Взгляд на духовность

В серии работ, составивших эпоху в науке, Ж. Пиаже попытался исследовать, каким образом у людей складываются представления о мире. В этих целях он анализировал отличия мира ребенка от мира взрослых, исходя из гипотезы, что ребенок раннего возраста не более глуп, чем подросток или взрослый, просто он видит мир иным. Восприятие мира ребенком предельно реалистично: для него дотронуться до слова "солнце" – то же, что коснуться самого солнца, т.е. образ предмета и сам предмет составляют единое целое, обозначающее смешивается с обозначаемым. При этом дети не приписывают случайным событиям сверхъестественного смысла.

Исследования Ж. Пиаже и М. Мид поставили под сомнение тезис Л. Леви-Брюля об аналогии мышления ребенка и первобытного человека, направленного как раз на сверхъестественное, придающее связям между явлениями мистический характер. По мнению Л. Леви-Брюля, цивилизованное мышление имеет основой способность к мышлению и рефлексии, выработанную за столетия путем суровых упражнений. И поэтому оно ориентировано на логический поиск информации о явлениях и на установление объясняющих их причин. Но при этом как на уровне общества, так и на уровне индивида, продолжают сохраняться способности к иррациональному, ирреалистическому мировидению.

Более того, на основе широких исследований многих спонтанных мистических переживаний известный психолог А. Маслоу опроверг традиционное психиатрическое воззрение, приравнивавшее их к психозам, и сформулировал радикально новую психологию. По Маслоу, мистический опыт не следует считать патологическим; гораздо более уместно было бы рассматривать его как сверхнормальный, поскольку он ведет к самоактуализации и происходит у нормальных во всем остальном индивидов. И если до недавнего времени духовность и религию в западной психиатрии трактовали как нечто, генерируемое человеческой психикой в ответ на внешние события – ошеломляющее воздействие окружающего мира, угрозу смерти, страх перед неизвестностью и т.п., то теперь, в частности в работах С. Грофа, духовность определяется как "неотъемлемое свойство психики, проявляющееся спонтанно при достаточно углубленном самоисследовании".

Прямое эмпирическое столкновение с перинатальным[1] и трансперсональным уровнями бессознательного всегда связано со спонтанным пробуждением духовности, и это никак не зависит от переживаний детства, религиозной запрограммированности, конфессии, даже от культурной и расовой принадлежности. Человек, соприкоснувшийся с этими уровнями своей психики, естественным образом вырабатывает новое мировоззрение, в котором духовность становится естественным, сущностным и жизненно необходимым элементом существования... Отсюда следует, что атеистический, механистический и материалистический подход к миру и существованию отражает глубокое отчуждение от сердцевины бытия, отсутствие подлинного понимания себя... Человек идентифицирует себя лишь с одним частичным аспектом своей природы, с телесным Эго... Такое усеченное отношение к себе самому и к существованию чревато, в конечном счете, ощущением тщетности жизни, отчужденностью от космического процесса, а также ненасытными потребностями, состязательностью, тщеславием, которые не в состоянии удовлетворить никакое достижение. В коллективном масштабе такое человеческое состояние приводит к отчуждению от природы, к ориентации на "безграничный рост" и зацикливанию на объектных и количественных параметрах существования. Такой способ бытия в мире предельно деструктивен и наличном, и на коллективном плане.

Гроф С. За пределами мозга. М., 1993. С. 396.

  • [1] Термин "перинатальный" (от peri – букв. вокруг, близко и natalis – имеющий отношение к родам) определяет события, которые непосредственно предшествуют биологическому рождению, связаны с ним или следуют сразу за ним.
 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >