения релаксации, а также использования методов символической десенсибилизации и экспозиции.

Бандура считает, что самоэффективность является продуктом сложного процесса самоубеждения, который происходит на основе когнитивной обработки различных источников информации об эффективности. Эти источники информации проходят когнитивную обработку, оценку (сопоставление) и, наконец, интеграцию. Исследования показали, что и у мужчин, и у женщин самоэффективность достигает максимального уровня в середине жизни и постепенно снижается после шестидесяти лет. Бандура считает, что в целом переоценка собственных возможностей и вера в успех идут людям на пользу. Оптимистическая самооценка имеет свои преимущества с учетом того, что человеческая жизнь полна трудностей – неудач, разочаровании, препятствии и даже просто несправедливости. Люди, которые исполнены решимости бороться, так твердо верят в себя, что способны проявлять исключительное упорство и переносить бесчисленные неудачи, не упуская из виду своей цели.

Однако хотя в литературе в основном делается акцент на разрушительных последствиях низкой самоэффективности, в настоящее время существуют данные, показывающие, что в некоторых случаях слишком высокая самоэффективность может оказаться дисфункциональной. Например, человек, излишне уверенный в своей эффективности, может быть чрезвычайно настойчивым в своих попытках выполнить невыполнимые задания, неоправданно идти на риск. Это касается в первую очередь различных ситуаций, представляющих риск для здоровья, когда переоценка своих способностей может привести к нанесению себе физического вреда. Если человек считает, что умеет съезжать на лыжах с крутых склонов, не исключено, что дело закончится травмой[2].

Обобщая данные, изложенные в этом параграфе, отметим, что успеху, высоким достижениям в жизни (в том числе и в бизнес-деятельности) способствуют многие мотивационные факторы, в особенности уверенность в собственной эффективности, которая поддерживает настойчивость, стремление преодолевать трудности и неудачи. Эти факторы действуют в комплексе (рис. 3.5). Требуется стечение многих благоприятных обстоятельств, таких как образование, воспитание, поддержка руководителей, географические, экономические, политические усло-

Мотивационные факторы достижения успеха

Рис. 3.5. Мотивационные факторы достижения успеха

вия и т.д. Но при прочих равных условиях успеха достигают те, кто больше этого хотел, работал в этом направлении и развивал себя. Не каждый человек может построить свою жизнь так, чтобы она была максимально эффективной и успешной. Для этого требуются не только природные качества, но и осмысление сделанного, выстраивание целей, перспектив в соответствии с определенными принципами. Поэтому полезно обратиться к работам исследователей, в которых достижение успеха связывается с общими принципами, относящимися к разряду жизненных философий, и которые способствуют развитию навыков управления своей жизнью в направлении успеха.

  • [1] См.: Гордеева Т. О. Указ. соч.
  • [2] См. Гордеева Т. О. Указ. соч.
  • [3] Deci Е. L, Ryan R. М. The support of autonomy and control of behavior // Journal of Personality and Social Psychology. 1987. Vol. 53. P. 1024–1037.
  • [4] Chrkov V. /., Ryan R. M. Parent and teacher autonomy support in Russian and U. S. Adolescents: Common effects on well-being and academic motivation // Journal of Cross-Cultural Psychology. 2001. Vol. 32 (5). P. 618–635.
  • [5] См. Гордеева Т. О. Указ. соч.
  • [6] См. Гордеева Т. О. Указ. соч.
 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >