Виды строф

Строфой (др.-греч. strophe – круг, оборот) в стиховедении называют группу стихов, объединенных какими-то общими формальными признаками. Обычно это определенная система рифмовки и общая интонация, придающие строфе завершенность. В редких случаях строфа может заканчиваться переносом, но это исключение, лишь подтверждающее правило. Строфа не должна быть слишком объемной. Обычно она включает в себя от двух до шестнадцати стихов. Отметим наиболее известные из них.

Простейшей строфой являются двустишия парной рифмовки. Они широко применялись в русской поэзии XVII века, не знавшей другой рифмовки, кроме смежной. В классицизме двустишие представлено александрийским стихом. Использовали двустишные строфы и русские поэты XIX–XX веков ("Черная шаль" А. Пушкина, "Морская царевна" М. Лермонтова, "Несжатая полоса" Н. Некрасова, "Русалка" К. Мея, "Город на заре" С. Городецкого, "Над окошком месяц..." С. Есенина, "Баллада о синем пакете" Н. Тихонова).

Наиболее известной трехстишной строфой является терцина (итал. terza rima – третья рифма), канонизированная Данте в "Божественной комедии" и вызвавшая многочисленные подражания почти во всех европейских литературах (в России – "В начале жизни школу помню я..." А. Пушкина, "Дракон" А. Толстого, "Змей поезда" В. Хлебникова, многие стихи Вяч. Иванова и В. Брюсова). Размер стихов в терцине – пятистопный ямб. Каждая строфа заключает в себе определенную тему, рифмуются же стихи следующим образом: первый стих рифмуется с третьим, а средний стих выходит из пределов своей терцины, рифмуясь с первым и третьим стихами следующей строфы, средний стих последнего трехстишия рифмуется с отдельным замыкающим стихом (aba bcb cdc ded e):

Земную жизнь пройдя до половины, (а)

Я очутился в сумрачном лесу, (b)

Утратив правый путь во тьме долины. (а)

Каков он был, о, как произнесу, (b)

Тот дикий лес, дремучий и грозящий, (с)

Чей давний ужас в памяти несу! (b)

(Данте, пер. М. Лозинского)

Самым распространенным видом строфы является четверостишие, или катрен (франц. quatrain), в котором, как уже отмечалось, стихи могут рифмоваться попарно, перекрестно, по принципу "кольца". Как самостоятельное стихотворение, катрен используется для надписей, эпиграмм, эпитафий, изречений. Например:

Умом Россию не понять,

Аршином общим не измерить:

У ней особенная стать –

В Россию можно только верить.

(Ф. Тютчев)

Пятистишие традиционно рифмуется следующим образом: первый, третий и четвертый стихи рифмуются между собой, а второй – с пятым (abaab). Пример из стихотворения А. Пушкина "Прощание":

В последний раз твой образ милый (а)

Дерзаю мысленно ласкать, (b)

Будить мечту сердечной силой (а)

И с негой робкой и унылой (а)

Твою любовь воспоминать. (b)

Существуют и другие способы рифмовки. Например, пятистишие "К портрету Жуковского" А. Пушкин зарифмовал следующим образом: ababa. Несколько иное построение пятистишия у А. Майкова в стихотворении "Летний дождь": abb- bа. У М. Кузмина первое пятистишие в его стихотворении "Бисерные кошельки" зарифмовано: aabba.

Встречаются в русской поэзии шестистишия. Их рифмовка достаточно разнообразна. Наиболее традиционная форма шестистиший, выработанная итальянской поэзией, а позже освоенная русскими поэтами, – ababcc. Такими шестистишиями, или секстинами (лат. sex – шесть), написана "Баллада" М. Лермонтова:

В избушке позднею порою (а)

Славянка юная сидит. (b)

Вдали багровой полосою (а)

На небе зарево горит... (b)

И, люльку детскую качая, (с)

Поет славянка молодая... (с)

В основе шестистиший стихотворений "Три пальмы" М. Лермонтова и "Silentium!" Ф. Тютчева лежат попарно зарифмованные три двустишия (aabbcc), а А. Пушкин в своем "Зимнем утре" использовал рифмовку aabccb.

