Дидактическое красноречие. "Поучение" Владимира Мономаха

Создание торжественных слов требовало от писателей особой выучки, высокого профессионального мастерства, знакомства с традициями и строгими правилами античного и византийского красноречия. В отличие от этого элитарного искусства, "учительное", или дидактическое, красноречие давало писателю больше свободы в выборе темы, формы и стиля произведения. Целью поучений и бесед являются непосредственное назидание или полемика; они невелики по объему и часто лишены риторических украшений. Различие между двумя типами ораторской прозы Древней Руси в образной форме выразил крупнейший знаток такого рода литературы И. П. Еремин, сравнив дидактическое красноречие с ремеслом, а торжественное красноречие с искусством.

Памятники дидактической прозы, часто безыскусные по стилю, содержали немало ярких бытовых зарисовок и сцен "низкой" действительности, особенно в описании человеческих пороков. Давая читателю и слушателю "урок от противного", их авторы рисовали колоритные образы "винопийц", "прелюбодеев", "сквернословов". Например, портрет пьяницы должен был шокировать добропорядочного христианина обилием отталкивающих подробностей: любитель "пития хмельного" валяется в грязи без чувств, будто мертвый или идол; от него дурно пахнет, как от нечистого животного. Воспитывая христианскую нравственность, "учительная" литература осуждала пороки и прославляла добродетели, напоминая верующим о дне Страшного Суда и неизбывной муке, которая уготована грешникам после смерти в аду.

Среди произведений дидактического красноречия особо выделяется группа слов на тему "казней божьих", где любое бедствие, обрушившееся на страну, будь то засуха или наводнение, эпидемия или вражеское нашествие, подлежало религиозно-символическому истолкованию, расценивалось как божественное возмездие за грехи. Другая группа поучений и бесед адресовалась монахам и содержала ряд правил, которым неукоснительно должен был следовать "воин Христов": соблюдать строгий пост, отличаться кротостью нрава, совершать молитвенный подвиг и всегда быть готовым к покаянию.

Ранний памятник церковного дидактического красноречия – "Поучение к братии" Луки Жидяты (ум. 1059/1060). Оно обращено еще к полуязыческой аудитории и направлено на воспитание человека христианского типа, который живет по евангельским заповедям (чтит родителей, ходит в церковь, судит по правде, не сквернословит и не мстит обидчику). Послания и поучения Феодосия Печерского (ум. 1074), другого блестящего проповедника и писателя Киевской Руси, не однородны по стилю. Они то носят резко полемический характер, если их адресат – князь Изяслав Ярославич, который в борьбе за киевский стол использовал помощь "латинян" (католиков), то пронизаны отеческой любовью и заботой, если обращены к братии Киево-Печерского монастыря.

Автором замечательного памятника светской "учительной" литературы является один из авторитетнейших русских князей – Владимир Всеволодович Мономах (1053–1125), получивший прозвание по матери, дочери византийского императора Константина Мономаха. Княживший в Ростове, потом, возможно, в Смоленске, затем в Чернигове и Переяславле Южном, ас 1113 г. в Киеве, Владимир Всеволодович много сделал для прекращения братоубийственных феодальных распрей на Руси и борьбы с Половецкой степью. Он выступил против княжеских усобиц на Любечском съезде (1097), призвал к единству действий против кочевников на съезде князей в Долобске (1103). Свое духовное завещание Владимир Мономах составил в форме поучения детям. В советах, которые князь перед смертью давал сыновьям и "инъ, кто прочтет", отразились не только его опыт государственного деятеля, дальновидного политика и полководца, но и литературная образованность, писательский талант, представления о нравственном облике христианина.

Сочинение Владимира Мономаха, дошедшее до нас благодаря Лаврентьевской летописи, где оно читается под 1096 г., состоит из трех частей: собственно "Поучения", автобиографической "Летописи" военных походов и житейских трудов князя и "Письма" к Олегу Святославичу. "Летопись" и "Письмо" служат как бы иллюстрацией основных положений "Поучения". Четвертое произведение – "Молитва", приписанная летописцем к циклу сочинений Владимира Мономаха, как было доказано учеными, князю не принадлежит.

История создания этого литературного комплекса и отдельных произведений, входящих в его состав, сложна и не до конца прояснена. Видимо, осенью 1096 г. князь Владимир обратился к Олегу Святославичу с посланием, причиной чего стала личная трагедия: в битве с Олегом погиб сын Мономаха Изяслав. Автор "Письма" нашел в себе мужество признать вину сына, которому не следовало бы "искать чужого", а отца "в позор и в печать вводить". Чувство долга государственного деятеля возобладало над чувством убитого горем отца и предотвратило родовую месть. Владимир Мономах предложил противнику уладить конфликт миром и вернуться в свой удел, чтобы зажить лучше, чем прежде. Острота собственных переживаний для Мономаха несравнима с чувством вины, которую должен испытывать Олег, приходившийся Изяславу, скорее всего, крестным отцом: "Егда же убиша дѣтя мое и твое пред тобою, и бяше тебѣ, узрѣвше кровь его и тѣло увянувшю, яко цвѣту нову процветшю, якоже агньцю заколену, и рещи бяше, стояще над ним, вникнущи въ помыслы души своей: “Увы мнѣ! что створихъ? И пождавъ его безумья, свѣта сего мечетнаго кривости ради натѣзох грѣх собѣ, отцю и матери слезы”". Владимир предлагал Олегу, дабы избыть грех, покаяться перед Богом, а ему, отцу, прислать "грамоту утешительную".

Создание основной части "Поучения" Владимира Мономаха связано с событиями 1099 г., когда его двоюродные братья – Святополк Изяславич и Святослав Давыдович предложили выступить против Ростиславичей и отнять их "волость". Владимир Всеволодович отказался от участия в междоусобной войне, а свой кодекс феодальной чести изложил в "Поучении", которое позднее, уже "сѣдя на санех", т.е. в ожидании близкой смерти, переработал, усилив в нем общечеловеческое начато.

Последней по времени написания была автобиографическая "Летопись", где Владимир Мономах подводил итог своей государственной деятельности за 1072–1117 гг., перечисляя совершенные им военные походы, которых было "80 и 3 великих", не считая малых, а также описывая интересные эпизоды своих охот: как туры поднимали его на рога вместе с конем, как вепрь сорвал с бедра меч, а медведь прокусил потник возле колена, как он "конь диких своима руками связалъ".

Возможно, тогда же у Владимира Всеволодовича возникла мысль о формировании единого комплекса написанных им произведений. Циклизация сочинений князя и помещение их в летописи под 1096 г., видимо, связаны с тем, что к этому времени относится создание "Письма" Владимира Мономаха к Олегу Святославичу, а под следующим, 1097 г. читается летописная статья о Любечском съезде князей. Тогда они целовали крест, давая клятву жить в мире, владея каждый своим уделом, однако вскоре клятва была нарушена и из-за ослепления Василька Теребовльского разгорелась новая междоусобная война. Конец распре положил Владимир Мономах, заключив мир с киевлянами и Святополком Изяславичем, одним из главных виновников преступления. Таким образом, этот летописный рассказ свидетельствовал о претворении на практике тех положений, которые декларировались в "Поучении".

В назидание современникам и потомкам Владимир Мономах создал идеальный образ князя, пекущегося о славе и чести Русской земли. Он беспрекословію подчиняется старшему в роде, живет в мире и согласии с равными себе князьями, не притесняя "младших" князей и бояр, по возможности избегает ненужного кровопролития, строго соблюдает христианские заповеди, беспрестанно трудится. В понимании князя труд – это и воинское дело; и охота, закаляющая мужчину телесно и духовно; и воспитание в наследниках престола чувства ответственности за судьбу страны.

Главный завет Владимира Мономаха – "не погублять душу" – раскрывался в "Поучении" через ряд афористических по форме советов: "Всего же паче убогых не забывайте..."; "Ни права, ни крива не убивайте..."; "Старыя чти яко отца, а молодыя яко братью"; "Лжѣ блюдися и пьянства и блуда, в томъ бо душа погыбасть и тѣло". Кроме общехристианских заветов, "Поучение" включало ряд конкретных советов по управлению хозяйством (за всем в доме необходимо следить самому, не полагаясь на слуг), поведению в военном походе (не надеясь на воевод, лично устанавливать ночную стражу), по отношению к близким (любить жену, но не давать ей над собою власти). Важное место в духовном завещании Владимира Мономаха занимал призыв к деятельному образу жизни, чтобы человек ночью и днем, в зной и в стужу нс давал себе покоя. Князь благодарил Бога за то, что тот создал его не ленивым, "на всякие дела человеческие годным". Призывая детей постоянно учиться, он приводил в пример своего отца, который, сидя дома, изучил пять языков.

Владимир Мономах – один из первых мирских писателей Древней Руси – был хорошо образованным человеком, знакомым с русской и европейской литературной традицией. Его "Поучение" принято рассматривать в одном ряду с "Наставлением" французского короля Людовика Святого, поучениями византийского императора Василия и англосаксонского короля Алфреда. В сочинениях Владимира Мономаха отразилось его знакомство с Псалтирью и "Шестодневом" Иоанна экзарха Болгарского, посланиями апостолов и поучениями Василия Великого. К Псалтири князь обращался в духовном смятении, опечаленный желанием братьев пойти войной на Ростиславичей. Из этой – самой поэтической – части Библии он сделал выписки тех "правил", которым необходимо следовать как нравственной норме: "Уклонися от зла, створи добро, взищи мира и пожени [т.е. отгони зло], и живи в вѣкы вѣка".

"Шестоднев" помог Владимиру Мономаху создать философски обобщенный образ мира, прекрасный в своей целесообразности и гармонии, где солнце и луна, и звезды, и "земля на водах положена", и "звѣрье разноличнии, и птица, и рыбы", и все это "далъ Богъ на угодье человѣкомъ, на снѣдь, на веселье". Владимир Мономах учил человека не терять с возрастом способности удивляться "чуду" жизни, с радостью встречать каждый новый восход солнца. Человек, по его мнению, должен беречь многообразие форм жизни, данное Творцом, и заботиться о том, чтобы не утратить собственное лицо, ведь не случайно Господь расподобил людей, дав каждому свой неповторимый облик. Задача человека – приумножать красоту мира, следуя дорогой добродетели. Для Владимира Мономаха дорога добродетели – путь, по которому идут не только избранные (монахи, затворники и постники); она открыта всем: ведь подвиг можно совершить и в миру и "малым дѣломъ улучити милость Божью".

Владимир Мономах свободно владел разными стилями речи, варьируя их в "Поучении" в зависимости от темы и жанра. Автобиографическая часть произведения написана безыскусно и просто, языком, близким к разговорному. Перечисляя свои "пути" и "ловы", князь вспоминал, как "к Ростову идохъ, сквозѣ вятичѣ", как "сѣдѣхъ в Переяславли 3 лѣта и 3 зимы, и с дружиною своею, и многы бѣды прияхом от рати и от голода", как во время охоты "с коня много падах, голову си розбих дважды, и рунѣ и нозѣ свои вередих..." Установка на документальное начало самосвидетельства приводит к тому, что текст насыщается историческими реалиями не только топографического и хронологического, но статистического и генеалогического порядка. Владимир Мономах вспоминал, что "мировъ есмъ створилъ с половечьскыми князи безъ одиного 20", а в бою перебил лучших мужей половецких около 200. Половецкие князья, попавшие в плен и освобожденные Мономахом, названы по именам с указанием на характер родственных отношений между ними. Господство перечислительной интонации в тексте помогает создать картину быстро меняющегося мира и образ динамического героя, который всегда находится в пути, реализует личность в конкретных поступках, интересен течением своих мыслей и движениями своей души.

Преобладание в этой части "Поучения" по-летописному сухой, фактографической манеры письма делает редкие "поэтизмы" незабываемыми. Когда Олег Гориславич вместе с половцами осадил Чернигов, после восьми дней сражения Владимир Мономах "съжаливъси хрестьяных душь и селъ горящих и манастырь" и "вдахъ брату отца его мѣсто, а самъ идох на отця своего мѣсто Переяславлю". Остатки дружины с детьми и женами "сквозѣ полкы половьчскиѣ" отступают, а стоящие у перевоза и на горах половцы смотрят на них и "облизахутся... акы волци". По словам Владимира Мономаха, только благодаря "небесной защите" (Бог и святой Борис не выдали русских на поживу кочевникам) им удалось достичь Переяславля невредимыми.

Высокий слог характерен для рассуждений этико-философского толка, пронизанных библейскими цитатами и ритмически организованных. Призывая неустанно творить добро, Владимир Мономах учит "евангельским словом" быть "очима управленье, языку удержанье, уму смѣренье, тѣлу порабощенье, гнѣву погубленье..." Тонким лирическим чувством пронизаны многие фрагменты "Послания" к Олегу Святославичу, например просьба князя отпустить к нему вдову Изяслава, дабы, обнявшись, вместе с ней, горюющей, как "горлица на сухом дереве", оплакать погибшего.

В единый цикл произведения Владимира Мономаха объединяет мысль о временности пребывания человека на земле, поэтому должно торопиться, чтобы оставить по себе память, овеществленную в добрых делах. Тема жизни и смерти – философский рефрен "Поучения" – задана образом- символом "погребальных саней" в начале произведения и развита в автобиографической части. Князь не раз рисковал жизнью на рати и во время охоты "на зверя", но Бог берег его от смерти: ибо "никтоже вас не можеть вредитися и убити, понеже не будет от Бога повелѣно. А иже от Бога будет смерть, то ни отець, ни мати, ни братья не могуть отьяти..." Смерть сына в "Послании" он расценивает как "судъ от Бога" ("да не выискывати было чюжего") и как привычное в ратном деле событие: "Дивно ли, оже мужь умерлъ в полку ти?" – ведь так умирали лучшие из предков Мономаха. В свод непреложных этических истин, правил, которым должен следовать любой человек, князь включал и те, что связаны с темой смерти: "Больного навестите, покойника проводите, ибо все мы смертны". "Поучение", совмещающее элементы наставления и исповеди, в конце произведения обретает значение "духовной грамоты", с которой Владимир Мономах после смерти предстанет на Страшном Суде, "без обвинителей сам себя обличая".

Связь между частями "Поучения" Владимира Мономаха осуществляется на уровне лейтмотивов и образов-символов, нередко образующих антонимические ряды: "лѣнитися – тружатися", "унъ бѣх – сстаѣхся", "мшаемъ – не мьсти", "ненавидимъ – люби" и т.д. Единство произведений, входящих в авторский цикл, подчеркнуто общностью композиционных решений: мысль развивается от абстрактного к конкретному, от общего – к частному. От рассуждений этико-философского порядка с опорой на обильную цитацию авторитетных источников Владимир Мономах идет к изложению конкретных причин, побудивших его взяться за перо (призыв братьев к войне с Ростиславичами, смерть сына Изяслава и письмо Мстислава к отцу). И только после этого писатель излагает свое видение проблемы через систему наглядных примеров из опыта собственной жизни.

Научная дискуссия

Среди лингвистов не прекращаются споры о том, кому было адресовано "Поучение" Владимира Мономаха. Некоторые исследователи, например Е. Л. Конявская, полагают, что произведение ориентировано на княжескую среду, в первую очередь на потомков Мономаха. Предназначенное для "домашнего обихода", оно определялось автором как "грамотица", а не "слово" или "поучение". Согласно другой точке зрения, нельзя ограничивать читательскую аудиторию произведения Владимира Мономаха только его детьми, которые, по словам историка Б. А. Рыбакова, в это время уже выдавали дочерей замуж и в отцовских наставлениях едва ли нуждались. При решении данного вопроса следует учитывать, что в произведении Владимира Мономаха одно реальное историческое лицо выступает то в образе "худого" и "грѣшнаго" автора "грамотицы" и "безлѣпицы", то как идеальный герой – князь, который не "лиха, но добра хотел братьи и Русьскѣй земли". Литературный канон, требовавший от писателя самоуничижения, приходил в противоречие с высоким уровнем самосознания личности, готовой освятить пройденный ею жизненный путь. Кроме того, первоначальный авторский замысел мог разойтись с результатом творчества и его восприятием читателями разных исторических эпох.

"Поучение" Владимира Мономаха вышло за рамки частного документа, сфера хождения которого была ограничена одной семьей или родом. Философская глубина размышлений о Боге и человеке, о жизни и смерти, не утратившие своего значения ценные практические советы, наконец, поэтическая образность стиля – все это помогло произведению пережить свою эпоху, войти в золотой фонд русской и мировой литературы.

 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >