Эволюция жанра воинской повести

Изменения в области содержания и формы исторической прозы Древней Руси коснулись и такого традиционного жанрового образования, как воинская повесть. В XVII в. возникает цикл повестей об Азовских событиях 1637–1641 гг., где воспевается патриотический подвиг казачьего воинства. Весной 1637 г., воспользовавшись тем, что турецкий султан вел войну с Персией, донские казаки без ведома и согласия московского правительства захватили мощную и важную в стратегическом отношении крепость Азов. Это открывало русским путь к Азовскому и Черному морям, защищало от постоянных набегов турок и крымских татар на южные окраины Московского государства. Опасаясь осложнений в отношениях с Турцией в то время, когда Россия вела боевые действия против Польши и Швеции, русский царь Михаил Федорович не принял Азов и приказал казакам оставить крепость.

Народная память запечатлела не востребованный царским правительством подвиг казачьего воинства. Примеры массового героизма казаков при взятии крепости и во время "Азовского осадного сидения" отразили исторические народные песни, а также воинские повести, отличающиеся друг от друга разным соотношением факта и вымысла. Среди произведений Азовского цикла ученые вслед за А. С. Орловым выделяют "историческую", "поэтическую" и "сказочную" повести (существовали и другие повести, например "документальная" и "особая"). Сравнение повестей об Азове позволяет наглядно представить сложный процесс трансформации их фактической основы под воздействием публицистических задач эпохи, поэтики народного предания, утверждающего свои позиции в литературе художественного вымысла.

"Историческая повесть" о взятии Азова

Это самое раннее произведение цикла. Оно было составлено вскоре после описываемых в нем событий (до 1640 г.) и по форме напоминало деловой документ. В первой части повести излагалась история Азова, описывались бесчинства "бусурманов" после того, как они "попленили" землю христиан. Вторая часть посвящалась сборам казачьего войска на борьбу за Азов, третья – взятию крепости. Произведение завершало видение, где явившиеся казакам во сне Иоанн Предтеча и Богородица торопили их со штурмом и предсказывали успешный исход битвы.

Повесть – публицистическое сочинение, призванное обосновать борьбу казаков за крепость Азов. Публицистическая направленность памятника сказалась в том, что возникновение Азова автор связал с деятельностью апостола Павла, тем самым подчеркнув христианское происхождение города. Турки в его изображении "свирепые и немилостивые волки". Они разоряют христианские храмы, продают русских пленников в неволю – "на море", "на катарги". Один полон казакам удалось отбить под Азовом, когда турки возвращались из очередного набега на русские земли. Узнав, что от мусульман пострадала азовская церковь Иоанна Предтечи (этот святой считался покровителем казаков), донское воинство единодушно решило "итти под град Азов, и взяти его, и всю бусурманскую веру искоренити". Таким образом, самовольный захват Азова казаками трактуется как исполнение божественной воли – наказать неверных и вернуть христианам их исконные территории.

Создатель повести, который, по мнению А. С. Орлова, был участником или очевидцем Азовской эпопеи, хорошо осведомлен. Он знает дату взятия крепости – 25-е лето царствования Михаила Федоровича; упоминает известных исторических лиц – патриарха Иоасафа, турецкого султана Мурада IV, казацкого атамана Михаила Иванова. Он помнит, что через неделю после осады, когда у казаков кончились припасы, из Москвы подоспела помощь, которую доставили дворянин Степан Чириков и атаман Иван Каторжный. Историческая достоверность произведения проявляется в точных хронологических выкладках: казаки выступили в поход "месяца апреля в 21 день, в пятницу", а взяли Азов с помощью подкопа "в день воскресны в четвертом часу дни месяца июня во 18 день". Повествованию присуща и географическая точность: собираясь в поход, верховые и низовые казаки съезжались в Монастырский Яр – столицу Войска Донского, а, победив турок, гнали врага к реке Кагалник.

Любопытна сцена казни турецкого посла – грека Фомы Кантакузина и его толмача, со злой издевкой утверждавшего: "Тепере-де перед нами казаков из-под Азова погибших возят каюками, а станут-де возить и бударами" (каюк – маленькая лодка, челн; будара – большая грузовая лодка, похожая на барку). Истинной же причиной казни послужили тайные сношения Кантакузина с турками: он отправил своих агентов в Азов с советом срочно послать за помощью в Крым, Тамань и Керчь.

Автор повести подчеркивает "русскость" совершенного казаками ратного подвига. Атаман призывает воинство идти под Азов "среди дни, а не нощию украдом", чтобы "не устыдить лица своего от бесстудных бусурман", в то время как организацией подкопа ведает выходец из "Немецкия земли именем Иван". Ворвавшись в крепость, казаки проявляют удаль в рукопашном бою: "...и бысть сеча велия, друг друга за руце хватаху и сечахуся, и ножами резахуся".

Отличительные черты повествования – сдержанность и лаконизм. И но содержанию, и по стилю повесть близка к отписке царю о взятии Азова (от 3 декабря 1637 г.), что дает основание ученым видеть в создателе произведения дьяка или подьячего войсковой канцелярии донских казаков. О начитанности и эрудиции автора можно судить по тому, что он прекрасно знает прошлое Азова, историю турецких завоеваний на Востоке, упоминает последнего византийского императора Константина, сравнивает казаков с воинами Александра Македонского. Несмотря на деловитость и историческую строгость изложения материала, произведение не лишено поэтизма. В описании батальных сцен автор активно использует стилистические формулы древнерусских воинских повестей, сравнивая стрельбу казаков с грозной тучей, а взрыв стены – с молнией. Религиозно-символический характер придают произведению молитвы казаков и видения, которые предопределяют победу покровительством небесных сил. Живость и образность рассказа объясняются опорой на народный язык ("учали думу... чинити", "верст с тридцать и болше", "Дон Иванович"); включением прямой речи, что драматизирует повествование; контрастностью построений и наличием повторов, делающих прозу ритмически организованной:

Сколько де вам, казакам, под городом Азовом ни стоять,

а нашего де вам Азова не взять.

Бывало де вас, казаков, под Азовом градом и не такая сила,

а Азову де погибели не было.

 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >