Меню
Главная
Авторизация/Регистрация
 
Главная arrow Культурология arrow Культурология

Классификация языков культуры

К. Леви-Стросс считал, что тотемизм явился одним из первых видов символической классификации, когда изображения животных, растений и т.п. использовались в качестве священных знаков племени. Различия между животными в рамках тотемизма составляли естественную модель для дифференциаций и классификаций разнообразных явлений как природного, так и социального мира.

В зависимости от оснований, или критериев, могут быть предложены разные классификации языков (рис. 6.1). Наша классификация имеет в качестве критерия совокупность функциональных характеристик языка, обозначенных выше, в первую очередь коммуникативную, познавательную и смысловую функции.

Классификация языков культуры

Рис. 6.1. Классификация языков культуры

Естественные языки

Первый класс составляют естественные языки как основное и исторически первичное средство познания и коммуникации (русский, французский, эстонский, чешский и т.п.). Это главный инструмент познания мира на всех стадиях развития человечества. Естественные языки не имеют автора, они, как заметил В. Я. Пропп, "возникают и изменяются совершенно закономерно и независимо от воли людей, везде там, где для этого в историческом развитии народов создались соответствующие условия"[1].

На динамику языка глубоко влияют процессы взаимодействия народов. Этот тезис можно проиллюстрировать историей латыни. Первоначально латынь была языком небольшой группы людей, населявших область Лаций. С основанием города-государства Рима и последующими завоеваниями, приведшими к образованию и росту Римской империи, латынь стала разговорным языком значительной части Западной Европы, вытеснив многие другие: этрусский, несколько италийских и кельтских языков.

Языковая унификация протекала параллельно процессу политической интеграции, происходившему посредством завоеваний, однако по ряду причин разговорным языком Восточной Римской империи латынь не стала. После II в. процесс экспансии прекратился, и с упадком Римской империи начался процесс политической дезинтеграции. Латынь распалась на множество разговорных диалектов. Как письменный язык она еще сохранялась усилиями католической церкви, но пользовались ею лишь образованные классы. Начавшийся процесс политической реинтеграции привел к образованию на месте прежней Западной Римской империи нескольких самостоятельных наций. А из многочисленных латинских диалектов возникли современные романские языки: французский, провансальский, итальянский, каталонский, кастильский, португальский[2]. Покажем в связи с этим судьбу лишь одной буквы – буквы Z.

Z – последняя буква латинского алфавита, в самых ранних алфавитах – финикийском и еврейском – она была седьмой.

В греческом Z шестая по счету. Еврейское zayin происходит от иератического значка и связано с сирийским zaino: оружие. Возможно, эта буква ведет свое происхождение от названия шумерской боевой секиры, которая называлась zag. Когда римляне завоевали Грецию, им пришлось заимствовать эту букву... Она горела на лбу латинской культуры как клеймо – ибо, завоевав греков, римляне на самом деле стали их рабами, им была отведена роль прислуги. Z – буква, ставшая символом атомного номера элемента и выражающая число протонов, которые определяют сущности всего сущего в нашей вселенной. Z, единое во множестве своих ликов. Все моряки пользуются международным сигнальным кодом, где Z означает "принял на буксир" или "к буксировке готов". В средневековых латинских рукописях Z используется вместо числа 2000.

Фишер Т. Философы с большой дороги. М.: ООО "Издательство АСТ", 2003.

Еще одно важнейшее свойство естественных языков заключается в том, что в nux находят выражение реальные культурные формы, явления и процессы. Так, И. Хейзинга, разрабатывавший в 1930-е гг. теорию игры, проводит подробное исследование обозначений игры и связанных с ней реалий в различных языках. В связи с этим он делит языки па две группы: языки, в которых есть общее слово для обозначения различного рода игр (например, японский, латынь, семитские языки, современные германские языки), и языки, в которых таких слов нет, а есть лишь разные слова для обозначения игр детей, соревновательных игр, игр- представлений, азартных игр (греческий, китайский, санскрит).

Объясняет Хейзинга это различие особенностями культурной жизни народов. Так, в греческом слове agon, означающем соревнование, не выражен игровой момент, в то время как в современных европейских языках соревнование относится к игре. Agon занимает такое серьезное место в жизни древних греков, что его игровой характер не осознается. Жизнь древних греков была настолько пронизана игрой, что в языке не выработалось понятие "игры вообще" в противовес серьезной деятельности, "не-игре". В японском языке, наоборот, необычайная серьезность японского идеала жизни приводит к тому, что эта серьезность маскируется иллюзией, что все только игра, и поведение по правилам, следование определенному кодексу разыгрывается, представляется в игровых формах. Следствие этого – наличие общего слова для обозначения игры вообще – asobi и наличие антонима этого слова, общего понятия для того, что не-игра – majime – серьезность, нешуточность, важность, приличие, уместность, солидность.

В языке суахили нет слова "животное", а есть слово "существо", и этим словом обозначается и животное, и человек, что также отражает соответствующую картину мира и представления о месте человека в системе природы. Так и в китайском: одним и тем же иероглифом "сии" обозначались и природа человека, и природные свойства каждой отдельной из "десяти тысяч", образующих весь мир, вещи.

Можно спорить с конкретными объяснениями, но словоупотребление в языке действительно связано с интуитивным осознанием в соответствующей культуре определенной реальности и места, которое она занимает в этой культуре.

Для естественных языков характерен непрерывный процесс изменения, ассимиляции и отмирания. При изменении социокультурных условий в языке начинают доминировать понятия, бывшие на периферии, или утверждаются понятия иностранные, так как в собственном языке отсутствуют необходимые слова либо они кажутся недостаточно емкими, точными для передачи нового смысла. Поэтому, прислушиваясь к происходящим в языке событиям, мы получаем возможность предсказывать предстоящие перемены. Может наблюдаться и обратная ситуация: слова и понятия те же, но смысл у них меняется.

Франко-швейцарский лингвист и культуролог П. Серио в работе "Анализ советского политического дискурса" ярко изобразил, какое воздействие оказал на русский язык "советский способ" оперирования с ним на протяжении десятилетий. Особое использование языка влечет активизацию некоторых его черт, создавая особый "ментальный мир", а язык идеологии хрущевской и брежневской поры получил наименование "деревянного языка"[3].

Багаж естественных слов человека в среднем составляет 10-15 тыс. слов, часть из них – активные, которые человек использует, другая часть – пассивные, значение которых он понимает, но сам не использует.

  • [1] Пропп В. Я. Фольклор и действительность: избр. ст. М., 1976. С. 326.
  • [2] Рздклифф-Брауи А. Р. Метод в социальной антропологии М., 2001. С. 287-288.
  • [3] См.: Степанов Ю. С. Альтернативный мир, Дискурс, Факт и принцип Причинности // Язык и наука конца 20 века. М., 1995. С. 39.
 
Если Вы заметили ошибку в тексте выделите слово и нажмите Shift + Enter
< Предыдущая   СОДЕРЖАНИЕ   Следующая >
 

Популярные страницы