Меню
Главная
Авторизация/Регистрация
 
Главная arrow Социология arrow Семьеведение

Семья в центре демографической политики России

В результате изучения главы 2 студент должен:

знать

• нормативные правовые документы в области демографической политики, социальной защиты семьи, статистику основных показателей воспроизводства населения, понятие репродуктивной функции семьи;

уметь

• анализировать и классифицировать нормативные правовые документы в области демографической и семейной политики, необходимые для профессиональной деятельности;

владеть

• методами анализа нормативных документов смежных профилей деятельности: в области здравоохранения, социальной защиты семьи, образования; навыками использования на практике нормативных правовых документов в сфере семьи и демографии для профессиональной деятельности;

быть компетентным

• в профессиональном анализе воспроизводственной функции семьи и ее роли в демографических процессах.

Семья и ее репродуктивное поведение

Семья как важнейший социальный институт государства и общества всегда выполняет целый ряд функций, среди которых важнейшей является репродуктивная.

Репродуктивная функция – функция но рождению детей, активно влияющая на воспроизводство населения и, как следствие, на демографические процессы. Эта функция выполняет две задачи: общественную – биологическое воспроизводство населения и индивидуальную – реализация потребности в детях. В ее основе – удовлетворение физиологических и сексуальных потребностей, побуждающих людей противоположных полов объединяться в семейный союз. Противоположность полов, по мнению известного социолога Эмиля Дюркгейма, это не только базисное основание, на котором строится брачный союз, но и основная причина нравственной близости в семье. По мощности воздействия на стабильность семейно-брачных отношений она сильнее даже такого фактора, как кровное родство.

Человеческие семейные группы приспосабливаются не только к физическим условиям, но также и к социальным отношениям, нормам, ценностям, принятым в обществе.

Семья возникает из стремления удовлетворить сугубо личные потребности и интересы индивидов. Являясь малой группой, она соединяет их с общественными интересами. В семье личные потребности упорядочиваются, организуются на основе принятых в обществе социальных ценностей, норм, образцов поведения и социальных функций.

С точки зрения интересов семьи рождение и воспитание детей, передача им духовных и материальных ценностей является важнейшей причиной образования и сохранения семьи[1].

Государство, в свою очередь, заинтересовано в простом и расширенном воспроизводстве населения, в улучшении качества трудовых ресурсов, эффективной социализации детей, обеспечивающих его социально-экономическое развитие и безопасность. Таким образом, интересы семьи и государства в основном совпадают, что проявляется как в государственной семейной политике, направленной на гармонизацию интересов семьи и государства, так и в демографической политике.

Статья 7 Конституции РФ закрепляет государственную поддержку семьи, материнства, отцовства и детства. Вступивший в действие в 1996 г. СК РФ провозглашает, что семья, материнство, отцовство и детство в Российской Федерации находятся под защитой государства. В соответствии с СК РФ признается только брак, заключенный в органах записи актов гражданского состояния, запрещаются любые формы ограничения прав граждан при вступлении в брак и в семейных отношениях по признакам социальной, расовой, национальной, языковой или религиозной принадлежности. При этом особо подчеркивается, что регулирование семейных отношений осуществляется в соответствии с принципами добровольности брачного союза мужчины и женщины, равенства прав супругов в семье, разрешения внутрисемейных вопросов по взаимному согласию, приоритета семейного воспитания детей, заботы об их благосостоянии и развитии, обеспечения приоритетной защиты прав и интересов несовершеннолетних и нетрудоспособных членов семьи.

В СК РФ вмешательство государства в семью сводится до разумного минимума. Приоритетными являются надлежащая охрана и защита прав и интересов семьи, прав детей, расширение сферы договорного регулирования, применение норм гражданского законодательства к имущественным и личным неимущественным отношениям между членами семьи.

Одним из главных назначений семьи является создание условий для нормального развития и надлежащею воспитания детей. В СК РФ определено: каждый ребенок имеет право жить и воспитываться в семье, право знать своих родителей, право на их заботу, право на совместное с ними проживание, за исключением случаев, когда это противоречит его интересам. Также в СК РФ указано, что ребенок имеет права как на воспитание своими родителями, так и на обеспечение его интересов, всестороннее развитие. Большое значение имеет норма СК РФ, направленная на уважение человеческого достоинства ребенка.

В СК РФ подробно раскрыты права и обязанности родителей по воспитанию и образованию детей, по защите их прав и интересов. Воспитание детей есть одновременно и право, и обязанность. Родители имеют преимущественное право на воспитание своих детей перед всеми другими лицами. Они обязаны заботиться о здоровье, физическом, психическом, духовном и нравственном развитии своих детей, обеспечить получение детьми основного общего образования.

Родители являются законными представителями своих детей, выступают в защиту их прав и интересов в отношениях с любыми юридическими и физическими лицами.

Способы воспитания детей должны исключать пренебрежительное, жестокое, грубое, унижающее человеческое достоинство обращение, оскорбление или эксплуатацию детей. Если факты такого воспитания имеют место, то это является одним из законных оснований для лишения родительских прав[2].

За последние годы в Российской Федерации значительно расширена нормативная правовая база государственной поддержки семьи. Особенно беспрецедентные меры экономической поддержки этого социального института приняты в 2007–2010 гг.: увеличение пособий по уходу за ребенком, введение материнского капитала, налоговых вычетов, компенсации затрат на детское дошкольное воспитание, увеличение стоимости родовых сертификатов. Эти меры были дополнены региональными льготами: только в Москве семьи получают 39 видов социальных пособий.

В то же время появляющиеся в последнее время исследования, в частности исследование Независимого института социальной политики[3], предостерегают о том, что вряд ли меры материальной поддержки кардинально изменят картину рождаемости. Так, директор Независимого Института социальной политики Т. М. Малева[4] отмечает, что важный барьер для рождений – неразвитость рынка социальных услуг по уходу и воспитанию детей. Традиционно проблема сводится к числу детских дошкольных учреждений. Но исследование рынка социальных услуг показало интересный факт. Выяснилось, что для высокодоходных групп и групп с доходом выше среднего вопрос не стоит так: детский сад или няня. Для них нужно и то, и другое, и еще третье – развивающие занятия, кружки, центры развития и т.п. То есть рынок социальных услуг не может состоять из одного товара – например, детского сада. Он должен быть диверсифицирован. И те женщины, у которых есть потенциал повышения рождаемости, которые родили по одному ребенку, но хотели бы в будущем родить второго, демонстрируют интерес именно к такому диверсифицированному рынку. При опросе они отвечали, что пользуются одновременно детским садом, услугами няни, услугами развивающих детских центров и т.д. 15% опрошенных отметили еще "другое". Все это свидетельствует о том, что социальные стандарты и требования к структуре рынка социальных услуг у этих групп населения достаточно высокие.

Почему это столь важно? Потому что в конечном счете вопрос состоит в конфликте между занятостью женщин и временем, необходимым для ухода и воспитания детей. Для постиндустриального общества, в том числе России, этот вопрос вообще принципиальный. Женщине, имеющей двоих детей, уже очень трудно одновременно с заботами о детях продолжать нормально трудиться и зарабатывать. А если она рожает третьего, это становится в наших условиях невероятно сложным. Поэтому деньги надо вкладывать не только в материальные меры стимулирования, но и в рынок социальных услуг, чтобы этот конфликт разрешить.

Сейчас, несмотря на кризис, рынок труда восстанавливается, безработица сократилась, матери выходят на работу. Присутствие женщин на российском рынке труда очень весомо. Они составляют больше половины экономически активного населения страны, причем это наиболее образованная рабочая сила. Вот почему никому не выгодно, чтобы женщина сократила свое присутствие на рынке труда – ни самим женщинам, ни их мужьям, ни детям, ни семье, ни работодателям, ни государству. Если они покинут рынок труда, то дефицит трудовых ресурсов разразится в полном объеме. Не случайно в Москве уже несколько лет проводится конкурс на звание "Лучшее предприятие для работающих мам".

Женщины представлены во всех отраслях, в том числе они составляют 70% занятых в системе образования, а система образования – это 15% занятых в экономике. Первый сектор, который будет обескровлен при выведении женщин из рынка труда, – это образование. Учителя и воспитатели пойдут воспитывать собственных детей и не смогут предоставить те самые социальные услуги, о которых мы говорили, другим детям. Российскую женщину в 20-х гг. XX в. на рынок труда ввели стремительными темпами, но в наши дни это конкурентное преимущество. Самая высокообразованная и самая производительная часть нашей рабочей силы – это женщины.

В то же время добровольная бездетность в России по-прежнему остается редкостью. Наиболее же массовой в сознании россиян остается модель двухдетной семьи: среднее желаемое число детей составляет 2,25 ребенка на одну семью по ответам мужчин и 2,05 по ответам женщин. Вместе с тем даже в ситуации максимального благоприятствования лишь пятая часть женщин репродуктивного возраста считают возможным родить более чем двоих детей. Таким образом, политика повышения рождаемости может и должна быть направлена на преодоление существующего разрыва между желанием иметь двоих детей и возможностями вырастить не более одного ребенка. Однако не следует думать, что возможен массовый возврат российских семей к многодетности.

Репродуктивные намерения и фактические рождения детей связаны прежде всего с действием социально-демографических факторов: возраста женщины, ее брачно-партнерского статуса и числа уже рожденных детей. Вместе с тем намерения оказываются более чувствительными, чем последующее поведение в сфере деторождения, как к влиянию субъективных факторов (религиозность, установки, социально-психологические факторы), так и к воздействию социально-экономических параметров (образование, занятость, доходы).

Исследование Независимого института социальной политики[5] подтвердило то, что семьи идут на рождение вторых и последующих детей более осознанно. Как намерения родить второго ребенка, так и фактические вторые рождения чаще зависят от социально-экономических условий. Более того, вторые рождения чаще оказываются запланированными: репродуктивные намерения выступают наиболее мощным фактором, объясняющим вероятность появления второго ребенка в партнерствах, по силе превосходящим все другие параметры.

Вопреки распространенному представлению о том, что низкие доходы являются препятствием на пути роста рождаемости, в рамках исследования института было установлено, что наиболее мощным фактором репродуктивных намерений женщин оказывается не уровень дохода, а субъективное отношение женщины к перспективе родить ребенка и субъективная оценка материальной обеспеченности. Уровень дохода повышает вероятность не хотеть родить ребенка только в случае, если женщина ожидает негативного отношения к этому шагу со стороны родных и близких.

Кроме того, зависимость между доходом и намерениями родить ребенка, очевидно, имеет дискретный характер: существуют некоторые пороговые значения доходов, которые увеличивают вероятность и намерений, и фактических рождений. Следовательно, точно определить отдачу от каждой дополнительной единицы государственных расходов, направленных на рост благосостояния семей, вряд ли возможно. Более результативной в этом смысле может стать политика, направленная на снижение дифференциации доходов разных групп населения.

Аналогично между жилищной обеспеченностью и благоустройством жилья, с одной стороны, и репродуктивным поведением российских семей – с другой, также не существует однозначно прямой связи. Рождения детей происходили в основном в семьях со средней жилищной обеспеченностью.

Более очевидна связь между образованием женщины, ее положением на рынке труда и поведением в сфере деторождения. Здесь наиболее проблемной представляется категория работающих женщин с высшим образованием. С одной стороны, их представления о желаемом числе детей нс отличаются от средних; с другой – они позже становятся матерями, па более долгий срок откладывают рождение второго ребенка и, как следствие, имеют в среднем меньшее число детей, чем другие женщины. В результате эти женщины менее удовлетворены имеющимся у них числом детей и с большей готовностью выражают намерения родить (еще) ребенка в ближайшие годы; однако, эти планы часто остаются нереализованными. Следовательно, меры материальной поддержки бедных семей с детьми целесообразно дополнить мерами, облегчающими женщинам с маленькими детьми выход на рынок труда: увеличением числа рабочих мест с гибким графиком работы, неполным режимом занятости, возможностью удаленной работы, а также развитием системы социальных услуг по уходу за детьми.

Таким образом, наибольший эффект может дать комбинация различных инструментов семейной политики, которая позволит учесть репродуктивные модели поведения женщин с разным образовательным уровнем, трудовым и доходным статусом[6].

Анализ влияния семейной политики на материальноимущественное положение семей с детьми был бы неполным, если бы он был ограничен только новыми мерами поддержки материнства и детства. Наряду с ними па уровне регионов реализуется целая система пособий, льгот, натуральной помощи нуждающимся, в которой участвуют и малообеспеченные семьи с детьми. Самым распространенным видом помощи остаются детские пособия, затем идут жилищные субсидии и адресные социальные пособия.

Семьи с детьми относятся к группе высокого риска бедности и поэтому должны иметь приоритетный доступ к различным видам помощи, однако они слабо информированы о существующих формах социальной поддержки и правилах участия в них. Таким образом, важным элементом развития социальных программ должно стать их информационное сопровождение, как в СМИ, так и посредством разъяснительной и информационной работы на местном уровне.

  • [1] Климантова Г. И. Государственная семейная политика современной России. М.: Дашков и К0, 2004. С. 22.
  • [2] Апостолова Т. М., Косевич Η. Р. Социальная политика Российской Федерации и правовой механизм ее реализации. М., 2008.
  • [3] Семья в центре социально-демографической политики.
  • [4] Малева Т. Что мешает повысить рождаемость в России? // Ваше право. Газета о правах человека, 5 февраля 2007. URL: demoscope. ru/weekly/2007/0275/gazeta029.php (дата обращения: 22.02.2011).
  • [5] Семья в центре социально-демографической политики. С. 44–46.
  • [6] Семья в центре социально-демографической политики. С. 44–46, 159-160.
 
Если Вы заметили ошибку в тексте выделите слово и нажмите Shift + Enter
< Предыдущая   СОДЕРЖАНИЕ   Следующая >
 
Популярные страницы