Переводная литература XVII века

Для русской литературы переходного периода показательно усиление европеизации и переориентация с традиций православной греческой культуры на духовное наследие латинского католического мира. В корпусе переводной литературы растет удельный вес беллетристики, предназначенной для индивидуального чтения. Особое пристрастие к подобному роду литературной продукции испытывал читатель из демократической среды, которого увлекали любовные похождения героев, радовали жизненный успех обыкновенного человека и наказание, ожидавшее неправедных судей и жестоких правителей.

Упрочение культурных связей с Европой привело к обогащению русской литературы жанрами рыцарского романа, новеллы, фацеции. Их освоение шло в основном через переводы "народных книжек" – развлекательного массового чтения, где главным были не возвышенная любовь рыцаря к прекрасной даме и не героический характер, а приключенческий сюжет. "Удивления достойные" повести о Бовс-королевиче и Еруслане Лазаревиче стали популярны на Руси в первой половине XVII в., а к концу столетия в литературном обиходе находилось уже около десятка подобных переводных романов, которые быстро "обрусели" и сблизились с волшебной и богатырской сказкой. В них появились элементы фольклорной поэтики, герои стали жить в златоверхих теремах и соблюдать православные обычаи, их поединки с противником обрели былинный размах и обрядность. Возникнув на сказочной основе, переводный рыцарский роман в конце концов вернулся в фольклор.

"Повесть о Бове-королевиче"

Сюжет этого литературного памятника восходит к французскому рыцарскому роману времен крестовых походов, в котором рассказывалось о подвигах Бово д'Антона. С XIII в. произведение получило распространение по всей Европе, в середине XVI в. его итальянская версия была переведена на сербохорватский язык и в белорусском пересказе попала на Русь, где к началу XVII в. прочно и надолго вошла в литературный репертуар. Число выявленных учеными списков произведения приближается к 100; кроме того, известно более 200 лубочных изданий "Повести", которая стала достоянием и русского фольклора.

"Храбрый витезь Бова-королевичь" – сын царя Бидона, за которого его мать Милитрису выдали насильно. Чтобы соединиться с любимым ею Дадоном, женщина решает погубить мужа и сына. Отправив Бидона на охоту за диким вепрем, Милитриса открывает городские ворота Дадону и его войску. Это заставляет Бову, "дѣтище младо и несмышленно", укрыться от грядущей расправы на конюшне, а затем со своим дядькой бежать в город Сумин. "Загонщики" Милитрисы догнали беглецов и захватили Бову, который в силу малолетства еще плохо держался в седле. После того как Дадону приснился вещий сон ("кабы ездить Бова-королевичь на добромъ конѣ, в руце держитъ копие и прободает королю Дадону утробу и сердце"), герою грозит "злая смерть": по приказу Милитрисы он заключен в темницу, где закрыт железом, засыпан песком и на пять суток оставлен без пищи и воды. Мать пыталась отравить сына хлебцами из пшеничной муки "на змеином сале", но "добрая девка" спасла узника от смерти и помогла ему бежать, и пошел Бова "куды очи несутъ".

Выдав себя за сына пономаря и убогой женщины, что "платья мыла, тѣм свою голову кормила", Бова на корабле достигает границ Армейского царства, где его выкупает из рабства у гостей-корабельников царь. В Бову влюбляется дочь царя Дружневна, для которой венок, сплетенный отроком из полевых цветов, "паче златаго и жемчюжнаго". За любимую девушку Бова сражается с войском Маркобруна, убивает богатыря Лукопера. Затем герой попадает в плен к царю Салтану, где испытывается его твердость в вере и преданность в любви к Дружнсвнс. "Хоть мнѣ повѣшену быть или на колѣ посажену быть, а не вѣрую яз вашея латынские вѣры", – отвечает Бова дочери Салтана, прекрасной Минчитрии, и отказывается от женитьбы на ней. Бежав из плена, Бова похитил Дружневну накануне ее свадьбы с Маркобруном, проникнув во дворец под видом нищего старца. С помощью "белого зелья" он снова стал молодым и прекрасным, подружился с Полканом и, пережив еще не одно приключение, вместе с возлюбленной вернулся на родину.

Бова поражает окружающих своим "лѣпообразием", богатырской силой и зычным голосом, от которого "на море волны востали и корабль потресеся". Не имея меча, он одной метлой побил рать Маркобруна в 15 тыс. человек. Необычен сон богатыря, который может длиться то пять, то девять суток. Вместе с тем герой скромен и добродетелен, до свадьбы с Дружневной он старательно избегает тайных свиданий и любовных игр. Только жену Бова может держать за "белы руки" и целовать в "сахарные уста". Героем движет жажда подвига, а также рыцарская верность королю и своей прекрасной даме. Славный витязь платит добром за добро, выпуская из темницы девушку, которая когда-то спасла ему жизнь, и жестоко карает врагов: Бова повелел заживо погрести свою мать-злодейку, перед этим поднеся ей на блюде отрубленную голову Дадона.

Древнерусского читателя не могли оставить равнодушным приключения героя, который не раз выходил "на дѣло ратное и смертное", рисковал жизнью на поединках с Лукопером и Полканом, испытал тяжесть тюремного заключения и унизительность плена, оплакал утрату семьи, чтобы потом вновь обрести ее и в конце произведения зажить мирно в своей вотчине с "Дружневною да и з детми своими, лиха избывать, а добра наживать".

В "Повести о Бове-королевиче" присутствуют черты, характерные для рыцарского быта: герои трубят в рога перед битвами, поднимают и опускают мосты, ведущие в города-крепости. Несмотря на то, что в произведении много экзотического для русского читателя (Бидон отправляется на охоту "в чисто поле" с копьем и на осле, а Полкан погибает, растерзанный в лесу львами), в ней легко можно обнаружить приметы русского народного обихода (Дружневна бегает по воду со "сребряным рукомойцем", а Милитриса месит хлеб; слуги бьют челом господину, а Бова раздает сорокоусты по убитой матери).

В результате фолъклоризации текста у "Повести" появился типично сказочный зачин: "Нѣ в коемъ было царствѣ, в великомъ государствѣ, в славномъ граде во Антонѣ жил былъ славный король Бидонъ". Былинного врага – "Идолище поганое" – напоминал Лукопер, у которого голова "аки пивной котелъ, а промеж очми добра мужа пядь, а промеж ушми калена стрела ляжетъ, а промеж плечми мѣрная сажень". Традиционной является в произведении символика образов и чисел: одолеть врага герою помогают меч-кладенец и богатырский конь, который стоял за 12 дверями на 12 цепях и был по колени вкопан в землю. После битвы с Лукопером конь Бовы три дня и три ночи скакал по трупам человеческим, утопая в крови. Полны песенного лиризма обращения Милитрисы к отцу: "...государь мой батюшка, не давай меня за короля Бидона, дай меня за короля Дадона. Тотъ король Дадонъ будет нашему граду здержатель и ото всѣхъ странъ сберегатель".

Русификация переводного текста сказалась в его сближении со стилем воинской повести: когда Август с войском "пришел под градъ по Антон", то "животину отгнал и посады обжегъ"; а "король Дадонъ стоялъ под градом Суминым 6 мѣсецовъ и не могъ взять града Сумина". Как житийный герой, Бова перед казнью прослезился и обратился к небесным заступникам: "Милостивый Спасъ и Пречистая Богородица! Что моя вина, что моя неправда, за что яз погибаю?" – после чего "взложи Богъ Бовѣ на разум", что он "силный богатырь" и может сам победить врагов и избежать смерти. С течением времени сочинение о приключениях Бовы-королевича утрачивало свой первоначальный облик переводного рыцарского романа, превращаясь в русскую сказочную повесть, а ее герой обретал все больше черт православного витязя, что в немалой степени способствовало вхождению произведения в круг народного чтения. И в XVIII в. многие русские читатели могли определить свои литературные пристрастия, подобно державинскому вельможе из оды "Фелица":

Мой ум и сердце просвещаю,

Полкана и Бову читаю;

За Библией, зевая, сплю.

 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >