Меню
Главная
Авторизация/Регистрация
 
Главная arrow Философия arrow Политическая философия

Политическая философия Возрождения и Нового времени

Формирование традиции макиавеллизма

Новым пониманием роли политической власти и управления отмечена эпоха Позднего Возрождения. Для политической философии центральной фигурой здесь выступает итальянский мыслитель Никколо Макиавелли.

Биографическая справка

Никколо Макиавелли (1469–1527), итальянский политический писатель, историк, поэт, происходил из старинной дворянской семьи. В юности он освоил латинский язык и свободно читал древних авторов в оригинале. Независимый в своих гражданских симпатиях и политических взглядах, Макиавелли не был сторонником Медичи, не стал он и приверженцем Савонаролы. После падения последнего в 1498 г. Макиавелли начал активную политическую деятельность: был избран секретарем Второй канцелярии, а позже – Совета Десяти, ведавшего дипломатией и военными делами. В течение 14 лет он выполнял поручения флорентийского правительства, ездил с посольствами в различные итальянские государства, во Францию и Германию, вел переписку, составлял отчеты и доклады по вопросам текущей политики, о положении дел в Италии и Европе. Опыт государственного человека и наблюдения дипломата, а также изучение античных писателей дали Макиавелли богатый материал при разработке в последующем собственных политических и социальных концепций. В 1512 г. после реставрации власти Медичи во Флоренции Макиавелли как сторонник республики был отстранен от дел и на год выслан из города. В начале 1513 г. по подозрению в заговоре он был арестован и подвергнут пытке, однако вскоре его амнистировали и отправили в принадлежащее ему небольшое имение в Сант'Андреа. Здесь он начал работу над "Рассуждениями о первой декаде Гита Ливия" (1531), а чуть позже создал трактат "Государь" (1532), обессмертивший его имя.

Макиавелли впервые рассматривает проблемы политической философии в технологическом ключе – как технологии политической власти.

Технологический подход в политической философии предполагает, что критерий эффективности ставится выше моральных норм и правил. Для Макиавелли политик – это эксперт, ищущий полезные технологические рецепты для завоевания власти. Макиавелли исходит из того, что политическая власть может менять своих владельцев, переходить из рук в руки. Рецепты политического управления Макиавелли адресует "новому государю", стремящемуся удержать власть, которую постоянно оспаривают новые соискатели.

Из первоисточника

"Трудно удержать власть новому государю. И даже наследному государю, присоединившему новое владение – так что государство становится как бы смешанным, – трудно удержать над ним власть прежде всего вследствие той же естественной причины, какая вызывает перевороты во всех новых государствах. А именно: люди, веря, что новый правитель окажется лучше, охотно восстают против старого, но вскоре на опыте убеждаются, что обманулись, ибо новый правитель всегда оказывается хуже старого"[1].

Инструментальной наукой политического управления, согласно Макиавелли, должны овладеть не философы, а политические профессионалы, превыше всего ставящие политическую эффективность как таковую. С его точки зрения, "новый государь" не должен следовать заповедям морали, если нужно – обязан отступать от добра и пользоваться этим умением смотря по обстоятельствам. Для осуществления своего господства "новый государь" может использовать любые средства: "по возможности не удаляться от добра, но при надобности не чураться и зла". Убийства из-за угла, интриги, заговоры, отравления и другие коварные средства Макиавелли рекомендовал широко использовать в деле завоевания и удержания государственной власти. Именно поэтому его имя стало в государственном управлении синонимом коварства и аморализма. Когда сегодня говорят о макиавеллизме в политической философии, имеют в виду именно проявление низких нравственных качеств.

Макиавелли делил государей на львов и лис. Львы храбры и бесстрашны, но они могут вовремя не заметить опасности, поэтому в государственном управлении больше преуспевают лисы – изрядные обманщики и лицемеры. В глазах людей они являются сострадательными, верными слову, милостивыми, искренними, благочестивыми, но внутренне сохраняют способность проявлять прямо противоположные качества, если это необходимо.

Из первоисточника

"Итак, из всех зверей пусть государь уподобится двум: льву и лисе, – писал Макиавелли. – Лев боится капканов, а лиса – волков, следовательно, надо быть подобным лисе, чтобы уметь обойти капканы, и льву, чтобы отпугнуть волков. Тот, кто всегда подобен льву, может не заметить капкана. Из чего следует, что разумный правитель не может и не должен оставаться верным своему обещанию, если это вредит его интересам и если отпали причины, побудившие его дать обещание. Такой совет был бы недостойным, если бы люди честно держали слово, но люди, будучи дурны, слова не держат, поэтому и ты должен поступать с ними так же. А благовидный предлог нарушить обещание всегда найдется. Примеров тому множество: сколько мирных договоров, сколько соглашений не вступило в силу или пошло прахом из-за того, что государи нарушали свое слово, и всегда в выигрыше оказывался тот, кто имел лисью натуру. Однако натуру эту надо еще уметь прикрыть, надо быть изрядным обманщиком и лицемером, люди же так простодушны и так поглощены ближайшими нуждами, что обманывающий всегда найдет того, кто даст себя одурачить. <...> Иначе говоря, надо являться в глазах людей сострадательным, верным слову, милостивым, искренним, благочестивым – и быть таковым в самом деле, но внутренне надо сохранять готовность проявить и противоположные качества, если это окажется необходимо"[2].

Значительно позже, в конце XIX в., немецкий философ Фридрих Ницше, во многом следуя традициям макиавеллизма, создал концепцию сверхчеловека – "великого человека толпы".

Биографическая справка

Фридрих Ницше (1844–1900), немецкий философ, крупнейший представитель "философии жизни", родился в протестантской пасторской семье. В раннем детстве он потерял отца (1849), к которому сохранил теплые и нежные чувства (позднее, в автобиографии "Ессе Homo", Ницше прямо указывает на родство своего заболевания с заболеванием отца и даже толкует свой "кризис" как повторение судьбы отца). С 1858 по 1864 г. Ницце посещает гимназию в Шульпфорте, затем изучает классическую филологию в Бонне и Лейпциге, знакомится с главными произведениями Артура Шопенгауэра, оказавшего на него наиболее сильное и длительное влияние. В 1869–1879 гг. Ницше занимает должность профессора классической филологии Базельского университета. Во время Франко-прусской войны 1870–1871 гг. работает санитаром. В конце этого первого периода духовного и творческого развития Ницше (1873) в его жизнь вступает другой мощный фактор – болезнь: сильнейшие головные боли, периодические припадки, потеря сил, временная слепота и т.п. Однако Ницше отказывается от услуг медицины, и в силу зависимости от климатических условий ему приходится менять места своих сезонных пристанищ (в основном это горные деревушки Швейцарии и Италии). В этот первый период, уже омраченный его заболеванием, Ницше публикует сочинения "Рождение трагедии из духа музыки" (1872) и "Несвоевременные размышления" (1873–1876). Второй период в жизни Ницше ознаменован появлением произведений "Так говорил Заратустра" (1883–1885), "Человеческое, слишком человеческое" (1878–1880), "Утренняя заря" (1881) и др. В третий период он создает свои главные труды: "По ту сторону добра и зла" (1886), "Сумерки идолов" (1889), автобиографию "Ессе Homo" (1888). В этот период Ницше формулирует идею "вечного возвращения" и начинает разрабатывать учение о воле к власти. Однако из-за резкого обострения болезни (удар настигает его в Турине) 3 января 1898 г. его помещают в психиатрическую больницу.

Концепцию воли к власти Ницше обосновывает как основной и всеопределяющий принцип жизни. Для него воля к власти – праформа существования живого, она не может быть сведена ни к чему иному, не имеет смысла и цели. Принцип воли к власти Ницше переносит не только на области человеческой активности, но и на неживую и органическую природу. Как высшее проявление воли к власти он разрабатывает идею "сверхчеловека", способного осуществлять политическое управление, используя самые низменные человеческие страсти и пороки. Неудивительно, что во время Второй мировой войны фашистские лидеры стремились опереться на философию Ницше для оправдания бесчеловечной государственной политики "третьего рейха".

Ницше был убежден в том, что политическое управление должно опираться на насилие и использовать технологии пропаганды и манипуляции общественным сознанием. Он дал политическим философам "легкий рецепт" производства у руля государственного управления "великого человека толпы". Ницше советовал при всяких условиях доставлять толпе то, что ей весьма приятно, или сначала "вбить ей в голову", что то или иное было бы приятно, и затем дать ей это.

Из первоисточника

"Но ни в коем случае не сразу; наоборот, следует завоевывать это с величайшим напряжением или делать вид, что завоевываешь. Толпа должна иметь впечатление, что перед ней могучая и даже непобедимая сила воли; или по крайней мере должно казаться, что такая сила существует. Сильной волей восхищается всякий, потому что ни у кого ее нет, и всякий говорит себе, что, если бы он обладал ею, для нее и для его эгоизма не было бы границ. И если обнаруживается, что такая сильная воля осуществляет что-либо весьма приятное толпе, вместо того чтобы прислушиваться к желаниям своей алчности, то этим еще более восхищаются и с этим поздравляют себя. В остальном такой человек должен иметь все качества толпы: тогда она тем не менее будет стыдиться перед ним, и он будет тем более популярен"[3].

Согласно Ницше, государственный деятель – "сверхчеловек" – может быть насильником, завистником, эксплуататором, интриганом, льстецом, пролазой, спесивцем – все это смотря по обстоятельствам.

Пример

Бенито Муссолини (1883–1945), основатель и глава итальянской фашистской партии, в своем эссе "Доктрина фашизма" (1932) во многом конкретизировал философские положения Ницше в практике политического управления. Муссолини писал: "Фашистское государство является воплощенной волей к власти и управлению. Римская традиция здесь – идеал силы в действии. Согласно учению фашизма, правительство представляет собой не столько то, что выражено в территориальных и военных терминах, сколько то, что выражается в терминах моральности и духовности. О нем надо думать как об империи, т.е. как о нации, которая прямо или косвенно правит другими нациями, не имея желания завладеть ни единым квадратным ярдом территории. Для фашизма подъем империи, т.е. расширение нации, является сущностным проявлением жизнеспособности и противоположностью признакам упадка. Люди, которые возвышаются или поднимаются вновь после периода упадка, – всегда империалисты; любое отступление есть признак упадка и смерти"[4].

  • [1] Макиавелли Н. Государь. М., 1998. С. 52–53.
  • [2] Макиавелли Н. Указ. соч. С. 57–58.
  • [3] Ницше Ф. Человеческое, слишком человеческое // Ницше Ф. Соч.: в 2 т. / пер. с нем С. Л. Франка. М.: Мысль, 1990. Т. 1. С. 460.
  • [4] Муссолини Б. Доктрина фашизма // Антология мировой политической мысли: в 5 т. М., 1997. Т. 2. С. 251.
 
< Предыдущая   СОДЕРЖАНИЕ   Следующая >
 

Популярные страницы