Рифма и способы рифмовки

Рифма как регулярное созвучие концовок стиха появилась сравнительно поздно. В европейской литературе это произошло в Высоком средневековье (германская эпическая "Песнь о Людвиге", IX в., поэзия трубадуров во Франции и миннезингеров в Германии, XII в.), в России – в начале XVII века в досиллабических виршах (см. раздел "Тоническое стихосложение", раешный стих). В латинской и романской средневековой поэзии рифма, как дополнительное ритмическое средство организации стиха, развилась из античной ораторской прозы, где она была важной стилистической фигурой, выражавшейся в подобии окончаний соизмеримых отрезков речи. Далее рифма распространилась в германские и славянские литературы вместе с силлабической системой стихосложения.

Рифмы, как и клаузулы, разделяют на мужские, женские, дактилические и гипердактилические. Соответственно в мужских рифмах ударение падает на первый слог с конца (дела́ – была́, вбежа́л – задрожа́л). В женских рифмах ударение приходится на второй слог с конца (пра́во – сла́ва, све́том – поэ́том). В дактилических рифмах на третий слог с конца (свобо́дного – наро́дного, возмо́жности – осторо́жности). В очень редко встречающихся гипердактилических рифмах ударение располагается на четвертом слоге с конца и далее (свива́вшиеся – затеря́вшиеся, ско́вывающий – очаро́вывающий).

Наряду с традиционной рифмовкой поэты XX века широко используют рифмовку самых разных типов клаузул: мужской и дактилической (бьют об двери лбы́ – не пове́рил бы), дактилической и гипердактилической (расстаться и́м – инкруста́циями), женской с дактилической (поразвле́чься – контрразве́дчица)".

Назначение любой рифмы – объединить стихи парами и более. Иногда единая рифма объединяет всю или несколько строф (монорифма). Обычно в стихах монорифма применялась в сатирических целях. Примером могут служить иронические стихи А. Апухтина "Когда будете, дети, студентами...". Но С. Кулиш в своем стихотворении "Мальчик и мышь" использует монорифму для создания трагического образа немецкого концлагеря:

Мальчик и мышь

Мышь – это тишь

Мышь – это шшшь

Бредишь малыш

Шорох вдаль крыш

Вышки вдоль крыш

Серая мышь

Тюремная тиш...шь...

Обычно, когда говорят о рифме, имеют в виду концевые созвучия стихов. Но рифма может быть и начальной, и внутренней. Как правило, эти созвучия нерегулярны и возникают непредсказуемо в окружении других стихов, как, например, в стихотворении "Оза" А. Вознесенского, иронической парафразе знаменитого "Ворона" Э. По, где в одной стихотворной строчке встречается рифма начальная, внутренняя и концевая:

Оза. Роза ли, стервоза –

Как скучны метаморфозы,

В ящик рано или поздно...

Однако встречаются стихотворения, в которых начальная и внутренняя рифмы встречаются регулярно в одной и той же позиции стиха. В таких случаях функции этих рифм следует рассматривать в одном ряду с рифмами обычными, концевыми. Подобный прием использовал В. Бенедиктов в своем переводе баллады А. Мицкевича "Засада":

Из беседки садовой воевода суровый,

Задыхаясь, в свой замок вбежал.

Вот жены его ложе. Дернул полог он: что же?

Ложе пусто – и пан задрожал.

В зависимости от созвучия гласных и согласных звуков рифмы делятся на точные и неточные (критерием здесь являются не буквы, а звуки). Если гласные и согласные звуки, образующие рифмующиеся окончания, в основном совпадают, то рифма будет точной (лоза – гроза, диво – счастливо). Если к такой точной рифме прибавляются созвучные согласные перед ударным слогом, то она будет называться опорной или богатой (морозы – розы, нити – извините), а если перед последним ударным слогом будет созвучен еще один слог или более, то такая точная рифма будет называться глубокой (лебединой – единой, пешком – мешком).

Есть много отклонений от точных рифм. Их мы относим к неточным рифмам. Особой разновидностью неточных рифм являются усеченные рифмы, которые могли бы стать точными, если у одного из рифмующихся слов убрать часть концовки, недостающей у другого (раздеваясь– подавая, Антибукашкину – промокашки). Широко использовал усеченные рифмы В. Маяковский: силищи – текстильщик, улей – кули, орлами – парламент, сцене – оценит. Для него не было "запретных" усечений.

В группу неточных рифм входят также ассонансные и диссонансные рифмы. Ассонансы (франц. assonance – созвучие, от лат. assono – откликаюсь) – это такие рифмы, где совпадают ударные гласные и не совпадают согласные: рука – назад – приказ – государь. Такой тип рифм был употребителен в средневековой романо-германской поэзии ("Песнь о Роланде", испанские романсы). В диссонансных рифмах (франц. dissonance – разнозвучие), напротив, совпадают согласные звуки, а ударные гласные не совпадают: мечети – мечите, сага – бога, Марта – мирта. Диссонансные рифмы иногда использовали И. Северянин, А. Блок, В. Брюсов, но большого распространения и диссонансы, и ассонансы в русской поэзии не получили.

Служебным частям речи свойственно образовывать составные рифмы, примыкая к знаменательным словам: где же – реже, дать бы – усадьбы, суете – не те. Составная рифма может также складываться только из знаменательных частей речи: подхалим – неплохо им, пора мне – топорами, в капкане я – пустынная.

Характеристика различных типов рифм связана со способом рифмовки. Наиболее распространенными способами рифмовки являются смежный, перекрестный и кольцевой.

При смежной рифмовке рифмуются соседние стихи – первый со вторым, третий с четвертым и т. п.:

Русалка плыла по реке голубой, (а)

Озаряема полной луной; (а)

И старалась она доплеснуть до луны (b)

Серебристую пену волны. (b)

(М. Лермонтов)

Схема смежной рифмовки: aabb (рифмующиеся окончания слов обозначаются одинаковыми буквами).

Перекрестная рифмовка предполагает концевое созвучие первого стиха с третьим, второго с четвертым:

Нивы сжаты, рощи голы, (а)

От воды туман и сырость. (b)

Колесом за сини горы (а)

Солнце тихое скатилось. (b)

(С. Есенин)

Кольцевой называется рифмовка, при которой первый стих рифмуется с четвертым, а второй с третьим:

Как океан объемлет шар земной, (а)

Земная жизнь кругом объята снами; (b)

Настанет ночь – и звучными волнами (b)

Стихия бьет о берег свой. (а)

(Ф. Тютчев)

В поэзии используются также трехкратно и многократно повторяющиеся рифмы в самых различных сочетаниях и вариантах. Из сочетаний парной, перекрестной и кольцевой рифмовки образуются более сложные конфигурации рифм, но это уже относится к проблемам строфики и рассматривается в следующем параграфе.

Будучи освоенной русской поэзией начала XVII века, рифма стала одним из основных признаков стихотворного текста. И между тем, уже в эпоху господства рифмованного стиха, время от времени предпринимались опыты безрифменного стиха (анакреонтика А. Кантемира, "Тилемахида" В. Тредиаковского, поэзия Н. Карамзина). Начиная с XIX века подобные опыты в области безрифменного стиха стали достаточно регулярными, и русская поэзия обогатилась такими замечательными шедеврами, как переводы гомеровского эпоса Н. Гнедичем и В. Жуковским, "Борис Годунов" А. Пушкина, "Песня про... купца Калашникова" М. Лермонтова, "Кому на Руси жить хорошо" Н. Некрасова и т. д. Безрифменный стих стал сочетаться с рифмованным.

Такая форма взаимопроникновения могла быть самой разной. Например, в стихотворный текст включался холостой стих (т. е. стих, не имеющий рифменной пары). Взять хотя бы очень известное стихотворение Некрасова "Памяти Добролюбова", где заключительная строка не имеет рифмованной пары, что создает иллюзию незавершенности стихотворения. Между тем это сознательный прием поэта, подчеркнувший и эмоционально усиливший тот момент, что жизнь Добролюбова угасла слишком рано.

Такого сына не рождала ты

И в недра не брала свои обратно;

Сокровища душевной красоты

Совмещены в нем были благодатно...

Природа-мать! когда б таких людей

Ты иногда не посылала миру,

Заглохла б нива жизни...

Использовали поэты и вставки в стихотворный рифмованный текст в виде развернутых пассажей безрифменного стиха (например, 18-строчная песня девушек в "Евгении Онегине"). Прибегали поэты и к приему "полурифмовки". В качестве примера здесь может служить знаменитая песня на слова А. Мерзлякова "Среди долины ровныя...", где автор зарифмовал в каждом четверостишии только второй и четвертый стих, а первый и третий рифмованной пары не имеют.

Постепенно белый стих (так обычно называют стих нерифмованный) завоевывает собственное пространство в поэзии, и в ряде лирических образцов он уже представлен в совершенно чистом виде. Белый стих проникает в элегию ("Вновь я посетил..." А. Пушкина), далее закрепляется в лирическом свободном стихе верлибре (франц. vers libre) – стихе, не имеющем метра и рифмы и отличающемся от прозы только наличием заданного членения на стиховые отрезки. Классические образцы верлибра мы находим у А. Блока ("Она пришла с мороза..."), М. Кузмина (цикл "Александрийские песни"), разрабатывали верлибр В. Солоухин, Е. Винокуров. Вот пример из "Александрийских песен" М. Кузмина:

Когда мне говорят: "Александрия",

я вижу белые стены дома,

небольшой сад с грядкой левкоев,

бледное солнце осеннего вечера

и слышу звуки далеких флейт.

 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >