Меню
Главная
Авторизация/Регистрация
 
Главная arrow Литература arrow История древнерусской литературы

Путевая литература переходного периода

Уникальность путевых записок XVII – начала XVIII в. состоит в том, что они в основном развивались не за счет обращения к художественному опыту инокультуры, как было с драматургией и стихотворством, а за счет внутренних потенций жанра, традиций отечественной литературы. В переходный период, не теряя творческих связей с культурой Средневековья, популярная форма хождения начинает наполняться новым содержанием. Процесс обновления затронул все разновидности путевых записок и все уровни художественной системы жанра, однако протекал в разных типах хождений по-разному. На фоне суровых до аскетизма эстетических канонов паломнической литературы выделяется колоритностью стиля произведение "русского Анакреона в рясе" – "Хождение в Святую землю" старообрядца Ивана Лукьянова. Традиционализм мышления и литературных вкусов помог П. А. Толстому создать энциклопедические по своему характеру путевые записки о Европе, где не было раболепного преклонения перед всем иностранным, новым для русского общественного сознания.

Отказываясь от идеи культурной и религиозной самоизоляции нации, писатели-путешественники играли роль посредников в процессе приобщения России к мировому материальному и духовному наследию. Изучая "всякие изрядные вещи, которые зрению человеческому сладки обретаются в иных землях", они силой личного примера, книгами о путешествиях в страны Запада и Востока воспитывали современников и потомков, развивая любознательность и пытливость ума, веротерпимость и чувство собственного достоинства, формируя активную жизненную позицию.

Эстетика и поэтика жанра путевых записок предусматривали примат факта над авторской интерпретацией, что включало читателя в творческий процесс: опираясь на просвещенный разум и опыт образного мышления, читатель сам мог сделать вывод из прочитанного. Неоспоримость документальных свидетельств разрушала средневековые стереотипы, натурализм описаний стал средством борьбы с религиозным ханжеством, ясность и простота стиля путевых заметок соответствовали наметившейся тенденции к логизации жизни и поэзии. Ниспровергая старые авторитеты и догмы, писатель-путешественник выступал творцом новой культуры, учитывавшей европейский опыт. В искусстве он утверждал новый эстетический принцип – художественной неповторимости открытия человеком иного, чем русский, мира. В путевой литературе шла выработка новых критериев оценки человеческой деятельности, писательского труда.

В переходный период появляются новые разновидности жанра хождений. Это и "скаски" русских землепроходцев, осваивавших земли за Уральским хребтом, и светские путешествия по европейским странам с целью познания "наук и художеств". Активно развивается такая форма путевой литературы, как статейные списки царских дипломатов, ездивших за границу "по государевым делам". Создаются паломнические хождения по святым местам, в которых мирское начинает преобладать над религиозным.

"Скаски" русских землепроходцев

В XVII в. в связи с активным продвижением русских в Зауралье, в Сибирь и Даурию возрос интерес к описанию стран и народов, граничивших с Московским государством на Востоке. Туда русское правительство направляло казачьи отряды и посольские делегации, в задачу которых входили разведка неизвестных земель и установление дипломатических отношений с соседними странами. По "цареву указу" едут осваивать необжитые земли сибирские воеводы, ставят на слиянии рек укрепленные "городки", где оставляют вооруженные отряды, а сами движутся дальше, нанося на карту России все новые и новые территории. Возвратившись в Москву, землепроходцы либо сами предоставляли отчеты о виденном и сделанном, либо с их слов в Посольском приказе писались "расспросные речи", которые часто становились не только фактом истории, но и литературы.

Среди многочисленных записок "служивых" и "промышленных" людей – Ивана Петрова, Семена Дежнева, Николая Спафария, Василия Атласова и др. – выделяется "Роспись Китайскому государству" Ивана Петлина, составленная после возвращения в Москву из путешествия 1618–1619 гг. Не претендующее на литературность землепроходческое хождение написано ясно и просто, однако его стиль нс лишен художественной выразительности, что сделало произведение заметным явлением и в истории русской словесности. В "Росписи" рассказывалось, как в Монголии путешественники побывали в буддийских храмах и монастырях, поразивших русских людей роскошью отделки и красотой религиозных обрядов. "Неизреченным дивом" представлялись им буддийские изваяния, покрытые золотом. Петлин и его спутники с любопытством рассматривали "болванов, все девки, вызолочены з головы и до ног", а "седят на зверех каменных... в руках держут по горшечку с кашею, а перед ними горят свещи неугасимые с салом говяжьим".

Из Монголии путь послов лежал через китайские города в столицу Поднебесного царства. В путевых записках Петлин сумел передать своеобразную красоту и неповторимое обаяние Востока. Он описал Великую Китайскую стену, башни которой похожи на московские; рассказал об оживленной торговле па городских рынках, где "поутру нс продерешься промежу людей"; поведал о питейных заведениях, подобных русским кабакам, в которых "питья всякие розные". Объектом изображения стали тюрьмы, где "вешают татей, а за разбой на кол сажают", пышный выезд китайских чиновников под "солнечниками" (зонтиками) в сопровождении многочисленной свиты с "попугаями, павами, карлами и соколами". За белизну стен храмов, дворцов и домов Иван Петлин прозвал Пекин "Бел городом". Встретиться с китайским императором послу не удалось из-за дипломатического казуса: русская делегация не привезла с собой "поминков" (подарков), без которых владетели Поднебесной империи переговоров не вели и договоров не заключали.

 
Если Вы заметили ошибку в тексте выделите слово и нажмите Shift + Enter
< Предыдущая   СОДЕРЖАНИЕ   Следующая >
 

Популярные страницы