Меню
Главная
Авторизация/Регистрация
 
Главная arrow Литература arrow История древнерусской литературы

Русская повесть XV века

Хотя "золотым" в истории древнерусской повести является XVII в., многие процессы в развитии жанра корнями уходят в XV в., когда повесть в силу ее гибкости и динамичности, широкому идейно-тематическому охвату действительности становится одной из самых востребованных литературных форм.

Воинская повесть

В XV в. не теряет актуальности и значимости героическая тема, которая является центральной в воинских повестях. После победы на поле Куликовом в 1380 г. Русь еще целое столетие платила дань Орде, страдая от набегов кочевников. Для воинской повести XV в. характерны расширение жанровых рамок, поиск новых форм, способных передать усложнившееся представление о мире, неоднозначность толкования тех или иных исторических событий, сложность причинно-следственных отношений между ними. То, что обычно объединяют под одним названием "воинская повесть", начинает существенно различаться по содержанию и поэтике.

"Повесть о нашествии Тохтамыша"

Автор этого произведения не только изображает героическую оборону Москвы во время набега ордынцев в 1382 г., но и анализирует причины поражения русских, от чего в тексте "Повести" присутствует много глаголов "мысленного" действия ("познав", "разумѣвъ", "разсмотрѣвъ", "бысть в недоумѣнии и в размышлении велицѣ"). Одна из причин победы "поганых" над "христианами" – внезапность нападения Тохтамыша, который вел войско стремительно и тайно, не давая вестям обгонять себя. Тяжесть вины лежит на русских князьях, не пожелавших "пособляти друг другу" и не поспешивших на помощь Дмитрию Донскому. Резко негативную оценку дает автор "Повести" поведению рязанского князя Олега, ставшего пособником Тохтамыша в "одолении Руси". Он показал врагу броды на Оке, рассказал, как без труда взять каменные укрепления Москвы, захватить в плен князя Дмитрия Ивановича и "попленить" всю Русскую землю. Неразумными древнерусский писатель считает и действия московского князя, покинувшего город и отправившегося собирать войско для отпора ордынцам.

Отдавая дань уважения героизму москвичей, которые три дня держали оборону кремля: под дождем татарских стрел "воду в котлех варяще кипятню и льяху" на врага, метали камни, палили из пушек, – автор упрекает их за доверчивость. Поддавшись лживым обещаниям "жить в мире и любви", москвичи открыли Тохтамышу городские ворота. И татары до тех пор их "сѣчаху, дондеже руцѣ их и плеща их измолкошя, и сила их изнеможе", а у сабель "остриа притупишася". Гибли люди, гибли и памятники духовной культуры. По словам автора "Повести", горько было видеть иконы и кресты, на землю поверженные, "ногами топчемы, обоиманы же и одраны". Книги, снесенные со всего города и уложенные до стропил московских соборов, все до единой погибли, а разоренные церкви стояли, "аки осиротѣвши, аки овдовѣвши".

Произведение завершается троекратным плачем. Сначала оплакивают убитых уцелевшие горожане. Здесь стиль "Повести" становится экспрессивно-эмоциональным, передавая сложную гамму человеческих страданий. В стихии плача автор различает такие оттенки, как "вопль", "крик", "стонание" и "оханье". Второе "рыдание", исполненное в традициях высокого ораторского искусства, – плач русской церкви о тех, кому суждено было выбрать одну из четырех смертей: погибнуть от меча или в огне, быть утопленным в реке или уведенным в плен. Третий раз на пепелище плачет вернувшийся в Москву Дмитрий Донской. Отомстив Олегу Рязанскому за предательство и заключив с Тохтамышем мир, он тут же приступает к возрождению Московской земли ("повелѣ христианам ставити дворы и съзидати грады"), поэтому финал произведения, несмотря на изображенную в нем трагедию, звучит оптимистично.

Новым в воинской повести является то, что подвиг совершает не князь, а жители города, причем в пограничной между жизнью и смертью ситуации не все ведут себя достойно. Среди них были герои, как суконник Адам, сразивший стрелой прямо в сердце знатного татарина, но были и те, кто "бѣжати помышляше". Одни горожане "моляхуся Богу день и нощь... ожидающе смерти", другие "упивахуся даже и до пиана, и к шатанию дерзость прилагаху, глаголюще: “Нс устрашаемся нахождения поганых татаръ, селикъ твердъ град имущи, еже суть стѣны камены и врата желѣзна...”" Автор вынужден признать, что в осажденной Москве были "мятеж великъ", распри и разбой, город напоминал бурное морс.

"Повесть" открывается знамением: перед вражеским нашествием долгое время на небе "являлась звезда хвостатая, подобная копью", – комета предупреждала о грядущих испытаниях, однако Русь оказалась разобщенной и не готовой к отражению набега Тохтамыша. Хотя, следуя средневековой традиции, автор в начале произведения объясняет случившееся "гневом Божиим за умножение грехов наших", в "Повести" называются и конкретные виновники трагедии.

 
Если Вы заметили ошибку в тексте выделите слово и нажмите Shift + Enter
< Предыдущая   СОДЕРЖАНИЕ   Следующая >
 

Популярные страницы