Семистишия сравнительно редко используются русскими поэтами. Среди самых известных стихотворений, написанных семистишиями, знаменитое "Бородино" М. Лермонтова.

По принципу построения восьмистишная октава (лат. oktaυα – восьмая) очень близка секстине – фактически это секстина и замыкающее ее двустишие (abababcc). И это не случайно: октава также зародилась в поэзии итальянского Возрождения. Октавами написал свою шутливую поэму "Домик в Коломне" Пушкин:

Четырехстопный ямб мне надоел: (а)

Им пишет всякий. Мальчикам в забаву (b)

Пора б его оставить. Я хотел (а)

Давным-давно приняться за октаву. (b)

А в самом деле: я бы совладел (а)

С тройным созвучием. Пущусь на славу! (b)

Ведь рифмы запросто со мной живут; (с)

Две придут сами, третью приведут. (с)

Построение классицистической оды традиционно связано с десятистишием. В "Оде торжественной о сдаче города Гданска" В. Тредиаковского (1734), первой классицистической оде в русской поэзии, мы встречаем следующий тип рифмовки десятистишия: ababccdeed. Этот способ рифмовки стал каноническим для русской оды на протяжении всего XVIII века, включая радищевскую оду "Вольность":

О! дар небес благословенный, (а)

Источник всех великих дел, (b)

О вольность, вольность, дар бесценный, (а)

Позволь, чтоб раб тебя воспел. (b)

Исполни сердце твоим жаром, (с)

В нем сильных мышц твоим ударом (с)

Во свет рабства тьму претвори, (d)

Да Брут и Телль еще проснутся, (е)

Седяй во власти, да сметутся (е)

От гласа твоего цари. (d)

Особый тип строфы создал Пушкин для своего романа "Евгений Онегин". Это четырнадцатистрочная строфа, состоящая из трех четверостиший и замыкающего их двустишия и получившая название "онегинская" строфа. Первое четверостишие имеет перекрестную рифмовку, второе – смежную, а третье – кольцевую.

Театр уж полон; ложи блещут; (а)

Партер и кресла – все кипит; (b)

В райке нетерпеливо плещут, (а)

И, взвившись, занавес шумит. (b)

Блистательна, полувоздушна, (с)

Смычку волшебному послушна, (с)

Толпою нимф окружена, (d)

Стоит Истомина; она, (d)

Одной ногой касаясь пола, (е)

Другою медленно кружит, (f)

И вдруг прыжок, и вдруг летит, (f)

Летит, как пух от уст Эола; (е)

То стан совьет, то разовьет (g)

И быстрой ножкой ножку бьет. (g)

Иногда строфическое построение и сочетание строф определяют некоторые малые лирические жанры. Среди них наиболее известными являются триолет и сонет.

Триолет (франц. triolet, от итал. trio – трое) – восьмистишие (схема: abaaabab, возможен вариант abbaabab), написанное чаще всего четырехстопным ямбом. Основан триолет на тройном повторении (рефрене) – первая строчка повторяется как четвертая и седьмая при обязательной общей рифме, а вторая строка повторяется как восьмая, заключительная. Триолет появился во французской поэзии XV века и, будучи особенно популярным в эпоху барокко и рококо, культивировался в рамках салонной поэзии. Интерес к этому жанру испытывали русские поэты серебряного века. Триолеты писали К. Бальмонт и И. Северянин, а Ф. Сологуб и И. Рукавишников выпустили целые сборники триолетов. Вот триолет И. Северянина, написанный шестистопным ямбом:

Мне что-то холодно... А в комнате тепло: (а)

Плита натоплена, как сердце нежной лаской. (b)

Я очарован сна загадочною сказкой, (b)

Но все же холодно, а в комнате тепло, (а)

Рассудок замер. Скорбь целует мне чело. (а)

Таинственная связь грозит своей развязкой, (b)

Всегда мне холодно... другим всегда тепло!.. (а)

Я исчервлен теплом, как сердце – едкой лаской... (b)

Сонет (итал. sonetto – от прованс. sonet – песенка) – лирическое стихотворение из четырнадцати строк, написанное четырехстопным или пятистопным ямбом. Сонет возник в Италии в XIII веке, и его расцвет связан с творчеством Данте и Петрарки. Здесь сложился так называемый итальянский образец сонета, состоящий из двух катренов и двух терцетов (так иногда называют строфу из трех стихов). Схема рифмовки "итальянского" сонета такова: abab/abab/cdc/dcd (возможен вариант cde/cde). П. Ронсар и поэты "Плеяды" дали "французский" образец сонета со следующей схемой рифмовки: abba/abba/ccd/ eed (ccd/ede). Среди различных отклонений от этих канонических форм наиболее известен "английский" сонет, представленный в поэзии У. Шекспира – abab/cdcd/efef/gg. В русскую поэзию сонет введен В. Тредиаковским. Обращались к сонету В. Жуковский, А. Пушкин, А. Дельвиг, М. Лермонтов. Во второй половине XIX века сонет постепенно был вытеснен из поэзии свободными формами поэтического выражения. Интерес к нему вновь оживает в эпоху символизма. В России дань сонету отдали В. Брюсов, Вяч. Иванов, К. Бальмонт. Вот образец сонета у Бальмонта ("Италия") с оригинальной формой рифмовки:

От царственной мозаики Равенны (а)

До мраморов, что скрыл от смерти Рим, (b)

Созданья мы твои благотворим, (b)

Италия, струна и кубок пенный. (а)

Неаполь, шабаш солнца неизменный, (а)

Флоренция, лазурный серафим, (b)

Венеция, где страстью дух палим. (b)

А живопись – цвет золота нетленный. (а)

В Италии повсюду алтари, (с)

И две, в веках, в ней равноценны власти, (d)

Язычество с огнем давнишней страсти (d)

И благовестье в отсветах зари. (с)

Красавица, не снявшая запястий, (d)

В служенье Богу, в красоте – цари. (с)

Некоторые "твердые формы" европейскими поэтами были заимствованы из восточной поэзии, например рубаи и газель.

Рубаи (араб.) – четверостишие, чаще всего рифмующееся по схеме aaba, реже – аааа. Признанным мастером рубаи в иранской поэзии был Омар Хайям. Вот образец рубаи Хайяма в переводе В. Державина:

Кто мы? – Куклы на нитках, а куколыцик наш – небосвод.

Он в большом балагане своем представленье ведет.

Нас теперь на ковре бытия поиграть он заставит,

А потом в свой сундук одного за другим заберет.

В XX веке в русской поэзии строфическая форма рубаи стала использоваться и в стихотворениях, совершенно исключающих ориентальные (т. е. восточные) мотивы. Пример тому – поэтическая миниатюра Ю. Мориц "Объяснение в любви":

Мой друг, мой безумный, мой свет голубой,

Умчалась бы я в понедельник с тобой

Туда, где в классически синей ковбойке

Поет у костра синеглазый ковбой!

Газель (араб.) – небольшое лирическое стихотворение, состоящее не менее чем из трех, но и не более пятнадцати бейтов (двустиший). В первом бейте рифмуются оба полустишия, далее следует рифмовка по схеме: ba са da... В последнем бейте обязательно упоминание тахаллуса автора, т. е. псевдонима, литературного имени поэта. Наибольшей степени совершенства жанр газели достиг в ирано-таджикской поэзии, в творчестве Рудаки, Саади, Навои, Хафиза. К форме газели обращались и европейские поэты в стихах восточной тематики (например, И. В. Гёте).

Бывают стихи, не членимые на строфы. Такие стихи называются астрофическими. В них в беспорядке смешиваются парные, перекрестные, кольцевые рифмы. В астрофических стихах также может соблюдаться членение текста, но не на строфы, а на абзацы, неравные, как в прозе. Примером таких стихов могут служить поэмы "Руслан и Людмила" и "Медный всадник" Пушкина, "Беглец" и "Демон" Лермонтова, "Тишина" и "Коробейники" Некрасова и др.

 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >