Ритмические определители стиха

Как отмечает М. Гаспаров, "При сочинении стихов поэт сперва ощущает метр как общую звуковую схему ("гул-ритм", по выражению В. Маяковского), которой должны соответствовать будущие стихи, а потом реализует ее в конкретных словосочетаниях, дающих ритмические вариации метра. При восприятии стихов, наоборот, читатель сперва видит конкретные ритмические вариации, а потом по ним угадывает тот метр, которым написано стихотворение"[1].

В двусложных размерах ритмические вариации часто определяются пропуском ударений и образованием тем самым вместо ямба или хорея пиррихия (греч. pyrrhicha – военная песнь), вспомогательной стопы, состоящей из двух безударных слогов (). Иногда в двусложных размерах появляются сверхсхемные ударения, как правило, выраженные односложными словами. Тогда вместо ямба или хорея образуется спондей (греч. spondeios – стих жертвенных возлияний), вспомогательная стопа, состоящая из двух ударных слогов (–). Вот пример подобных отклонений от "чистого" размера в ямбических стихах:

Пестреют шапки. Копья блещут.

Бьют в бубны. Скачут сердюки.

(1-я стопа – спондей, 3-я – пиррихий)

В строях равняются полки.

(3-я стопа – пиррихий)

Толпы кипят. Сердца трепещут.

(А. Пушкин)

Общий ритмический рисунок стиха часто обусловливает наличие в нем проклитик (от греч. proklitikos – наклоняющийся вперед) и энклитик (от греч. enklitikos – наклоняющийся назад). Проклитикой называют безударное слово, фонетически примыкающее к следующему за ним ударному (на мне́, он вста́л, мы шли́). Энклитикой, наоборот, является безударное слово, фонетически примыкающее к предыдущему ударному (вста́л он, шли́ мы, ты́ ли, за́ день). К явлениям подобного рода можно отнести и передвижение ударения с существительного на предлог или иное второстепенное слово. Такой прием широко использовал А. Грибоедов в своей комедии, воссоздавая речь разговорного, "фамильярного" стиля:

Молчалин на́ лошадь садился, ногу в стремя...

Быть может, он не то, что три́ года назад...

Чем даже днем, и при́ людях, и в яве...[2]

Случается также перестановка ударений, замена, например, первой стопы в ямбических стихах на хореическую:

От зноя травы сухи и мертвы.

Степь без границ, но даль синеет слабо.

(1-я стопа хореическая)

Вот остов лошадиной головы.

Вот снова – Каменная баба.

(И. Бунин)

Бывает и наоборот – первая стопа в хореических стихах является ямбической:

Паренек с московскою гитарою

И девчушка в мамином платке

(1-я стопа ямбическая)

Бродят дружной парою,

Неразлучной парою

От столичных улиц вдалеке.

(Я. Хелемский)

В отличие от двусложных размеров, в трехсложных размерах пропуски метрических ударений встречаются весьма редко. Более или менее обычным является только утрата метрического ударения в первой стопе стихотворений, написанных дактилем:

Муж тебе выпал недобрый на долю:

С бешеным нравом, с тяжелой рукой;

Не покорилась – ушла ты на волю,

(утрата метрического ударения в 1-й стопе)

Да не на радость сошлась и со мной...

  • (утрата метрического ударения в 1-й стопе)
  • (Н. Некрасов)

С другой стороны, трехсложные размеры, в противоположность двусложным, достаточно широко допускают внеметрические ударения. Особенно часто отягощение ударением метрически неударного слога встречается в анапесте:

Дремлет чуткий камыш. Тишь – безлюдье вокруг,

(внеметрическое ударение в 1-й и 3-й стопах)

Чуть приметна тропинка росистая...

  • (внеметрическое ударение в 1-й стопе)
  • (И. Никитин)

Другого рода ритмические отступления от заданного метра в силлабо-тонике встречаются в клаузулах стихов (лат. clausula – заключение) – окончании стиха, представляющем труппу слогов, начиная с последнего ударного. Различают окончания односложные, или мужские ("и заснул глубоко", "когда не в шутку занемог"), двусложные, или женские ("о, как убийственно мы любим", "рожденные в года глухие"), трехсложные, или дактилические ("и погас он, словно свеченька", "ночи безумные, ночи бессонные"). Четырехсложные, или гипердактилические, окончания встречаются очень редко, и они почти всегда образуют суффиксальную рифму:

Люблю я задумываться,

Внимая свирели,

Но слаще мне вслушиваться

В воздушные трели

Весеннего жаворонка!

(А. Дельвиг)

И совсем редко встречаются окончания пятисложные. Например, у В. Брюсова:

Холод, тело тайно сковывающий,

Холод, душу очаровывающий...

С метрической точки зрения состав слогов в клаузулах должен соответствовать размеру стиха. Так, ямбическим и анапе- истическим размерам должны соответствовать мужские окончания I;), хореическим и амфибрахическим размерам – женские окончания (); дактилическим размерам – дактилические (). На практике этот закон постоянно нарушается, и в пределах одного стихотворения, написанного одним стихотворным размером, могут чередоваться окончания различных типов. Это происходит в двух случаях: путем усечения слогов в последней стопе стиха или путем присоединения в клаузуле лишних слогов, не предусмотренных данным метром. Для каждого размера существуют по крайней мере три метрические модификации клаузул. Например, хорей:

Снова лес и дол покрыл...

(мужская)

Мчатся тучи, вьются тучи...

(женская)

Чуть живые, в ночь осеннюю...

(дактилическая)

Или дактиль:

Ты обряди-ка савраску, жена...

(мужская)

Поздняя осень. Грачи улетели...

(женская)

В полном разгаре страда деревенская...

(дактилическая)

Помимо клаузулы, еще одним метрическим определителем стиха является анакруза (от греч. anacrousis – отталкивание) – группа безударных слогов в стихотворной строчке, предшествующая первому метрическому ударению. Соответственно различают в хорее и дактиле нулевую анакрузу (), в ямбе и амфибрахии – односложную (), в анапесте – двусложную ().

Весьма редким в поэзии XIX и более частым в поэзии XX века является такое отклонение от заданной метрической схемы, как переменная анакруза или вариации анакруз в трехсложных размерах (двусложные размеры с вариациями анакруз в поэзии XIX века не встречаются, а в XX веке очень редки. Например, "Папиросники" С. Есенина). Суть подобных отклонений заключается в том, что внутренняя структура таких стихов строго упорядочена в соответствии с определенным трехсложным размером, меняются только анакрузы – либо в определенном порядке, либо в произвольном. Пример первого типа:

Зачем я не птица, не ворон лесной,

(односложная анакруза)

Пролетевший сейчас надо мной?

(двусложная анакруза)

Зачем не могу в небесах я парить

(односложная анакруза)

И одну лишь свободу любить?

  • (двусложная анакруза)
  • (М. Лермонтов)

На первый взгляд эта строфа состоит из двух разных, последовательно чередующихся размеров – амфибрахия и анапеста (метрическую схему первого и третьего стиха можно соответственно разбить на амфибрахические стопы: ), но по правилам русского стихосложения перед нами один, анапеистический, размер, допускающий строго упорядоченное чередование односложной и двусложной анакрузы в качестве ритмической вариации.

Вот пример произвольного чередования в дактилическом размере односложной (в первом стихе) и нулевой анакрузы (во втором, третьем и четвертом стихах):

Играйте потоки на мягких лугах,

Птички веселый взносите вы глас,

Пойте пастушки на красных брегах,

Прямо стократно вы счастливей нас...

(С. Тучков)

Иногда в пределах одного стихотворения могут быть последовательно соединены все три сложных размера. Таковым является стихотворение Ф. Тютчева "Сон на море":

И море, и буря качали наш челн; (амфибрахий)

Я, сонный, был предан всей прихоти волн.

Две беспредельности были во мне, (дактиль)

И мной своевольно играли оне. (амфибрахий)

Вкруг меня, как кимвалы, звучали скалы́, (анапест) Окликалися ветры и пели валы. (анапест)

Я в хаосе звуков лежал оглушен, (амфибрахий)

Но над хаосом звуков носился мой сон. (анапест)

Сталкиваясь с подобными явлениями, обычно не говорят, что здесь амфибрахии перемешаны с дактилями и анапестами, а пользуются другой формулировкой: данное стихотворение написано трехсложным размером со скользящей или переменной анакрузой.

Все приведенные примеры различных ритмических отклонений от заданной метрической схемы стиха чрезвычайно важны: каждая метрическая модификация клаузул при наличии скользящей анакрузы, появлений внеметрических ударений и утраты метрических ударений в стопах придает стихам ритмическое своеобразие, которое существует не изолированно, а в единстве с содержанием стихотворного текста, переплетаясь с интонационно-синтаксической экспрессией, звукописью и другими компонентами, образующими стих.

К ритмическим определителям относят также ритмические словоразделы – межсловесные границы, или паузы. В стихе ритмическими словоразделами являются строфоразделы (паузы, отделяющие одну строфу от другой), стихоразделы (паузы, отделяющие одну стихотворную строчку от другой) и цезуры, делящие многостопный стих на два относительно равных полустишия (подробно см. "Античное стихосложение", характеристика гекзаметра).

В лирических стихах ритмические словоразделы (стихоразделы) чаще всего совпадают с интонационно-синтаксическим членением текста:

От жизни той, что бушевала здесь,

От крови той, что здесь рекой лилась,

Что уцелело, что дошло до нас?

Два-три кургана, видимых поднесь...

(Ф. Тютчев)

Иное дело в эпических и драматических стихотворных произведениях. Здесь несовпадение ритмических и синтаксических словоразделов встречается очень часто и несет важную функциональную нагрузку, передавая интонации живой разговорной речи. Такое несовпадение называют переносом, или анжабеманом. Об этом приеме уже говорилось в разделе "Силлабическое стихосложение" при характеристике сатир Кантемира. Однако, по мнению В. Жирмунского, далеко не всегда разрыв тесной синтаксической связи на границе двух стихов обусловливает анжабеман. Исследователь считает, что "наиболее характерным признаком переноса является присутствие внутри стиха синтаксической паузы, более значительной, чем в начале или в конце того же стиха". Жирмунский приводит примеры отсутствия анжабемана при наличии разрыва тесной синтаксической связи подлежащего со сказуемым-глаголом или сказуемого с прямым дополнением и т. п.:

Пред ним пустынные равнины

Лежат зеленой пеленой...

Или:

Благоговея, все читали

Приметы гнева и печали...

В том же случае, если внутри стиха появляется значительная синтаксическая пауза, вызывающая более тесное примыкание синтаксически связанных частей предложения, при несовпадении метрического и синтаксического членения стиха возникает перенос[3].

Вот пример многочисленных переносов из сна Татьяны (5-я глава "Евгения Онегина"):

Спор громче, громче; / вдруг Евгений

Хватает длинный нож, / и вмиг

Повержен Ленский; / страшно тени

Сгустились; / нестерпимый крик

Раздался... хижина шатнулась...

  • [1] Литературный энциклопедический словарь. С. 220.
  • [2] См.: Томашевский Б. В. Стих и язык. С. 144–145.
  • [3] См.: Жирмунский В. М. Теория стиха. Л., 1975. С. 154–158.
 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >